Перейти к основному содержанию

Прийт Лелло: организация выборов – долгая работа

Прийт Лелло.
Фото: Pealinn
Исполняется год с того времени, как Прийт Лелло занял пост городского секретаря. Всего же он проработал в таллиннской городской системе 24 года, из них 13 – директором городской юридической службы. Работу в этой должности, помимо должности городского секретаря, он продолжает до сих пор.

Виркко Лепассалу

Городского секретаря можно считать исполнительным директором городской канцелярии. Он заботится о том, чтобы городская управа имела возможность работать – так же как государственный секретарь в государственной канцелярии при правительстве. Но кроме того, он выполняет и другие задачи. Важнейшая из них – организация муниципальных выборов в Таллинне. И здесь он сегодня стоит перед большим вызовом: впервые выборы проводятся в условиях пандемии.

– Насколько уверенно вы себя чувствуете, и что нужно еще сделать для того, чтобы выборы состоялись? И, несмотря на вирус, была бы обеспечена безопасность?

– Успех организации выборов зависит от команды. А она у меня очень хорошая: в ней люди, которые раньше уже занимались организацией выборов. Подготовительные работы ведутся совместно с районными управами. Мы в себе уверены, но ежедневно стараемся что-то делать. Людей, которые заняты этим с утра до вечера, всего двое: Алена Калласте и Хейки Сооме. Они координируют деятельность по всему городу. Эти специалисты в чем-то толковее меня. Мы тесно сотрудничаем с государственной избирательной комиссией – держим ее в курсе своих дел.

– Как сейчас выглядит повседневная работа по организации выборов?

– У нас разработан план действий: в нем расписано, что должно быть сделано к той или иной дате. Сейчас идет административная работа, мы, например, должны обеспечить доставку всего необходимого.

– К примеру?

– Хотя бы средства индивидуальной защиты. К тому же в качестве новшества мы устанавливаем в городе шесть палаток, чтобы люди имели возможность голосовать на открытом воздухе, если они считают, что так безопаснее. Палатки будут установлены около центра «Тондираба», Центрального рынка. Поскольку в Нымме нет хорошего помещения в окрестностях Мяннику, то одна палатка будет стоять там с пятницы по воскресенье. Кроме того, палатки будут установлены в Пыхья-Таллинне, Хааберсти и Мустамяэ. Внутри они будут выглядеть, как избирательные участки.

– По внутренним ощущениям, насколько нынешнее положение, связанное с вирусом, может повлиять на активность избирателей?

– Опыта такого ведь нет, поэтому трудно дать оценку. По всей видимости, возрастет удельный вес электронного голосования. Но для снижения рисков, когда наиболее консервативные избиратели не желают покидать дома, мы решили увеличить количество участков на местах маршрутов людей. Чтобы им было легче прийти на избирательный участок, была возможность выбора: проголосовать рядом с домом или, например, при выходе из магазина.

То есть избирательных участков станет больше, и упор будет делаться на торговые центры. И по традиции большая часть избирательных участков расположена в зданиях школ.

Существенное изменение заключается и в том, что если раньше нужно было идти голосовать на определенный участок по месту жительства, то теперь можно голосовать на любом участке своего избирательного округа. Уже это должно сделать голосование для избирателя более удобным. В Таллинне – три избирательных округа.

– Из-за кризиса, связанного с вирусом, люди не могут или не желают находиться вне дома столько времени, сколько делали это раньше. Как решается ситуация в том случае, когда человек хочет проголосовать, но не может прийти на участок?

– Да, к работе приступят команды, которые будут заниматься организацией голосования на дому или в ином месте временного пребывания человека.

Если раньше организацией голосования на дому занимался каждый избирательный участок по отдельности, поскольку каждый избиратель был завязан на конкретный участок, то теперь это голосование организуют районные управы.

Следует предварительно позвонить по соответствующему телефону в свою районную управу. Важно, чтобы каждый избиратель имел возможность выразить свою волю. Контакты будут указаны на информационных листках, которые к 7 октября Министерство внутренних дел разошлет по почтовым ящикам избирателей. Эту информацию можно найти также на сайте www.valimised.ee.

– Если я по каким-либо причинам страшусь выходить из дома, боясь, к примеру, заразиться, это достаточная причина для того, чтобы избирательную урну мне доставили на дом?

