Перейти к основному содержанию

Сыырумаа: развитие недвижимости требует творческого подхода

Урмас Сыырумаа.
Фото: Scanpix
Фирма государственной недвижимости Riigi Kinnisvara AS (RKAS) в четверг утвердила покупателем Батарейной морской крепости Nikolai Esimene OÜ – дочернюю фирму компании U.S. Invest, принадлежащей предпринимателю Урмасу Сыырумаа. В 1982 году Сыырумаа служил охранником в Батарейной тюрьме.

Виркко Лепассалу

Уже в советские времена разрушавшаяся, с разлетающимися повсюду осколками Батарейная тюрьма была в то же время известна своей столь же богатой приключениями биографией или историей, что и у большинства сидевших там уголовников. Теперь у импозантных исторических сооружений, наконец, появился шанс пришвартоваться в спокойной гавани, пишет Pealinn.

Многие нынешние и бывшие государственные чиновники или бизнесмены, как сговорившись, отмечают, что причина, по которой этот примечательный комплекс зданий вынужден был четверть века ждать хозяина, заключалась во всевозможных политических и коммерческих интригах. Не успев составить один план, сменялось правительство, и среди как предпринимателей, так и политиков вырисовывались новые векторы. Если, к примеру, раньше правительство намеревалось продать Батарейную, то оппоненты объявляли этот ценный объект закрытым для общественности. Если же брался курс на содержание бывшей тюрьмы за счет налогоплательщиков, какое-то другое правительство объявляло это преступной тратой денег.

Теперь же Урмас Сыырумаа решил сделать еще одну покупку – в виде Батарейной тюрьмы. Его фирма U.S. Invest создала предприятие Nikolai Esimene OÜ, (что в переводе значит «паевое товарищество „Николай Первый“») и представила ведающему государственным имуществом учреждению Riigi Kinnisvara предложение. Основанная царем Николаем I морская крепость была выставлена на продажу по начальной цене в 4,5 миллиона евро. Сыырумаа предложил чуть больше, хотя даже на горизонте не было видно ни одного конкурента.

По начальным подсчетам, Батарейная тюрьма поглотит еще около 100 миллионов евро, и Сыырумаа надеется найти соинвесторов. Там можно построить – разумеется, по согласованию с Департаментом охраны памятников старины – гостиницу, кафе, офисы, квартиры. Найдется там место и для музея позднейшей истории. Так называемого «игрового пространства» в мрачном, окруженном почти трехметровой толщины стенами комплексе морской крепости – почти 40 тысяч квадратных метров. И все надо построить за шесть лет. Если это не удастся, у государства возникнет право обратного выкупа примерно за полмиллиона, а компенсировать инвестиции надобности не будет.

Уже бронируются камеры

Сыырумаа рассказывает, что желающих стать соинвесторами немало уже сейчас. «Кто уже забронировал себе 61-ю камеру, кто – 19-ю, – с улыбкой говорит он. – Можно предположить, что именно такие разговоры ведут те, кто просидел там немало лет».

А почему бы и нет? Если хотя бы в прежнем хозяйственном блоке тюрьмы объединить два помещения, получится стометровой площади квартира со сводчатыми потолками. Какой-нибудь бывший «авторитет», возлежавший некогда на тюремных нарах, а затем ставший «белым воротничком», получил бы великолепную возможность писать мемуары в квартире или офисе с самой высокой в Таллинне стоимостью квадратного метра. Из зарешеченных до сих пор окон открывается бесподобный вид на восход солнца. Но пока в Батарейной лишь осыпается штукатурка и отслаивается краска. Заново покрывается плесенью даже то помещение в бывшем хозяйственном блоке, которое заведующий действовавшим до сих пор в Батарейной музея Андрус Виллем отремонтировал для проведения мероприятий.  

Сам Сыырумаа в разговорах о Батарейной тюрьме подчеркивает, что комплекс будет восстановлен на основе давнего проекта морской крепости. А действовавшая здесь в 1918–2002 годах центральная тюрьма найдет отражение, вероятнее всего, в музейной экспозиции.

С Батарейной тюрьмой Сыырумаа знаком уже давно

«Я бывал там в 1982 году, когда после призыва в армию служил тюремным охранником-оператором, – вспоминает Сыырумаа с ностальгическими нотками к голосе. – Я тогда побывал в нескольких местах, в том числе и Батарейной тюрьме. Я служил во внутренних войсках, в спортивной роте, поскольку занимался карате. Но когда в 1982 году в Советском Союзе карате запретили, то нас „выставили на посты“, в том числе и тюремными охранниками. Инцидентов при охране Батарейной на мою долю не выпало, я наблюдал за огоньками на охранном пульте: следил за работой сигнализации, в том числе тревожной. В то время камеры еще не очень использовались. В 1979–1980 годах работал спортивным методистом в квартале Ротерманна, и мне кажется, что я опять шагаю теми же путями, по которым хаживал 30–40 лет назад».

