Перейти к основному содержанию

Нужно покончить с авторалли на кладбищах

Кладбище Пярнамяэ. Фото: Альберт Труувяэрт.
«Я разговаривал с кладбищенским сторожем, и он сказал, что в одну из суббот здесь, между могилами, стояли 120 автомобилей. Это что-то совершенно немыслимое, с этим надо что-то делать», – качает головой опытный кладбищенский работник Ахто Нахкор.  С ним согласен и приступивший к наведению порядка на кладбищах Таллинна Айн Ярве: «Богатая и своеобразная кладбищенская культура должна быть спасена от самовольщиков!» 

Виркко Лепассалу

Я чувствую, как растет уровень адреналина. На кладбище Пярнамяэ между могилами стоит черный джип. Вероятно, это и есть кто-то из пользующихся дурной славой нарушителей кладбищенского покоя – мужланы, которые подъезжают прямо к могиле подельника, чтобы выпить водки в память о нем.

Но вместо них я обнаруживаю на могиле солидную и уже немолодую супружескую пару, которые достают из машины бетонный вазон с цветами. «Он ведь весит 20 килограммов!» – разводит руками пожилой господин после знакомства. «Впервые нарушили, и сразу попались!» – охает его супруга. Оба приносят извинения и так, и сяк, как будто я – кладбищенский сторож, пишет Pealinn.  

Транзитный маршрут через кладбище

Но, на самом деле, далеко не все вторгающиеся на автомобиле на таллинские кладбища, столь вежливы.  На земле царства мертвых, т.е. кладбище, порой оживленнее и намного более шумно, чем можно было бы предположить. Это и порождает условный рефлекс, когда на каждого, кто припарковался на кладбище, смотришь, как на потенциального хулигана. Транспортные средства между могилами передвигаются самые разные: от строительных механизмов до грузовых микроавтобусов и вездеходов. И далеко не все из них подвозят к могиле немощного старика или тяжелое бетонное изделие.

В основном сейчас дорожки на кладбищах заполняют самовольщики двух сортов. Во-первых, совершенно здоровые люди, которым просто лень тащиться на могилу пешком или же которые проезжают через кладбище, чтобы сократить путь – не беря на это соответствующее разрешение. А во-вторых, это разного рода в большей или меньшей степени любительские, порой даже с признаками мошенничества фирмы по уходу за могилами, предлагающие свои услуги.

Пара десятков действующих в этой области в Таллинне предприятий посильнее смотрят на это исподлобья. Но в условиях свободного рынка никому запретить действовать нельзя, хотя предприятий выходящих на рынок кладбищенских услуг больше, чем клиентов.

Таллиннскими кладбищами управляет город. С 1 июля, после реорганизации в Департаменте коммунального хозяйства, он осуществляет управление через учреждение «Парк Кадриорг». Его заведующий Айн Ярве вместе с коллегами погружен в глубокое раздумье.  Вызовом стала проблема, как обезопасить доступ на кладбища от вторжения посторонних лиц. И, во-вторых, как принудить предприятия, предлагающие услугу ухода за могилами и элементы оформления могил, а также их клиентов соблюдать правила и установления. Что же касается въезда на кладбища автомобилей и строительной техники, то, по мнению Ярве и его коллег, надо отделять ягнят от козлищ. Старые люди и другие более слабые, а также пережившие только что удар судьбы скорбящие должны и впредь иметь возможность подъезжать к могиле на автомобиле. Но при условии, что приезд на автомобиле регистрируется по телефону, через интернет или на месте – в конторе кладбища.

Во-вторых, следует оставлять за оградой кладбища всех, кто пытается проехать по нему, не имея на то никакого основания: здоровых и жизнеспособных людей и желающих использовать кладбище для транзитного проезда. Нужно также установить порядок для строителей, которые зачастую вторгаются на кладбище со слишком тяжелой, портящей дороги и мешающей траурным процессиям техникой. Транзитное движение идет главным образом через кладбища Лийва и Пярнамяэ. Проезду по первому из них сейчас еще способствует ремонт Вильяндиского шоссе. Покойники себя уже защитить не могут 

«Это омерзительно, когда едут через все кладбище, въезжая с одного конца и выезжая с другого. Это уже нарушение кладбищенского покоя», – говорит пожилой мужчина по имени Антс. Он вытаскивает на стоянке у кладбища Пярнамяэ из машины мешок с песком, даже в мыслях не имея, что можно на автомобиле заехать на кладбище.

