Перейти к основному содержанию

«В итоге»: в обществе просматривается крах иллюзий

Виталий Белобровцев. 
Фото: Елена Руди / Tallinna Strateegiakeskus (Linnameedia)
В новом выпуске передачи «В итоге» медиаэксперт Виталий Белобровцев рассуждает о том, почему Юри Ратас переметнулся к отечественникам, чем закончилась забастовка работников образования и как происходит крушение образа либеральной Партии реформ.

Привет!

Я долго вспоминал, какую картину напоминает нынешняя политическая неделя… И вот оно! Над седой равниной моря гордо реет Юри Ратас, перебежчику подобный!

Радость в смелом крике птицы

Об этом говорили давно, но Юри долго реял, поддерживал интерес к своей фигуре и наконец-то приземлился в Isamaa. Он давно получил у журналистов прозвище политического лузера, а Вилья Кийслер в Eesti Päevaleht назвала его конъюнктурщиком. Хотя я бы использовал другое русское слово: манипулятор.

Это человек, готовый на все ради достижения своих целей окольными путями, за счет окружающих и часто им в ущерб. Такие люди, как правило, не афишируют своих истинных намерений.

А что же афишировал бывший премьер-министр, бывший председатель Рийгикогу и бывший председатель Центристской партии?

В многочисленных интервью он рассказывал, что с младых ногтей ходил с папой на собрания любителей отечества, сердцем и душой прикипел к идеалам исамаасцев. Но по молодости лет почему-то вступил в Центристскую партию, которая и тогда, и теперь была антиподом Isamaa. В Центристской партии Юри провел много-много лет. Но вот прозрел к 45 годам.

Разные медийные ресурсы указывают на одно для Ратаса важное обстоятельство: в Isamaa ему будет легче избираться в Европарламент. Эта партия на пике популярности и может получить нынешним летом на выборах два места.

Грабли коллективного пользования

Удивительно, как политики любят ходить по одним и тем же граблям. Сравнительно недавно Ратас победил на выборах своего партийного босса, и где-то даже благодетеля, Сависаара. Тот утратил былую хватку и партийную чуйку, стал как бы диктатором в партии и вместо того, чтобы вовремя уступить дорогу молодым, уцепился за кресло председателя, откуда его и выковырнули Ратас со товарищи.

И вот история повторяется, только Ратас накосячил в должности партначальника столько, что хватило бы на двоих Сависааров. И тоже не смог взвешенно оценить ситуацию. И тоже давай виноватить всех вокруг, а сам он — белый и пушистый.

Эпопею с центристами-перебежчиками подытожил Март Хельме, назвав их всех проститутами, то есть продажными, бесчестными людьми.

Экономическая забастовка с политическим подтекстом

На неделе завершилось еще одно, гораздо более важное, общественно-политическое приключение — закончилась забастовка учителей. Да еще как: два младших партнера правящей коалиции поставили вилку старшему товарищу – Партии реформ.

Кая Каллас упорно отказывалась пойти навстречу бастующим учителям. Она чувствовала себя хозяйкой положения: учителя долго не протянут, денег мы им не дадим, а у них нет средств на поддержку штанов во время забастовки. Сольются, как пить дать.

Но социал-демократы и двестисты набрались смелости, наскребли по сусекам своих министерств пять с половиной миллионов евро и предложили учителям выкуп — мы вам деньги, вы нам — конец забастовки. Так и порешили.

В итоге учителя получили прибавку к зарплате в 17 евро ежемесячно и прекратили стачку, которая, честно говоря, уже захлебывалась. И ощущение от этого протеста двоякое. С одной стороны, учительский профсоюз поднял преподавателей на два митинга и несколько дней забастовки. С другой, сама эта забастовка получилась несколько колготной: одни школы бастовали, другие работали, где-то в школу нельзя было зайти, где-то двери были открыты для занятий, которые проводили совсем даже и не учителя.

Правительство старалось помешать учителям в их законном протесте, сыпались угрозы, предлагалась двойная оплата за проведение уроков во время забастовки. Правда, в Вильянди штрейкбрехеров обидели — платили только полторы зарплаты.

Конечно, на 17 евро к зарплате не шибко разгуляешься. Но им еще пообещали коллективный договор, реформу школьной системы с введением дифференцированной зарплаты в зависимости от стажа, опыта, достижений учителя.

Политическое последствие

Реформистам пришлось согласиться с предложением социал-демократов и двестистов. Отказать им Каллас не может: партнеры по коалиции расскажут всему миру, что они нашли выход, но реформисты его тут же замуровали. А у них между тем падение рейтинга и всенародное недовольство председателкой правительства.

Но согласившиеся реформисты — это уже неполноценные политики: говори-говорили, что денег нет и взять негде, а они, оказывается, есть, надо только захотеть.

И в довершение ко всему реформисты стали посмешищем в глазах все тех же учителей и общества. Ехидный преподаватель Мартин Саар решил помочь реформистам материально и пожертвовал им те самые 17 евро.

Я, говорит, впервые в жизни сделал пожертвование Партии реформ в знак благодарности за их заботу об образовании в Эстонии, за поддержку молодого поколения учителей. Я инвестировал в будущее, пишет учитель, и благодаря мне Эстония будет в надежных руках. В заботе о будущем он удержал из этого пожертвования подоходный налог, а банковское перечисление оплатил из своих сбережений.

Так финансовую выгоду от забастовки получила только Партия реформ.

В пятерочке!

Она же с товарищами по коалиции опять вывела нашу страну на первое место в Евросоюзе. На этот раз по росту инфляции. «Евростат» утверждает, что лидер Евросоюза по темпам роста цен в январе — Эстония с 5 процентами. Цены в еврозоне в том же январе выросли на 2,8 процента. А в соседней Финляндии — всего на 0,7 процента.

«Успех» случился по причине, которую приводит в Eesti Ekspress глава эстонского отделения Swedbank Олави Лепп. Некоторые политики, сказал банкир, понимают в экономике столько же, сколько он, Лепп, в работе американской NASA.

Вторая важная причина — опять в политиках. Доходы бюджета за четыре года возросли на 6 миллиардов, а у них хватает наглости, возмущается господин Лепп, говорить, что нет 10 миллионов для учителей!

Тем временем в обществе просматривается крах иллюзий. А что крахнуло, спросите вы. Так это образ либеральной Партии реформ, которая нынче выглядит как организация трех догматов:

1. Кая Каллас и партия Реформ всегда правы.

2. Оппозиция – любая – всегда не права.

3. Реформисты знают, как правильно.

Март Лаар высказал в Postimees мысль вполне справедливую. Дескать, Кая Каллас обижена на эстонский народ, который не в состоянии понять, сколь феноменальным премьер-министром его осчастливили. Она солидаризуется с фракцией EKRE, которая отказывается участвовать в президентском приеме, потому что президент недоуважил Рийгикогу. И Кая в знак солидарности отказалась участвовать в праздновании годовщины независимой Эстонии в театре «Эстония».

Кстати, Кая в интервью «Радио 4» в ответе на критику журналистов ее решения не ходить на прием президента сама поставила диагноз собственному премьерству: «Это абсурд: что бы я ни делала, все неправильно. Если я пойду туда — будет неправильно, если я не пойду — тоже неправильно. Кажется, у любой проблемы есть один ответ, точнее, один виноватый».

Тут вспоминается фраза из Николая Алексеевича нашего Некрасова, когда его лирический герой книгу взял, восстав от сна,

И прочитал он в ней:

«Бывали хуже времена,

Но не было подлей».

Пока!

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции портала Stolitsa.ee.