Заведующий музеем Батарейной Андрус Виллем рассказывает, что говорил с Сыырумаа на тему реставрации примерно 12 лет назад. Но в то время Урмас был как раз занят кварталом Ротерманна.

По словам Сыырумаа, мысль о покупке Батарейной тюрьмы возникла у него месяца три назад. «Объявление было уже опубликовано. Мы посмотрели и стали обсуждать. Поскольку существенно обновилась команда, которая у меня ведает недвижимостью, то подумали: а почему бы и нет? У нас простых дел никогда не было. Развитие недвижимости должно быть творческим процессом. Ты делаешь, своим творчеством ведешь разговор с людьми, надеясь, что о созданном тобой будут говорить и после тебя. И второе ключевое слово связано с обновлением старых вещей: надо, чтобы они обретали новое значение». 

Сыырумаа добавляет, что Батарейная – это возможность сделать нечто такое, чего до сих пор никто, как правило, не делал. На подначивающий вопрос: не станет ли Батарейная памятником самому себе? Сыырумаа лишь ухмыльнулся: «У меня памятников достаточно, мне их собирать нет необходимости. Мне они вообще не нужны».

Всему свое время

Почему же все -таки зданию пришлось ждать хозяина четверть века?

«Частично из-за того, что мы на этом свете никак понять не можем, – размышляет Урмас. – Что-то срабатывает, что-то нет. Назовем эти причины спиритическими, существование которых мы можем вообще не признавать. Но пусть каждый угадывает их сам. И вторая группа причин – строгие требования к охране памятников старины».

На самом деле, Батарейная тюрьма – это горхолл № 2. Оба разваливающихся строения уже десятилетиями «украшают» наши морские ворота. 

«Я хотел купить и привести горхолл в порядок в 2003–2004 годах, – рассказывает Сыырумаа. – Он был выставлен на продажу за 150 миллионов эстонских крон. И тогда великие завистники обзавидовались, как это можно делать Сырумаа так задешево такой подарок!» Не противопоставляйте эту ситуацию сегодняшней. Даже если за горхолл будут предложены 30 миллионов евро сверху, такого подарка все равно никто бы не хотел. Некоторые вещи стоят себе и стоят просто потому, что их хозяин таков, каков он есть».

Необходимость закрыть Батарейную тюрьму как следственный изолятор была ясна уже советской власти. Но до дела так и не дошло: прежде стал распадаться СССР, а Эстонская Республика была вынуждена продолжать содержать заплесневевшую, опасную для здоровья как персонала, так и подследственных холодную и сырую тюрьму. Даже если бы у тогдашнего правительства Эстонии обнаружились запрятанные где-то денежные запасы, такая трата денег «на благо заключенных» оказалась бы крайне непопулярной на фоне всеобщей бедности середины 90-х годов.

Журналистка Ита Серман писала уже в 1994 году в газете Õhtuleht о Батарейной как о потенциальной гостинице. Вряд ли тогда можно было предположить, что путь к какому-то конкретному решению и поиск конкретного инвестора займут еще 25 лет после написания той статьи.

Правда, правительство по крайней мере пыталось найти золотую середину – чтобы бедной республике не пришлось жертвовать такие суммы, а у нас все-таки появились новые тюрьмы.

Исполнительный департамент на конкурсе бизнес-проектов зданий Батарейной крепости признал в 1996 году успешным предложение бюро недвижимости AS Laansoo Kinnisvara, задачей которого был поиск инвестора. Планировалось продать старые здания, построить там отель, а на полученные деньги создать в сельской местности три тюрьмы в общей сложности на 1500 мест. В качестве представителя государства над этим проектом корпел тогдашний новоиспеченный чиновник – вице-канцлер Министерства юстиции Юхан Партс.

На фоне царившего в последующие годы вокруг Батарейной затишья и полного отсутствия интереса это представляется просто невероятным, однако проигравшее Лаансоо предприятие Merin пыталось задним числом сделать все, чтобы все-таки взять Батарейную штурмом. Однако проект Исполнительного департамента, связанный с недвижимостью, ждал полный провал. От продажи Батарейной можно было выручить в нынешнем исчислении примерно 16 миллионов евро. С учетом инфляции эта сумма в перечислении по нынешнему курсу была бы еще больше. Только вот новые тюрьмы на 1500 мест все равно обошлись бы в несколько раз дороже.

