Перейти к основному содержанию

Алар Карис: важно прочное укоренение русскоязычной молодежи в эстонском пространстве

Президент Алар Карис на параде.
Фото: Александр Гужов
Президент Алар Карис в своей речи по случаю дня рождения республики подчеркнул, что одним из краеугольных камней успеха Эстонии является хорошее образование, он также подчеркнул, что образование на эстонском языке дает равные возможности всем молодым людям, но не менее важно и прочное укоренение русскоязычной молодежи в эстонском пространстве.

«Все мы знаем пришедшее из-за Атлантики выражение «из газетчиков в миллионеры». Хотя никто не формулировал эстонскую мечту таким же образом, я считаю, что она существует в нашем национальном сознании и выразить её можно фразой «из пастушка в писателя, учителя, инженера». В этой фразе заключены три важные идеи. Мы создаем и поддерживаем интеллектуальное богатство, нашу национальную мысль. Мы хотим и умеем ценить профессии, которые это богатство создают и хранят. И мы верим, что благодаря образованию все возможно для каждого», - сказал Карис.

По его словам, сила Эстонии – в образовании. «История Эстонского государства и людей, которые его формировали, с момента национального пробуждения до создания, а затем и восстановления собственного государства, подтверждает это. Каждый метафорический пастушок, в котомке которого был жезл педагога, в свою очередь создавал возможности для следующих. Рождённая таким образом мышления убеждённость в значении хорошего образования важна нам не для того, чтобы похвастаться своей позицией в рейтинге, а потому, что жизненно необходима для сохранения народа и государства», - сказал Карис.

По его словам, высокое место в международном рейтинге - это, конечно, замечательно, но ревностное сравнение себя с соседями не должно превратиться в провинциальное тщеславие и культ рейтингов. «Мы не можем утверждать, что у нас сверходаренных учащихся больше, чем в других странах. Успехам Эстонии способствует скорее то, что, по сравнению с другими странами, у нас намного меньше тех, кто не реализует свои возможности. Но есть одно важное изменение, обнаружившееся при сравнении учеников основной школы. Оно заключается в растущей связи успеваемости учащихся с социально-экономическим положением семьиа, – сказал Карис. – Молодые люди из менее обеспеченных семей – современные «пастушки» – отстают, и это означает, что эстонская мечта начала развеиваться. Вряд ли дети сами стали в чем-то слабее. Возможно, это первый признак того, к чему ведет нехватка учителей, особенно учителей-предметников. Таким образом увеличивается нагрузка на других педагогов», – сказал Карис. 

По словам Кариса, в учительских он часто слышит фразу «У меня лучшая работа в мире, но…». «Эти связанные с большой нагрузкой и дополнительными обязанностями «но» создают порочный круг, они забирают время и силы учителя в ущерб преподавательской работе. Эти «но» утомляют молодых учителей и отпугивают их от школы. И как сказал один педагог: он хочет, чтобы его собственных детей обучал «настоящий» учитель, а не замещающий преподаватель другого предмета или работающий по временному контракту „гость“», – сказал Карис.

«Если скрытая дополнительная нагрузка является неотъемлемой частью профессии учителя, может случиться, что в этой работе выносливость станет более важной, чем умение преподавать. Точно так же, как предпосылкой успешной работы в Рийгикогу станет способность политика ночевать в зале заседаний и коротать время за подачей бессмысленных запросов. В таком случае в парламенте не останется тех, кто силен в законотворчестве и в конструктивных дебатах. Результатом этого является трата человеческих ресурсов. Но в маленькой стране мы не можем себе этого позволить», – сказал Карис.

По словам Кариса, ни для кого не секрет, что есть школы, в которых доля учителей, не имеющих необходимых квалификации и предметной компетенции, растет, а количество учеников неуклонно сокращается. Нехватка учителей привела к тому, что мы уже не в состоянии повсеместно предлагать такое образование, в том числе образование по интересам, которого наши молодые люди заслуживают. Особенно это относится к гимназическому образованию.

«Однако мы не должны закрывать ни одну школу просто из-за ее размера или ради экономии денег. Даже маленькая школа может быть жизнеспособной, если ей удается привлечь молодые семьи и учителей или если она поддерживает самобытность местного сообщества. Но если школа уже не в состоянии обеспечить образование на должном уровне, пора задуматься. Надо рассмотреть варианты, которые позволили бы большему числу молодых людей получить лучшее образование. Может быть, среди таких вариантов передача всех гимназий государству? Или более широкое внедрение форм обучения, основанных на новых технологиях?» – поставил вопрос Карис.

В Эстонии насчитывается сейчас 2300 человек, которые за последние 20 лет получили педагогическое образование, но по различным причинам решили в итоге найти себе новое поприще. Многие из них могли бы быть отличными учителями и, вероятно, готовы рассмотреть возможность вернуться в класс. Также есть тысячи людей, которые пройдя начальную педагогическую подготовку, могли бы совершить поворот в карьере и принести свой опыт в школы. Вероятно, часть этих людей внимательно следит за начавшимися недавно переговорами о расчете нагрузки педагогов и их модели карьеры. От этихсоглашений зависит, удастся ли нам избавиться от многочисленных «но» в работе учителя, отметил Карис.

«При этом я убежден, что служащий краеугольным камнем образовательной политики Эстонии, нашего будущего и нашей мудрости принцип единой школы должен оставаться в силе. До сих пор наша система образования помогала всем молодым людям, независимо от экономического положения семьи или место жительства, получить основательное образование и открыть двери, которые в противном случае могли остаться для них закрытыми. Государство вместе с местными органами власти по-прежнему обязано сохранять принцип единой школы. Не менее важно и прочное укоренение русскоязычной молодежи в эстонском пространстве. Надо привыкнуть к тому, что вместе с нами учатся и работают люди, говорящие по-эстонски с присущей их родному языку звуковой окраской. Это делает нас как общество и страну сильнее. Испытывая уверенность в себе и гордость собственной культурой, мы сможем добиться того, что один из основных принципов Манифеста независимости – жить в собственной культуре – так же станет реальностью для представителей других национальностей»,- сказал президент. 

«Переход всех школ на обучение на эстонском языке – трудный, но неизбежный – создаст для всех молодых людей после окончания школы одинаковые возможности, зависящие не от владения языком, а от знаний», – сказал президент.