Перейти к основному содержанию

«В итоге»: автоналог можно было и не вводить?

Виталий Белобровцев. 
Фото: Елена Руди / Tallinna Strateegiakeskus (Linnameedia)
В новом выпуске передачи «В итоге» медиаэксперт Виталий Белобровцев рассуждает о том, как отреагировали в Эстонии на объявление премьер-министра в международный розыск, во сколько обойдется идея «персонального государства» и почему автоналог можно было и не вводить.

Виталий Белобровцев

медиаэксперт

Привет! 

Неделя выдалась такая, что не знаешь с чего начать и как закончить. Событие, которое описал едва дли не каждый ресурс – объявление Каи Каллас в международный розыск. 

Тут есть хорошая история. Марьиванна, добрый день, это следователь беспокоит. Как ваше ничего себе? Как дети, муж? Деньги все перевели в надежное место? Ну, если все путем, тогда мы вас в международный розыск подаем. 

А нам все равно…

Шутки шутками, а дело серьезное. По данным разных изданий и комментарию пресс-секретаря президента России, в розыск Каллас объявлена в связи со сносом советских памятников и перезахоронениями останков советских воинов. 

Ее коммуникационное бюро утверждает, что это обычная тактика запугивания. Документ российский объявляется фиктивным, и Кая не собирается молчать, она продолжит поддерживать Украину и выступать за укрепление обороноспособности Европы.

То есть нам про Фому, а мы про Ерему. В обвинении ни слова ни про Украину, ни про Европу. Оно четко ориентировано на борьбу с теми, кто, по мнению России, искажает историю.  

По-моему, ни премьер, ни ее бюро не понимают смысла этого демарша. Или понимают, но не афишируют. А он включает две важные вещи.  

Во-первых, премьер-министр Эстонии должна быть очень осмотрительной в своих зарубежных вояжах. Об этом, кстати, сказал и генеральный прокурор Пармас. Во-вторых, и это главное, российский дипломатический ход – попытка положить камень преткновения на пути Каи к должности начальника внешней политики Евросоюза.  Мы можем хорохориться сколько угодно, но при этом понятия не имеем, как отнесутся в брюссельских коридорах власти к тому, что их возможный управляющий внешними делами не сможет беспрепятственно поехать в ту или иную страну по делу срочно. 

За монетку

А внутри страны Кая продолжает бодаться с Ансипом, окрестив его автоматом с газировкой: бросишь копеечку – брызнет стакан критики в ее адрес. Зачем ей это, не понимаю, а вот хитрована Ансипа понимаю вполне. Лучшей политрекламы его персоне перед выборами в Европарламент, да еще бесплатной, представить не могу.

А он ущипнул Каю, которая сообщила, что Ансип мало поддерживает партию деньгами (для Каи деньги – вещь, как мы знаем по ее вложениям в бизнес мужа, очень важная). 

Ансип, не будь скряга, тут же пожертвовал партии Реформ 12 евро. Вы скажете скупердяй. Но погодите. Он подсчитал, что Каллас пожертвовала партии с 2013 года по наши дни 13 604 евро. А он – 13 593. То есть Каина поддержка на 11 евро больше. Поэтому Андрус и перевел 12 целковых, опередив Каллас по деньгам на целый евро. 

Кстати, про деньги 

На неделе грянуло событие, которое лучше всех описал Игорь Иртеньев: 

Будь ты последняя скотина,

Будь распоследний лиходей,

Но день святого Валентина

Есть главный праздник всех людей…

Кто-то удивляется, что день влюбленных у нас переформатировали в день друзей. Тут все понятно. Влюбленный – явление штучное, редкое и четко определяемое. А друг в наше время – понятие расплывчатое, многовозможное и четко не определяемое. А кто в качестве покупателя выгоднее – влюбленный или друг, совсем не обязательно сердешный? Праздник этот формирует и на нем зарабатывает кто? Торговая сеть. 

Про большие деньги

Друзей надо поддерживать, особенно партийных. Сначала ты им сто рублей, потом они тебе сто тысяч. Примерно так выглядит в глазах прессы идея «персонального государства», выплывшая из недр партии Ээсти 200. 

Cверхновое IT-решение позволит жителю Эстонии получать все оказываемые государством услуги из «одного окна». Не надо будет мотаться по разным сайтам и платформам, все будет в одном месте. Эту мантру повторяет министр-двестист Рийсало. А пресса подозревает его если не в сговоре, то в подозрительном сотрудничестве с крупнейшей фирмой Nortal и ее владельцем Аламяэ. 

