Перейти к основному содержанию

«Прекрасно обставленный»: полтора века Балтийского вокзала

Главный фасад исторического здания таллиннского Балтийского вокзала, сданного в эксплуатацию ровно полтора века тому назад.
Фото: рastvu.com
Балтийский вокзал – главные железнодорожные ворота Таллинна – распахнул свои двери перед горожанами и гостями города полтора века тому назад: 15 мая 1871 года.

Йосеф Кац

Josef.kats@tallinnlv.ee

Паровозные свистки и лязг вагонных буферов к тому времени стали неотъемлемыми тактами городской симфонии: железная дорога была сдана в эксплуатацию еще предыдущей осенью.

Только работала она поначалу не в полном объеме: прямое беспересадочное сообщение со столицей Российской империи отсутствовало, а станционное здание в Ревеле оставалось для пассажиров… закрытым.

От нужды пересаживаться в Гатчине с ревельского поезда на петербургский они были избавлены в начале мая следующего года. А к середине месяца завершились отделочные работы и в здании ревельского вокзала.

Общими фразами

Исторический облик конечной станции Прибалтийской железной дороги, ныне скрытый фасадом, возведенным в 1967 году, памятен таллиннским старожилам и хорошо известен любителям старины.

Солидный, выстроенный из местного плитняка по проекту губернского архитектора Рудольфа фон Кнюпфера, он оказался запечатлен на гравюрах, полотнах, фотографиях, а позже – на кадрах кинохроники.

Как воспринималось здание современниками, известно значительно меньше: даже единственная выходившая в городе ежедневная газета описывала открытие Балтийского вокзала достаточно общими фразами.

Так, автор заметки, опубликованной в Revalsche Zeitung, называл его «великолепным и прекрасно обставленным», а также сообщал, что полюбоваться постройкой пришли не только отъезжающие, но и просто любопытствующие.

По его мнению, стоило приветствовать то, что для пассажиров третьего класса был предусмотрен отдельный зал ожидания. А вот необходимость пассажирам второго и третьего классов делить одно помещение – искренне разочаровала.

Это, по большому счету, и все: каких-либо иных упоминаний о, казалось бы, достаточно значимом для жизни тогдашнего города событии ни на страницах остзейской, ни на страницах эстонской периодики отыскать до сих пор не удалось.

По какой именно причине – сказать затруднительно. Возможно, свою роль сыграло некое информационное пресыщение – ведь о строительстве самой железнодорожной магистрали писалось в предыдущие годы немало.

Тем более ценны заметки «стороннего наблюдателя» – столичного гостя, посетившего Ревель в июне 1872 года и опубликовавшего пространный отчет о поездке в административный центр Эстляндской губернии.

Скрывшийся за инициалами «И.М.», он напечатал его на страницах петербургского журнала «Зодчий» – пожалуй, главного архитектурно-художественного и строительного издания всей России.

Снаружи и внутри

Увиденное за вагонным окном явно порадовало корреспондента: по его мнению, железнодорожная магистраль от Санкт-Петербурга до Ревеля выстроена просто превосходно.

Причем касалась эта оценка как плавности хода состава, так и облика вокзальных построек на промежуточных станциях, «на постройку которых обращают теперь некоторое внимание».

«Дорога по всему протяжению проходит чрез известковую формацию, – пишет журнал «Зодчий». – Имея такой строительный материал под рукой, архитекторы повсюду употребили его, что и делает им честь».

Не совсем, правда, понятно, что именно имеет в виду корреспондент. Ведь подавляющее большинство вокзалов на всем протяжении его пути были выстроены почти исключительно из дерева, в чем можно убедиться и сегодня.

Исключение составлял Ревель: за исключением отдельных декоративных элементов, за исключением межоконных перемычек, карнизов и наиболее мелких деталей, станционное здание и все вспомогательные постройки были выстроены из камня.

Столичный эксперт, оценив общее впечатление от фасадов, поспешил отметить: стены из «дикого камня» стоило бы все же обработать более тщательно, а кирпич для отделки употребить более качественный, насыщенно-красного, а не блекло-оранжевого цвета.

«Пассажирская станция сочинена в своеобразном стиле; не в романском, не в готическом, но скорее в немецком, современно-кирпичном, – сообщал он. – Строго-критически нельзя отнестись к этой постройке, но все-таки она сочинена грамотно.