«Надо ли ставить запрещающие знаки? – задается он вопросом. – Я приехал из Виймси, ограничение скорости – 50 км/час, едут в основном все – 70 км/час. Нарушение скоростного режима стало уже нормой. Все время. Каждый день. С утра до вечера. Я, например, не представляю, чтобы предоставлялось право подъезжать прямо к могиле. Отнесу песок туда, чтобы посветлее она стала, но я трижды пройду пешком. Это для меня как зал для силовых упражнений».

Антс добавляет, что это вопрос внутренних принципов и этики: «По кладбищу на машине должно перемещаться минимально. Надо дать покой тем, кто дал мир нам. Они ведь не могут встать из могилы, чтобы призвать кого-то к порядку».

Заведующий управляющим кладбищами отделом «Парка Кадриорг» Лаури Берг заверяет, что, как положено регистрируют обоснованный въезд на кладбище именно пожилые люди: «Они очень ответственны. Есть и такие, которые приезжают на инватакси. Вообще, необходимость въезда нужно обосновывать. На выходных выдаем пару десятков разрешений на въезд».

За подъезд к могилам близких, если это обоснованно, плата не взимается. 12 евро в день должны платить использующие на кладбищах автомашины предприятия по уходу за могилами и оказывающие иные кладбищенские услуги.

«И все-таки въезд на автомобиле на кладбище должен быть исключением, привилегией», – считает Лаури Берг.

Как известно, въезжающих на кладбище под запрещающий знак, как это массово происходит на таллиннских кладбищах, может штрафовать только государственная полиция. Муниципалы тут помочь не могут.   «Я разговаривал с кладбищенским сторожем, он говорит, что в субботу здесь, на кладбище, у могил стояли 120 автомобилей, что уже совершенное безобразие, – рассказывает действующий на Пярнамяэ опытный кладбищенский работник Ахто Нахкор. Совершенно ясно, что требуемых для въезда пропусков оформляется в разы меньше, чем на самом деле въезжает машин. Могила не является недвижимым имуществом

Конечно, некоторые из въехавших доставили к могиле старого человека, но большую часть собственников припаркованных у могил автомобилей можно охарактеризовать словом «пестрота». Основная их часть – это совершенно здоровые люди, которым лень пройтись пешком, потом предлагающие разного рода услуги, которые на могилах по желанию клиентов что-то копают или сооружают.  

Ахто Нахкор начинал карьеру более 30 лет назад могильщиком и дорос до заведующего кладбищем Метсакальмисту – Лесным. Теперь он частный предприниматель на Пярнамяэ.  И ему остается только удивляться обилию предлагающих услуги ухода за могилами: «Когда я в начале 90-х годов начинал со своей фирмой, она была одна такая. А потом они потихоньку стали расти, как грибы. На Пярнамяэ можно увидеть машины 30-40 фирм. Рынок не столь велик, чтобы работы хватило на всех. Это ведь не хлебная лавка, где товар можно допекать и допекать».  

Местами конкуренты – коллегами их Нахкор именовать отказывается – впали в полный примитивизм. «Какие-то бандюки выкопали известняковые плиты, которые я уложил на могилу, перетащили их за 50 метров на чей-то другой «участок» и привели его таким образом «в порядок». Человек просто где-то с кем-то встретился, немного заплатил, чтобы привели его участок в порядок. И такие сволочи находятся». Примечательно, что на языке обывателя орудующие на усыпальницах называют могилы «участками». Это создает впечатление, что у кладбища тысячи «хозяев», которыми являются родственники покойных. Распространено также представление, будто могила – это собственность, а потому подъезд к ней так же естественен, как и к собственному дому.

«Часть предпринимателей, изготавливающих могильные ограды и памятники или скамейки, создала обманчивое представление, что пользователь могилы является ее хозяином, – говорит Айн Ярве. – Он, будто бы, и не обязан согласовывать с администрацией кладбища хотя бы самый простой, нарисованный от руки эскиз элемента оформления могилы. Я хочу все же напомнить, что собственник кладбища – город Таллинн в нашем лице. Пользующийся могилой – именно пользователь, а не собственник. Пока это не будет осознано, и будет допускаться порой совершенно безответственное поведение. Мы ничего не имеем против того, чтобы люди действовали. Будем честными: на кладбищах Сизелинна, Рахумяэ или Метсакальмисту очень много красивых памятников. Но мы хотим знать, что строится, потому что это одновременно еще и история». 