Выразивший желание инвестировать в Батарейную финский инвестор захотел взамен получить еще и территории вокруг Батарейной, но согласия на это не получил, чем и завершился потребовавший немало времени и сил тендер. И, разумеется, превращение тюрьмы в отель и современный бизнес-центр сдерживалось всевозможными правилами охраны памятников старины.

«Не исключено, что свою роль сыграли и какие-то политические моменты, а то и алчность, – размышляет задним числом архитектор Энн Лаансоо над причинами, по которым Батарейная так долго ждала своего хозяина. – В игру вступили самые разные конкурирующие интересы. Можно сказать, закулисные кукловоды».

Художникам не подошло

Из предусматривавшего создание гостиницы, бизнес-центра и гавани этапа развития государственная власть перетащила видавший всякие виды колосс в новый: размещения там Художественной академии. Это было примерно на рубеже тысячелетий, когда в правительстве Сийма Калласа (премьер-министр Эстонии в 2002–2003 годах – прим. переводчика) обязанности министра культуры исполняла тесно связанная с художественной академией Сигне Киви. В самой Батарейной продолжалась еще последние годы монотонная жизнь: одних задержанных доставляли на предварительное следствие, а те, кто уже получил приговор суда, переводились в тогдашние «колонии» для отбывания наказания. Сектор постоянных обитателей комплектовался лишь пожизненно осужденными. К 2005 году последние тюремные подразделения были из Батарейной «эвакуированы».

«К числу хороших идей это не отнесешь, – ректор Художественной академии Март Кальм и до сих пор радуется, что студентов так и не переселили в стены бывшей тюрьмы. – В противном случае все деньги, предназначенные на изучение искусства, уходили бы на содержание здания, а на зарплату преподавателей вообще ничего бы не оставалось».

Кальм добавляет, что Художественной академии нужен свет, но охрана памятников запретила бы прорубать более широкие окна. Кальм отмечает также, что нельзя всерьез воспринимать разговоры о плохой ауре этого здания. Проблема заключается в другом: превращение бывшей крепости с толстенными стенами, но без гидроизоляции и вентиляции означало бы, что, образно говоря, студенты и преподаватели будут принесены в жертву. На них вообще денег не осталось бы.

Проекту Художественной академии положило конец в 2003–2004 годах правительство Юхана Партса, представлявшего партию ResPublica. Он, вероятно, помнил, как за десяток лет до этого вынужден был искать в качестве чиновника Министерства юстиции инвестора для Батарейной. И продолжил то же направление. В промежутке связанный с ResPublica предприниматель Тынис Пальтс, занимавший пост мэра Таллинна, подбросил мысль о Батарейной как казино, центральном для всей Северной Европы. Во всяком случае, правительство решило свалить этот злополучный объект с шеи налогоплательщика. И это направление стало господствующим до сегодняшнего дня, когда появился Сыырумаа.

Но тендеры 2008-го и 2009 годов все же с треском провалились. Очередная попытка продать Батарейную – по начальной цене в 3 миллиона евро – закончилась провалом в июне 2012 года, хотя на этот раз заинтересованных было хоть отбавляй! Хотя охрана памятников ничего такого особого не требовала, по мнению инвесторов, и это было неприемлемо. Военный музей Эстонии предложил в 2011 году идею превратить Батарейную в супермузей, собрав туда теснящиеся в плохих условиях небольшие музеи, посвященные недавней истории. Но и это осталось на уровне разговоров, хотя историки-энтузиасты немало потрудились над проектом. Между тем в это время пошли разговоры о кроющихся в стенах комплекса опасных бациллах, включая туберкулезные. Однако бактериологи эти страхи высмеяли. 

Пока шли поиски инвестора, музей под руководством Андруса Виллема действовал. Только киносъемки там проводились более чем для 30 фильмов.

«Квартиры не коллекционирую»

Однако разрушение зданий комплекса достигло критической черты. Осенние штормы сносили жесть с крыши. Андрусу Виллему, чтобы вести экскурсии по Батарейной, приходилось собирать кучи штукатурки, падающей с потолка из-за протекающей крыши. И все это было увенчано решением объединяющей всю Европу организации охраны памятников старины Europa Nostra причислить Батарейную к семи памятникам культуры континента, которым грозит самая большая опасность. Поэтому предложение Сыырумаа пришлось на последнюю минуту, за которой к осыпающейся штукатурке добавились бы еще рушащиеся стены. 