Жаль только, что внутренняя отделка здания нисколько не соответствует внешней. Залы, комнаты и прочее наштукатурены, бестолково украшены лепной работою и более того – даже раскрашены безвкусным колером».

Похоже, именно явный диссонанс между экстерьером и интерьерами ревельского вокзала произвел на автора публикации в «Зодчем» – вероятно, профессионального архитектора – самое негативное впечатление.

«Фасад сочинен в квази-романском, а внутренность – во вкусе Луи XIV; с бездною лепных украшений, – возмущался он. – Почему это? Зачем было отделывать внутренние помещения в ином стиле?

Какая логика может иметь место, если сочинить внешность в одном стиле, а внутренность – в другом. Особенно в таком здании, как станция железной дороги, то есть постройке сугубо утилитарной.

Нельзя не пожелать, чтобы господа архитекторы отдавали себе отчет при составлении таких капитальных зданий, как железнодорожные станции, которые долго простоят для потомства».

Живописный акцент

Упреки автора статьи, анонимно опубликованной в профессиональном издании без малого полтора столетия тому назад, с позиции дня нынешнего выглядят не слишком-то обоснованными.

Нелепо было бы ожидать строго стилистического единства от здания, возведенного в эпоху эклектики, само название которой подразумевает свободный выбор и комбинацию элементов различных стилей.

Со временем стилистическое разнообразие только усилилось: в середине двадцатых годов в интерьерах вокзала, ставшего после обретения Эстонией государственности столичным, зазвучали нотки современного искусства.

В 1926 году правление Эстонской железной дороги заключило договор с фондом Kultuurkapital, согласно которому стены зала ожидания для пассажиров первого класса должны были украсить два декоративных панно.

Выполненные художником Пеэтом Ареном в духе постимпрессионизма, они рассказывали об истории способов передвижения – от пешехода, телеги и дилижанса до паровозов, мотоциклов и автомобилей на фоне океанских лайнеров.

Еще один живописец, работавший в схожей художественной манере, хотя и более склонный к традиционному реализму – Роман-Стефан Нюманн – украсил стены вокзального буфета декоративными росписями на тему времен года.

Говорить об обеих работах, увы, можно лишь в прошедшем времени: в августе 1941 года таллиннский Балтийский вокзал был подожжен отступающими частями Красной армии, и все художественное убранство помещений, к сожалению, было утрачено.

Послевоенное восстановление станционного здания на его внешнем облике никоим образом не отразилось. В интерьерах же зазвучал новый стиль – социалистический реализм. Правда – в местном, национальном его изводе.

Коллектив авторов под руководством Эвальда Окаса украсил стены зала ожидания монументальной росписью «Возвращение победителей», посвященной бойцам Эстонского стрелкового корпуса РККА.

* * *

Разговоры о том, что здание Балтийского вокзала стало тесным, впервые начались еще накануне Первой мировой войны, продолжились после ее окончания, возобновились сразу же после Второй мировой – да так и остались разговорами.

От слов к делу перешли в 1965 году, когда к северу от исторической постройки было выстроено перекрытое летящим бетонным куполом помещение зала ожидания для пассажиров пригородного сообщения.

Еще через два года кулиса подчеркнуто-современного вида полностью скрыла былой вокзальный фасад. Утрачен в ходе перестройки и модернизации был и прежний облик внутренних помещений.

Элементы стен 1870–1871 годов постройки были вскрыты во время обновления вокзальных интерьеров четверть века назад. Еще больше акцентированы они были при ремонте 2004 года.

Удалось отыскать даже копию васнецовских «Трех богатырей», в послевоенные годы украшавшей стены вокзального ресторана, – и выставить ее на обозрение в новом интерьере.

Нашлось в нем место и для выставки исторических фотографий, позволяющих представить, как выглядел вокзал, принявший первых пассажиров полтора века тому назад.

Добавить комментарий

Ограниченный HTML

  • You can align images (data-align="center"), but also videos, blockquotes, and so on.
  • You can caption images (data-caption="Text"), but also videos, blockquotes, and so on.
  • You can use shortcode for block builder module. You can visit admin/structure/gavias_blockbuilder and get shortcode, sample [gbb name="page_home_1"].
  • You can use shortcode for block builder module. You can visit admin/structure/gavias_blockbuilder and get shortcode, sample [gbb name="page_home_1"].