Айн Ярве считает, что еще большее, чем хамски вторгающиеся на кладбище автомобилисты, раздражение вызывают самовольщики в оформлении могил. Это означает грубейшее нарушение закона о кладбищах и правил пользования кладбищами. На самом деле, нужно в конторе кладбища согласовать, какие ограждения могил куда подходят, какие другие мелкие элементы или какое озеленение. Совершенно ясно, что если кто-то хочет, например, посадить еще одно большое дерево у могилы, то этого допускать нельзя.

Айн Ярве приводит в пример, что на кладбище Сизелинна в некоторых случаях применены столь огромные элементы оформления, что они загромождают проходы между могилами. Особой темой могло бы стать бескультурье самого строительства: «Я своими глазами видел, как одну могилу приезжают приводить в порядок на трех огромных автомобилях, которые припаркованы так, что ты вынужден пролезать между двумя из них, втянув живот. Брутальный захват кладбищ невероятен. Это бескультурье никак не совместимо с кладбищенским покоем».

Лаури Берг сообщил, что у «Парка Кадриорг» заключены договоры с девятью обслуживающими фирмами. В них указано, что разрешается предпринимать на кладбище и из каких правил и норм исходить при этом. Если добавить еще фирмы, у которых договоры были заключены ранее, то всего тех, кого можно считать опытными исполнителями, в Таллинне 23. 

С другой стороны, хозяйствование на кладбищах, на первый взгляд, кажется проще простого. Всевозможные новые претенденты являются с топорами в погоне за золотым гусем. «Вчера произошел инцидент, когда кладбищенский сторож заметил на Пярнамяэ микроавтобус», – рассказывает Ярве. «Ты что тут делаешь?» – спросил сторож. «Копаю, будут ограду ставить», – был ответ. «Кто заказал?» – «Не знаю». – «На чьей могиле?» – «Не знаю». Сторож попросил эти шесть ведер бетона отнести обратно в микроавтобус и выпроводил его.

Особый вопрос, как себя на кладбище рекламировать. Сейчас используются самые разные способы. В конторе Айна Ярве, например, стоит ламинированный лист формата А4 с рекламой услуги, который был наткнут на палку на краю кладбища. Среди прочего, предприятие, имеющее себя «удлинением руки между небом и землей», предлагает мойку памятников и оград под давлением.

«Мойка могильных памятников и оград под давлением совершенно исключена, ее можно проводить только по лицензии службы охраны памятников старины, – напоминает Ярве. –Мы не представляем ее себе, например, на мраморе или доломите».

Многие начинают предлагать услуги приведения могил в порядок с самыми лучшими намерениями. Все кажется просто: ведро, грабли, лопата, не догадываясь, что уход за могилами требует соблюдения всевозможных норм и правил.

Спасите кладбищенскую культуру

Что касается действующих на кладбищах предприятий, то здесь, как говорит предлагающий услуги украшения и ухода за могилами предприниматель Сергей Прокофьев, все сводится к проблемам допуска на кладбище. Нынешний порядок, по его мнению, слишком либерален. На кладбища должны допускаться строить и убирать только совершенно определенные фирмы-партнеры города.

«Разрешения на въезд сейчас за деньги получают самые различные транспортные предприятия, строительные фирмы – и каждый может на этом основании делать на кладбище, что вздумается, – утверждает Прокофьев. – И появляются всякого рода халтурщики, которые оставляют после себя кучи мусора, припарковываются как придется, так что машина с гробом проехать не может.  Это вообще больная тема – транспорт на кладбище. Разъезжают, говорят, что работают, берут у людей предоплату, а затем меняют название фирмы и исчезают. Деньги на памятник выкроены со слезами на глазах, а они их берут и исчезают. Люди ведь нам доверяют. И все это начинается с системы допуска – кому разрешать орудовать на кладбище».

Айн Ярве, который уже успел за несколько месяцев ознакомиться с положением дел на кладбищах, говорит, что ужесточение допуска – это как раз направление, по которому идет продвижение. Прежде всего, обновляются запрещающие въезд на кладбище без разрешения знаки.

«Мы изучали современные решения, касающиеся ограждений и других мер регулирования доступа. Прейскурант при этом сумасшедший. Но в будущем нам всего этого явно не избежать, – полагает Ярве. – Во всяком случае, мы хотим вернуть таллинским кладбищам культуру, уважительную как к ушедшим в мир иной, так и к их родным и близким. Это ненормально, когда приходишь на могилу, а в десяти метрах идет стройка: грохочут бетономешалки, звенят кирки. Богатую и самобытную кладбищенскую культуру нужно спасать от самовольщиков!»