– Это недостаточный аргумент. В принципе, команда по организации выборов имеет большой опыт работы и выяснит причину, по которой требуется доставить урну. Но речь не идет о комфорте. Нужна все-таки более серьезная причина.

– А если я, к примеру, нахожусь в больнице и врачи не запрещают мне контакты, как я смогу проголосовать?

– Здесь без вопросов: речь идет о голосовании по местонахождению. Будь то больница, дом призрения или место заключения. Урна будет доставлена. Для этого необходимо оповестить о своем намерении администратора учреждения. А тот уже передаст просьбу в избирательную комиссию.

Избирательная комиссия предварительно отдельно проконсультирует руководство лечебных учреждений и учреждений опеки, что они должны делать и какие шаги предпринимать.

– Какие меры будут приниматься для того, чтобы не заразились члены комиссий на избирательных участках?

– Мы призвали всех членов избирательных комиссий вакцинироваться. Справки о вакцинации мы тем не менее требовать не будем ни у тех, кто придет на голосование, ни у членов комиссий.

Постараемся снизить риски, насколько это возможно. Для всех членов комиссий мы предусмотрели средства личной защиты. Ношение маски или визира для работника комиссии обязательно.

Если кто-то придет на голосование без маски, мы предложим ему маску на месте. На каждом участке будут дезинфицирующие средства, которыми может воспользоваться каждый. На столах членов комиссии будут установлены также защитные экраны – подобные тем, что можно увидеть в магазинах или залах обслуживания. Кроме того, постоянно будут очищаться пишущие ручки.

Также мы увеличили число членов комиссий. Если обычно их было пятеро, то теперь мы добавили по меньшей мере по одному человеку во избежание всяческих неожиданностей.

Организация выборов – это долгая работа. Мы занимаемся ею уже с января.

– Теперь появилась возможность переизбрания, то есть голос, поданный в электронном виде заранее, можно изменить в день выборов на избирательном участке. Для чего нужно такое изменение?

– Электронное голосование организуется на государственном уровне, а вотчина местного самоуправления – организация голосования на участках. По-видимому, здесь сказалось желание придать большую гибкость системе голосования. Появилось больше возможностей для обдумывания, взвешивания. Голосование на месте – это последняя возможность изменить выбор. Теперь она предоставлена в воскресенье, в основной день выборов.

– Таким образом, сходить на выборы будет безопаснее, чем в магазин, и праздник для избирателей не превратится в праздник для вируса?

– Проголосовать на месте действительно безопаснее, чем сходить в магазин. Простое действие, которое, в отличие от посещения магазина, займет лишь несколько минут. Так что – вперед на голосование!

– При чтении вашей биографии бросается в глаза, что за вашими плечами большой опыт: свою трудовую жизнь вы начали в 1990-е на таможне, а сейчас из простого юриста превратились в городского секретаря.

– Это было так давно! Во время учебы я там проработал полтора года. Но в качестве юриста я начал работать в свое время в Таллиннском департаменте реформы собственности, где занимался решением судебных споров. Поначалу я представлял город в судах, позднее как юрист руководил отделом возврата имущества и земли.

– Основные годы реформы собственности были очень сложными и пестрыми. Они стали для вас хорошей юридической школой?

– Да, это было очень бурное время. В смысле практики. Мы занимались сотнями судебных разбирательств. Иногда было по три судебных заседания в день. В неделю – от семи до девяти.

Сейчас зачастую несколько юристов ведет одно судебное дело. А тогда один юрист вел одно сложное дело. Судебные дела были объемными, и это обусловливалось прежде всего крупными имущественными и финансовыми интересами. Разумеется, для людей было важно, будет ли им возвращены участки или дома.

Кроме того, в возвращаемых домах жили квартиросъемщики, которые лишались права приватизировать жилплощадь после возврата недвижимости. Это порождало множество конфликтов. Но обращение человека в суд было разумно, поскольку там решались вопросы возврата и приватизации. Этим мы тоже занимались – процесс происходил правомерно.

Споры в основном решались в нашу пользу, город тогда выиграл преобладающее количество дел, выигрывает и сегодня. Городские юристы – это сильные судебные юристы!

– Одним из самых ярких примеров той эпохи стало, по всей видимости, дело о возврате Дома Братства черноголовых, которое длится до сего дня?

