Перейти к основному содержанию

Восемь столетий Таллинна: век четырнадцатый, мастеровой

Остатки сводов средневекового ревельского водопровода были различимы на улице Веэренни еще сто с небольшим лет тому назад.
Фото: Таллиннский городской музей
От первых профессиональных объединений до среднего учебного заведения и централизованного… водопровода: всем этим обогатил таллиннцев второй век биографии города.

Йосеф Кац

Josef.kats@tallinnlv.ee

Таллиннец начала третьего тысячелетия, сверхъестественным образом оказавшись туристом в Ревеле XIV столетия, едва узнал бы родной город – если только не оказался бы профессиональным историком.

Тем сильнее было бы его удивление, если бы он обнаружил, что вполне привычные для нас элементы общественной организации, системы просвещения и даже коммунального хозяйства были тогдашним горожанам уже знакомы.

Пускай пока еще только и в зачаточном, далеком от совершенства, состоянии, но вполне распознаваемые в своих общих чертах, в той или иной степени сохранившихся на протяжении последующих столетий и доживших до наших дней.

Школьная премудрость

Сама традиция отмечать дни рождения – свои или своих близких – была средневековому европейцу чужда и непривычна в принципе, а уж годовщины основания населенных пунктов – тем более.

Столетие начала собственной городской истории Таллинна отметила за тогдашних горожан сама история, преподнеся ему на юбилей подарок, значимость которого переоценить трудно.

В роли дарителя выступил верховный сюзерен – правитель северной Эстонии, датский король Эрик VI Менвед – политик не слишком удачливый, стремившийся вернуть Дании былое величие, но добившийся малого.

В историю своей страны он вошел, преимущественно, попытками подчинить своему влиянию все южное побережье Балтики. В биографию Таллинна – дарованием документа с говорящим названием: школьной привилегии.

Косвенные указания на то, что как минимум чтению Священного писания и пению псалмов в Ревеле учили и до этого, отыскать в исторических источниках возможно. Правда, чисто теоретически: исходя из факта наличия в городе монастырей.

1319 год важен в первую очередь тем, что отныне королевской волей основывалось учебное заведение, открытое не только для будущих монахов, но и для тех, кто посвящать себя монашеской аскезе не планировал: детей местных бюргеров.

Более того, получение школьного образования становилось отныне фактически обязательным: родителям, которые не желали отправлять своих отпрысков в школу, надлежало заплатить штраф в десять марок – сумму весьма внушительную.

Конечно, первая таллиннская школа действовала при Домской церкви. Конечно, готовила она в первую очередь будущих священников. Конечно же, число ее учеников составляло по сравнению с городским населением каплю в море.

Однако несмотря на все эти оговорки Домская школа, как стали ее называть впоследствии, неоднократно меняя программу и язык обучения, принцип подбора учеников и их национальность, просуществовала более шести веков.

Более того, закрывшаяся в связи с репатриацией из Эстонии немецкого населения в 1939 году, она буквально несколько лет тому назад возродилась вновь – в качестве современного среднего учебного заведения.

Правда, вернуться в исторические помещения в Верхнем городе возрожденной Домской школе пока целиком и полностью не удалось. Но, думается, по большому счету это только вопрос времени.

Город мастеров

Овладеть школярской премудростью в полном объеме или же ограничиться только умением читать, писать да считать для средневекового горожанина было делом все-таки сугубо личного выбора.

А вот без чего он не мог числиться полноправным членом городской общины – да и вообще, нормально существовать в кольце крепостных стен – это принадлежность к той или иной профессиональной корпорации.

Средневековый мир был вообще очень коллективистским по своему духу: одиночкам в нем оставалось не жить, а, скорее, выживать. Сельский житель был частью деревенской общины. Городской – купеческой гильдии или ремесленного цеха.

И те, и другие, как принято считать, возникли из языческой в основе своей традиции поминать ушедшего сородича совместной погребальной трапезой. И те, и другие под влиянием христианства трансформировались со временем в религиозные братства.

Из сообщества лиц, заботящихся о посвященном тому или иному святому церковному алтарю, в объединения лиц, занимающихся той или иной профессиональной деятельностью, гильдии в Западной Европе превратились на рубеже XII–XIII столетий.

На территории современной Эстонии – с опозданием на век: такой отрезок времени потребовался на то, чтобы на землях, не знавших до того городской культуры местных народов, возникли центры ремесла и торговли, сравнимые с западноевропейским.

