Перейти к основному содержанию

«В итоге»: о ямокопании, реформе пенсий и гражданстве

В новом выпуске программы «В итоге» медиаэксперт Виталий Белобровцев рассуждает о пенсионной реформе и поправке к Закону о гражданстве.

 

Stolitsa.ee приводит текстовую расшифровку передачи:

 

Привет!

 

Когда тебе говорят, не рой другому яму, сам в нее попадешь, ты думаешь, что ни фига подобного. Я же вижу, где и кому рою. Со мной все будет korras! Но пословицы и поговорки живут столетиями, потому что работают.

 

Применительно к нашей политике ямокопатели-реформисты за что боролись, на то и напоролись. Партия реформ всеми силами противилась реформе второй пенсионной ступени.

 

Ой да, скажете вы, что же будет-то с нашими пенсиями? А ничего не будет. Если вы ничего не будете делать, все останется как было.

 

Вторая пошла!

 

Тогда зачем политические баталии, почему медийные ресурсы едва ли не в один голос трубят о грандиозной катастрофе, которая постигнет нас после реформы второй ступени? Более того, председателька Партии реформ Кая Каллас объявила эту реформу преступлением!

 

То есть она знает, что совершается преступление, знает, кто его совершил, но даже пальцем не пошевелила, чтобы сообщить об этом компетентным органам. Не привлечь ли за недоносительство?

 

Да нет, конечно. Она понимает: надо клеймить коалицию, а слова можно не подбирать, она уже перещеголяла даже заслуженного мастера полит-оскорблений Марта Хельме. Придется ему учиться, учиться и учиться у мадам Каллас. Тут вспоминается ее огромное предвыборноe интервью в Eesti Ekspress. Там было одно шикарное место: журналист спросил, каков ваш самый большой недостаток. «А у меня их нет», – ответила Кая.

 

Так вот, если проследить за бурным обсуждением пенсионной реформы, то можно увидеть: больше всех ею возмущаются банкиры и страховые фирмы. Оно и понятно. Банки много лет распоряжались почти пятью миллиардами бесплатных денег. Это наши пенсионные накопления. И банки спокойно ворочали ими и обещали приумножать наши накопления.

 

На самом деле сбережения не росли, а едва поспевали за инфляцией. То есть свои накопления мы могли бы держать в стеклянной банке и не платить за их хранение.

 

Не трожьте ваши денежки в их кубышке

 

И вот правительство решило, что вторая ступень должна быть добровольной: хочешь – храни в ней деньги, хочешь – забирай и распоряжайся по своему усмотрению. Но для банкиров это нож острый: у них могут отобрать почти пять миллиардов даровых денег! Это половина годового бюджета страны. Понятно, что даровые деньги уплывают из тех рук, которые привыкли не к уплыванию их, а к приплыванию, причем регулярному и беспрерывному.

Карикатура: Андрей Мокиевский
Карикатура: Андрей Мокиевский

Здесь надо заметить парадоксальную вещь: банкиры, крупные предприниматели и проводники их интересов в одночасье озаботились благосостоянием пенсионеров, а вот собственно объект их заботы как-то не возмущается. Как заметил один комментатор, волей-неволей создается впечатление, что реформисты выступают как бы в роли цепной собаки банкиров.

 

Вот где недоработали политтехнологи. Они должны были организовать возмущение пенсионерских масс, а не давать пиариться политикам. Почему же либералы реформисты возбухли против либерального подхода правительства? Потому что сами способствовали созданию системы, по которой деньги уходили по обязаловке банкам.

 

Денежный ветер

 

Поэтому надо создать огненный вал критики. И тут, как ни странно, подключаются частные медийные ресурсы: правительство выбрасывает на ветер пенсионные деньги.

 

«Выбросить на ветер» – очень характерная ремарка. Деньги, которые получат люди, реформисты и их союзники считают выброшенными на ветер. Помню, в бытность Ансипа премьером, была инициатива, кажется, социал-демократов – повысить детские пособия. И Ансип громoгласно заявил: повышать детские пособия – это все равно, что разбрасывать деньги с самолета.

 

Ну, вот теперь к этой идеологии бережливых реформистов присоединились и социал-демократы. Реформистам надо поддерживать банкиров, потому что они всю жизнь играют на руку крупным предпринимателям. Крупные предприниматели должны поддерживать банки, потому что те дают им кредиты. Вот и ответ на вопрос, почему как бы независимые средства частной, простите, массовой информации впряглись в эту же телегу? Потому что владельцы этих ресурсов – те же предприниматели.

 

Это грубая схема, но она объясняет истерическую кампанию по дискредитации пенсионной реформы, а с ней и правительства.

 

Женщины – наш рулевой

 

Казалось бы, коалиция получила, что хотела: законопрoект одобрило большинство парламента. Но нам уже говорят: рано радуетесь. Президентка не подпишет этот закон. То есть еще нет события неподписания, а нам уже известно, как поведет себя госпожа Кальюлайд. К этому утверждению можно отнестись с пониманием: Кая Каллас недавно заявила, что реформисты непременно поддержат кандидатуру Кальюлайд на второй срок.

 

А в коридорах власти гуляет сплетня, мол, экреисты достали своими вождистскими притязаниями на ниве национальной озабоченности лидеров Isamaa, которые считали эту грядку своей персональной, единой и неделимой. И как только будет принят закон о либерализации пенсионной системы, Isamaa хлопнет дверью и выйдет из коалиции. Правительство развалится, и реформисты с социал-демократами примут в свои объятия исамаасцев.

 

Но если Кальюлайд не подпишет закон, процедура его принятия растянется еще на полгода и новая коалиция так быстро не соберется. Мешают ей и результаты январского опроса населения. По его результатам Партия реформ потеряла явное преимущество и имеет 25 процентов популярности против 24 у центристов.

 

Это как раз результат ямокопательной деятельности Каи Каллас и ее соратников. На третьем месте по-прежнему экреисты, у которых 18 процентов, по данным Turu-Uuringud. При таком падении популярности реформистов создание новой коалиции для Isamaa будет невыгодно.

 

Детям – гражданство. Но не всем

 

А вот нынешняя коалиция провела через парламент поправку в Закон о гражданстве, которая касается несовершеннолетних детей и внуков тех, кто жил в Эстонии на момент восстановления независимости в 1991 году.

 

Теперь дети смогут ходатайствовать о получении гражданства безо всяких экзаменов, если у одного из родителей серый паспорт, а у другого – паспорт третьего государства. Поправка коснется, в первую очередь, семей, где один из родителей «серопаспортник», а второй – гражданин России. К 17 годам ребенок определитcя с гражданством.

 

Можно в пух и прах раскритиковать коалицию за мизерный КПД закона – всего каких-то полторы сотни человек сразу cмогут получить эту льготу, а еще тысяче – ждать совершеннолетия. Но если их рассматривать как 150 человеческих судеб, помноженных на связанные с ними судьбы родителей, то получится нечто достаточно важное.

 

А вот если бы закон принимала не эта не самая удачная коалиция, а правительство реформистов? Ну-ка, кто голосовал против этого, пусть даже кастрированного закона – реформисты. Даже социал-демократы, заклятые друзья реформистов по оппозиции, голосовали «за». Значит, при другой коалиции, реформистской, и духу этого законопроекта не было бы в Рийгикогу.

 

Поэтому понимая, что политика – искусство возможного, скажем, что правительству удалось сделать хоть что-то.

 

Пока!