Это один из старейших членов партии, и не без его финансирования Ээсти 200 прошла в парламент. «Ээсти Экспресс» подсчитал: за несколько лет Аламяэ перечислил партии 438 990 евро. А на проект «персонального государства» потребуется 200 миллионов. И у его фирмы появляется крупный шанс выиграть подряды в рамках этого замечательного мероприятия. 

На пресс-конференции правительства министр внешних сношений Цахкна вдруг стал корить журналистов: что они себе позволяют? Это замечательный проект, на много лет вперед задуманный. А про 200 миллионов журналисты придумали. 

Тут председатель партии Ээсти 200 Цахкна соврал. Осторожно так, как воришка Альхен. Он же гордится своей памятью, помнит до мелочей свое пребывание и в той должности, и в этой. А здесь забыл, что эту цифру недавно озвучил его однопартиец Рийсало.  

Что он опаснейший чудак

Деньгами занимался на неделе и Рийгикогу. Правительство внесло в парламент законопроект о налоге на транспортное средство. А это настоящий скандал в главном органе управления страной. Правящая коалиция готовит очередную операцию по опустошению наших кошельков. Ее назвали автоналогом, но в нем зашиты два налога: налог на покупку и на пользование автомобилем. 

Это обдираловка, которая даже не снилась Остапу, сами понимаете, Бендер-бею. Вот вы хотите купить машину. Нужны деньги. 

Вы – честный человек и деньги получаете за работу. С заработанных денег вы платите подоходный налог. Остальное – ваше. На них можно купить машину. Но с уже обложенных налогом заработанных надо будет заплатить налог на покупку. Затем, покупая автомобиль, вы заплатите налог с оборота. Третий налог – на владение машиной. И если налог на покупку однократный, то налог на пользование – до скончания вашего автомобильного века или нынешнего правительства. А когда будете заправлять машину горючим, вы опять заплатите двойной налог: акциз и подоходный. 

Эту красоту правление парламента отправило в финансовую комиссию, и 12 февраля депутатам предложили к первому чтению сей законопроект. И началось парламентское светопреставление. Депутат Коробейник пожаловался начальнику Рийгикогу Хуссару, дескать, на заседании комиссии ему не позволили задать ни одного вопроса. А их, как вы понимаете, возникает масса: документ затронет чуть не каждого второго.

Я, говорит Хуссар, не был на заседании комиссии и не могу ничего сказать. Депутат Вооглайд возмущается: законопроект не соответствует требованиям, и что это за порядок такой, когда член комиссии не может задать вопрос? И тут председатель парламента Хуссар выдал гениальную сентенцию: «По законопроекту приняли решение. А потом можно было его пообсуждать». 

Это такое понимание демократии правящей коалицией: продавливаем своим большинством решение, а дальше обсуждайте хоть до посинения. 

Такого позорища в этом зале я не помню с советских времен. И не только я. В большом интервью академика Эне Эргма газете «Ыхтулехт» журналист спрашивает: вы 10 лет были главой Рийгикогу, как считаете, справляется Хуссар с этой работой?

«По-моему, это жалкая личность», - ответила госпожа Эргма, которой 29 февраля исполнится 80 лет. Ее можно искренне поздравить и пожелать здоровья. Ясный ум у нее был всегда, и с возрастом она его не утратила. 

Закон что дышло

Закон об автоналоге – лицо нашего правительства. Сто раз оно меняло приоритеты, то это был налог против засилья машин в городах, то налог для улучшения окружающей среды, то налог для того, чтобы активнее пользовались общественным транспортом. 

И не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понять – это очередной способ изъятия наших денег в бездонный карман государства. 

На парламентском инфочасе правительства министру внутренних дел Ляэнеметсу задали вопрос: учителя получили хоть небольшую прибавку к зарплате, а как быть спасателям, полицейским и пограничникам, которым пообещали заморозить зарплату на три ближайших года?

Вступайте, говорит Ляэнеметс, в профсоюз!  Услышав такое, например, Март Лаар или тот же Сийм Каллас не окочурились бы, но в себя приходили бы долго. Ведь в первые годы независимости наши правительства сделали все возможное, чтобы ликвидировать профсоюзы. А тут член правительства рекомендует спасателям, полицейским и пограничникам вступать в профсоюз.  Ляэнеметс, конечно, не Катерина из «Грозы» Островского, но вот прямо луч света в нашем демократическом царстве. 

Пока.