Сыграли ли для Сыырумаа важную роль изумительные морские виды, открывающиеся на Таллинскую бухту из окон Батарейной? Хотя Таллинн и морской город, Батарейная с видами, открывающимися из окон мрачных застенков, представляет собой нечто особенное. Сам предприниматель говорит, что его, однако, привлекла в первую очередь серьезность вызова: «Я большую часть своей жизни прожил у моря, и кому из нас не понравился бы вид на море. Но на самом деле у меня нет с морем особого контакта: я не яхтсмен и не приверженец парусных гаваней». 

Он оставляет за собой право еще подумать о возможности приобретения в обновленной морской крепости квартиры: «Вообще-то я квартиры не коллекционирую. Но если почувствую, что мне там нравится, или кто-то из моих детей себя там хорошо почувствует, то почему бы и нет».

Батарейная разваливается: жесть с крыши улетает, штукатурка опадает

«Жесть с крыши улетает при каждом шторме», – рассказывает Андрус Виллем, который считает, что здание достигло критической стадии, при которой протекающий сквозь крышу дождь начинает рушить уже и кирпичные стены.

Андрус Виллем, вероятно, – один из немногих людей, знающих каждый закоулок бывшей мрачной центральной тюрьмы. Несколько даже жаль, что прекратится существование в нынешнем виде разрушающейся, сыплющейся и ржавеющей Батарейной. Для людей современного общества благополучия было бы весьма полезно пройти с экскурсией по недавним тюремным реалиям, когда в 16-местную камеру из-за нехватки помещений загоняли вдвое больше людей – набивали, как таллинскую кильку в консервную коробку. В то же время совершенно понятно, что такая массивная развалина долго «украшать» морские ворота Таллинна не может.

Сейчас Батарейная еще полна исторических предметов, которые следовало бы сохранить: старые нары, посуда, из которой ели заключенные, оборудование крыла медицинского изолятора, всевозможные предметы быта. Тюремную библиотеку уже растащили дочиста, потому что книги со штампом тюрьмы – ценность для библиофилов.

В советские времена в Батарейной содержались примерно две тысячи подследственных. Для сравнения: в «пиковом» 1945 году их там было 3500–4000.

Функционировавшая с 1918 года в качестве тюрьмы Батарейная официально и торжественно прекратила свое существование как центральная тюрьма 27 декабря 2002 года, когда в Тарту была построена новая. Временем рождения Батарейного комплекса следует считать 1827 год, когда российский император Николай I утвердил проект военного порта Таллинна. Уже во время строительства эта стройка успела устареть в военном отношении, поскольку огневая мощь артиллерии росла настолько быстро, что сделала подобные каменные колоссы бессмысленными.

В 1858 году Батарейная была вычеркнута из списка морских крепостей и стала использоваться как казарма до тех пор, пока Эстонская Республика не нашла ей новое применение.

Пеэтер Ярвелайд: знакомый инвестор лучше незнакомого

«Если бы в Батарейную инвестировал кто-то совершенно чужой, то существовал бы риск, что он не смог бы осознать местный культурный фон, – говорит старейшина Пыхья-Таллинна, профессор Пеэтер Ярвелайд. – Что касается Сыырумаа, то перед нами пример квартала Ротерманна». Ярвелайд добавил, что хотя предприниматель должен подходить к объекту с точки зрения бизнес-логики, Урмас Сыырумаа в состоянии, с большой долей вероятности, сочетать бизнес с уважением к памятникам истории и культуры: «Важно, чтобы в отношении Батарейной смягчился отрицательный настрой, вызываемый ее прошлым как тюрьмы, и в то же время – чтобы посредством этого здания демонстрировалась в дальнейшем недавняя история Эстонии».

В восточной части комплекса Батарейной крепости планируется создать при содействии Музея памяти музей, сохраняющий аутентичные тюремные камеры, помещение для расстрела, коридоры, тюремный двор с загонами для прогулок заключенных и прочие достопримечательности. Со стороны государства партнером выступает Министерство юстиции.

Добавить комментарий

Ограниченный HTML

  • You can align images (data-align="center"), but also videos, blockquotes, and so on.
  • You can caption images (data-caption="Text"), but also videos, blockquotes, and so on.
  • You can use shortcode for block builder module. You can visit admin/structure/gavias_blockbuilder and get shortcode, sample [gbb name="page_home_1"].
  • You can use shortcode for block builder module. You can visit admin/structure/gavias_blockbuilder and get shortcode, sample [gbb name="page_home_1"].