– Дом Братства черноголовых имеет, конечно, символическое значение, но в Старом городе и Кесклинне полно объектов, по поводу возврата которых шли жесткие споры. Один из таких объектов находится в стороне от центра – это Ныммеский центр культуры, на который тоже были претенденты. Он все же достался городу, и им могут пользоваться все горожане.

Очень длительный спор, около 11 лет, шел вокруг возврата дома № 10 на Нарвском шоссе. Там проживают сотни людей, а внизу находится кафе «Нарва». Спор шел о том, был ли он перестроен более чем на 50%. В таком случае возврат был бы исключен. И бастион Скооне пытались заполучить – правда, немного иными методами и в связи с прежней принадлежностью Советской армии. Кроме того, мы занимались делом отеля «Палас».

– А не было ли искушения стать присяжным адвокатом?

– Было. Но когда я принес начальству заявление об уходе, меня переубедили.

– По каким делам и с кем город еще чаще всего судится?

– Недавно один из моих коллег выиграл судебное разбирательство, связанное с квартирой, которая была завещана городу, но люди, близкие к усопшему, потребовали ее себе. Хотя напрямую я такими случаями не занимался, могу сказать, что количество их в последнее время растет.

В материалах заседаний городской управы часто можно увидеть, что в случаях, когда у людей нет наследников, они оставляют свое имущество городу. И это значительная часть. Не только квартиры, но и денежные суммы. Зачастую десятки тысяч. Они направляются в городской бюджет. Городскую казну.

– Назовите еще какую-нибудь существенную победу в суде.

– По делу так называемого Бермудского треугольника в Старом городе, мы защищали интересы живущих там людей. В результате была запрещена круглосуточная продажа алкоголя в расположенных рядом барах. Город выиграл все эти судебные дела. Было выявлено, что открытие баров приводило к нарушению общественного порядка, и установленные городом ограничения были обоснованы.

Разумеется, это прецедент получил широкое и многогранное влияние. Прежде всего удалось отстоять интересы многих налогоплательщиков. Ведь у публичной власти нет такого ресурса, чтобы ежедневно выставлять рядом с баром полицейского. Представители полиции во время разбирательства не раз подчеркивали, что другие места в городе тоже нуждаются в поддержании порядка и охране. Нельзя наибольшую часть ресурса направлять только в Старый город. Поэтому эти судебные разбирательства стали переломными – изыскивались компромиссы между местными жителями и предпринимателями. Всем стало одинаково ясно, что если компромисс не будет найден, то будут приняты ограничения. Те, которые и вступили в силу с сентября в некоторых барах в части продажи алкоголя.

Прежде, к сожалению, царило мнение, что этот Бермудский треугольник предназначен именно для владельцев баров. Мы имеем право держать бар. А то, что по улицам шляются пьяные люди, – это не наша проблема, а полиции. В решении по этому делу недвусмысленно сказано, что влияние деятельности владельца бара распространяется и на двор, и на близлежащие окрестности. Все, что там происходит, также связано с его деятельностью, и он несет ответственность за то, что в его дворе происходит.

Мы как местное самоуправление, естественно, не заинтересованы в ограничениях. Мы не хотим ничего ограничивать. Мы хотим, чтобы в Старом городе кипела жизнь и работали предприниматели. Пандемия коронавируса в каком-то смысле помогла решению этой проблемы. Мы изучили международную практику, все же везде установлены какие-то разумные ограничения.

– У вас в связи с занятием должности городского секретаря, видимо, прибавилось много работы?

– Теперь общее руководство – это одна из дополнительных должностных обязанностей. Добавляются и другие, которые возлагаются на плечи городского секретаря законом – например, организация выборов. Обязанности директора юридической службы я продолжаю тоже выполнять.

– Людей интересует, будут ли какие-то изменения в делопроизводстве городских учреждений, и какие – ускорится ли оно, станет удобнее?

– В сентябре мы установили для всех городских учреждений требование более скорого ответа на документы и заявления. Если раньше срок ответа составлял 30 дней, и в исключительных случаях его можно было продлить еще на месяц, то теперь требуется отвечать в течение двух недель. Это необходимо для ускорения административного производства. Ведь в частном секторе, бизнесе или банке, никто не ждет ответа целый месяц. Человек в таком случае может поменять лицо, оказывающее ему услугу.

Следование правилу скорейшего ответа до сих пор не подводило. В городской канцелярии мы следуем этому правилу уже несколько лет.

– Что говорят ваши знакомые, друзья, соседи и т. д. – устраивает ли их состояние делопроизводства в городе?