Самой могущественной из гильдий средневекового Ревеля была Большая или Купеческая: самое позднее с середины XIV века она объединяла в своих рядах самых зажиточных горожан, обладавших, вдобавок, всей полнотой политической власти.

В плане старшинства пальма первенства принадлежала ремесленникам: древнейший из сохранившихся уставов был составлен для гильдии святого Канута в 1326 году, второй по возрасту – для гильдии святого Олафа в 1341-м.

То, что первая из них объединяла немецких мастеров, а вторая – ненемецких, в том числе скандинавских и эстонских, факт общеизвестный. Меньше известно то, что помимо нее у «ненемецких» горожан были и другие объединения.

Например, впервые упомянутая около 1350 года изначально религиозная, а позднее – ремесленная гильдия Тела господня, которая включала в себя «ненемецкие» цеха носильщиков пива и ломовых возчиков.

Политическую власть дожившие до того момента ревельские гильдии утратили в 1877 году – с упразднением магистратской власти. Как профессиональные объединения – просуществовали до 1920 года.

Современное общество, в отличие от средневекового, делает ставку на индивидуализм. И тем удивительнее, что самая молодая из таллиннских гильдий возникла ровно… четверть века назад.

Речь идет о Катариненской гильдии – объединении рукодельниц, обосновавшемся с 1995 года в переулке Катарийна кяйк. Что ж, городу мастеров без гильдий – никак. Даже в XXI столетии.

Стройка века

Зажиточному ли коммерсанту, мастеру своего дела, школяру и лицу духовному – кому именно, значения не имеет – без воды, как пелось в шлягере из стародавней кинокомедии, «ни туды и ни сюды».

С проблемой нехватки качественной питьевой воды Таллинн был знаком едва ли не самого момента своего рождения: морская бухта, конечно, под боком, а вот с пресноводными водоемами – значительно хуже.

Казалось бы, на расстоянии часа ходьбы от городских стен плескались воды озера Юлемисте. Более того, от него почти к самым городским окраинам тянулась нитка речки Хярьяпеа – фактически, природный водопровод!

Все было бы хорошо, но едва ли не сразу же река оказалась в пользовании госпиталя святого Иоанна, расположенного там, где сейчас среди стеклянных параллелепипедов столичного Сити ютится крохотная церковь армянской общины.

В случае конфликта попечителей богоугодного заведения с отцами города старейшинам богадельни ничего не мешало опустить шлюз на плотине одной из госпитальных мельниц – и тем самым перекрыть горожанам водоснабжение.

Чтобы исключить такую ситуацию в принципе, во второй трети XIV века ревельский магистрат приступил к реализации масштабного проекта – сооружению водопровода, способного решить проблему снабжения города водой раз и навсегда.

Размах работ завораживает: выложенный плитняком канал протянулся почти на четыре километра. Для того чтобы окрестные жители не загрязняли его, сверху водопровод накрыл сводчатый потолок, выложенный все из того же плитняка.

Без каких-либо насосов или помп – исключительно самотеком, за счет естественного уклона дюны у западного берега Юлемисте – вода текла вплоть до городских стен, направляемая за их чертой в долбленые деревянные трубы.

К трубам были подключены колодцы, расположенные на самых бойких городских перекрестках. Была возможность подключить к водопроводу и частное домовладение – разумеется, за дополнительную немалую плату.

Ревельский водопровод, снабжавший обывателей свежей проточной водой, был выдающимся гидротехническим сооружением своего времени. Слава о нем, надо понимать, гремела по всем землям Ливонии.

Недаром ведь уже в 1417 году магистр Ливонского ордена пригласил ревельского мастера Иоганна Боннигхофа в Ригу и поручил ему наладить систему водоснабжения в тамошнем орденском замке.

Услугами неоднократно обновлявшегося, но с технической стороны остававшегося практически неизменным водопровода, сработанного в Средние века, таллиннцы пользовались до 1865 года.

Остатки долбленых деревянных труб археологи находят на территории Старого города и поныне. А за его пределами пролегает улица Веэренни – Водопроводная: точно по трассе былого канала.

Добавить комментарий

Ограниченный HTML

  • You can align images (data-align="center"), but also videos, blockquotes, and so on.
  • You can caption images (data-caption="Text"), but also videos, blockquotes, and so on.
  • You can use shortcode for block builder module. You can visit admin/structure/gavias_blockbuilder and get shortcode, sample [gbb name="page_home_1"].
  • You can use shortcode for block builder module. You can visit admin/structure/gavias_blockbuilder and get shortcode, sample [gbb name="page_home_1"].