– Большой критики я не слышал. Часть делопроизводства могла бы осуществляться быстрее. Но в принципе большинство услуг организовано хорошо, и проблемы людей решаются очень быстро. Возьмем хотя бы выдачу разрешений на проведение публичных мероприятий. Мы за год выдаем их сотни и быстрее, чем предусмотрено правовыми актами.

Я считаю, что городское учреждение не нужно человеку для того, чтобы он все время им занимался. Человек должен просто посвятить себя своей жизни. Городские учреждения должны стать как бы невидимыми, в хорошем смысле этого слова, предлагать горожанам услуги таким образом, чтобы они эти учреждения даже не замечали. Если, к примеру, кто-то не может устроить ребенка в садик по месту жительства и ему приходится искать место, значит, нужно подумать над тем, что нужно улучшить. Родитель не должен этим заниматься.

Нужно, чтобы человеку были доступны все услуги. Он не должен о них хлопотать. Он, к примеру, не обязан знать, что у нас действует Департамент окружающей среды и коммунального хозяйства, потому что улицы приведены в порядок, и все хорошо. Если ему приходится писать в департамент письмо с жалобой на то, что машины по уборке улиц у них давно не было, значит, услуга оказывается плохо.

Работа городского учреждения должна быть видна, чтобы человек знал, куда ему нужно обратиться. Для самых слабых мы должны всегда быть на месте, чтобы информировать их об имеющихся социальных услугах.

– Таллинн недавно получил титул Зеленой столицы. Какие зеленые места имеют для вас в Таллинне особое значение?

– Рабочее напряжение я снимаю спортом. Мы в этом смысле живем в очень благодатном месте. Всего в нескольких километрах от центра расположено несколько болот. Я в молодости много занимался спортом на болотах в Ыйсмяэ и Пяэскюла, в ныммеских лесах. В Таллинне есть возможности заниматься спортивным ориентированием в чистой природной среде. Я бываю во всех этих районах и сейчас. Такие зеленые зоны – это дорогого стоит!

Мы считаем, что это нормально, но на самом деле это уникально, что, живя, в городе, мы запросто можем совершать пробежки по лесу.

Я вообще пользуюсь общественным транспортом и комбинирую поездки с пешими прогулками. Но при необходимости приходится использовать автомобиль.

– Если бы вы не были юристом, чем бы вы занялись?

– По завершении карьеры юриста подумываю о предпринимательстве. Это могло бы быть производство. Например, изделий из древесины – материалов или предметов. Я считаю, что в экологичном строительстве мы пока не используем дерево и, следовательно, имеющийся потенциал.

Голосовать теперь можно на любом участке своего округа

• Период выборов продолжается одну неделю. С понедельника до субботы можно голосовать как с бумажным бюллетенем на участке, так и в электронном виде. В воскресенье, в день выборов, можно голосовать только с бумажным бюллетенем. 

• На муниципальных выборах избиратель завязан не только на избирательный участок по месту жительства. В день выборов избиратель может проголосовать на любом участке избирательного округа по его месту жительства. 

• Использовавшиеся прежде карточки избирателя рассылаться по домашним адресам не будут. Вместо них Министерство внутренних дел разошлет к 7 октября по почтовым ящикам информационный листок о выборах, в котором будет указано, кто имеет право участвовать в выборах и где можно проголосовать.

• В выборах местных самоуправлений имеет право участвовать лицо, достигшее 16 лет, имеющее гражданство Эстонии или ЕС, а также постоянный вид на жительство. На избирательном участке необходимо представить документ, удостоверяющий личность, к примеру, водительское удостоверение, ID-карту или паспорт. Студенческий билет ISIC или пенсионное удостоверение не являются документами, удостоверяющими личность.

• Не позднее 17 сентября можно было проверить в Регистре народонаселения достоверность ваших данных о месте жительства. Верность данных является залогом участия в выборах.

Добавить комментарий

Ограниченный HTML

  • You can align images (data-align="center"), but also videos, blockquotes, and so on.
  • You can caption images (data-caption="Text"), but also videos, blockquotes, and so on.
  • You can use shortcode for block builder module. You can visit admin/structure/gavias_blockbuilder and get shortcode, sample [gbb name="page_home_1"].
  • You can use shortcode for block builder module. You can visit admin/structure/gavias_blockbuilder and get shortcode, sample [gbb name="page_home_1"].