Вице-мэр Таллинна Калле Кландорф: «Город начинает приводить кладбища в порядок в самом широком смысле от насаждений до мест забора воды»

Вице-мэр отмечает, что на кладбищах, например, начата рубка произвольно выросших деревьев: «Так мы обеспечим присущую кладбищам структуру древесных насаждений. Там, где преобладают хвойные, они и будут продолжать доминировать, с лиственными деревьями – то же самое. В следующем году, например, намечено полностью привести в порядок деревья на Метсакальмисту».

Кроме того, продолжится обновление дорожек и лестниц на кладбищах. Лестницы обретут перила. Ключевыми словами, заверяет вице-мэр, станут еще обновление водопроводных трасс для полива и модернизация мест забора воды.

Кроме того, есть четкое намерение довести до сознания людей, что далеко не каждый материал годится для приведения могил в порядок или их украшения, и что свои отходы надо обязательно сортировать. «Основной призыв звучал бы так: не загрязняйте кладбища пластиком, – отметил вице-мэр. – Поэтому мы будем рекомендовать людям подходящие сорта летних или многолетних цветов, которые сохраняли бы свежесть весь сезон. Мы не советуем приносить на могилы пластмассовые цветы, которые птицы растаскивают по всей территории кладбища. При этом они со временем выцветают, и выглядят далеко не эстетично».

Контакт устанавливается с пользователями не ухоженных могил, чтобы кладбища выглядели достойно. Пересматриваются места расположения мусорных контейнеров с тем, чтобы они не портили вид. А на кладбище Сизелинна в будущем году откроется новое обрядовое здание. Там будут сосредоточены все регистровые работники кладбищ, которые занимаются регистрацией похорон и заключением договоров об уходе за могилами. Новый зал траурных церемоний расширит возможности их проведения: добавятся еще и аудиорешения.

Вольдемар Куслап: «Преподносимые мне цветы и клал на заброшенные могилы»

«Меня очень лично задевало, когда я видел заброшенными могилы известных людей, у многих из которых были потомки, – сказал певец Вольдемар Куслап, чей интерес к кладбищенской культуре общеизвестен. – Это касается, например, кладбища Рахумяэ. Когда я возвращался с какого-нибудь выступления, где мне дарили цветы, то возлагал из  на ту или иную могилу как знак того, что хоть кто-то об этих людях помнит. А ведь у многих из них дети живы. Если задаться вопросом, что самое болезненное для нашей кладбищенской культуры, то именно такое забвение. Что же касается, к примеру, некоторых известных композиторов, то могли бы хотя бы хоры навещать и возлагать цветы. Могилы известных людей могли бы быть объектом куда больше внимания».

Куслап отмечает, что из таллинских кладбищ радость открытия он испытал на кладбище Сизелинна. «Даже жаль, что люди не умеют по-настоящему ценить этот зеленый оазис в городе, где очень много могил, неотъемлемых от истории нашей культуры.  К счастью, там есть информационные таблицы», – рассказывает он.

Среди наиболее интересных для себя открытий Куслап называет могилу внучки генералиссимуса Суворова, на которой установлен крохотный памятник. Когда-то более значительный монумент со временем был распилен на другие могильные плиты. Зато пищу для грустных размышлений дают на кладбище Сизелинна роскошные могилы лидеров преступного мира. Да еще и, похоже, «не зарастает к ним "народная» тропа"».   

Вольдемара Куслапа можно назвать одним из самых известных знатоков кладбищ Эстонии. Он каждый месяц писал о кладбищах в журнале «История Эстонии» (Eesti Ajalugu) и опубликовал книгу «Прогулки по кладбищам Эстонии» (Jalutuskäigud Eesti kalmistutel).

Если едешь на кладбище на автомобиле, визит надо предварительно зарегистрировать

О разрешениях на въезд на кладбища Таллинна можно ходатайствовать в основном в э-службе кладбищенского портала по адресу: http://www.kalmistud.ee/est/teenindus или в конторах кладбищ.

Разрешение можно запросить и по телефону в конторе кладбища – примерно за один рабочий день до намечаемого визита. Соответствующие работники  и номера их телефонов доступны по адресу: www.kalmistud.ee

Для ходатайства о въезде нужно указать имя и фамилию хоть одного из захороненных в могиле, к которой надо подъехать, а также регистрационный номер транспортного средства. Нужно также обосновать, зачем надо въезжать на кладбище.

В электронном виде ходатайство о въезде надо подавать хотя бы за один рабочий день до поездки на кладбище. Разрешение действительно только после того, как пришло подтверждение на электронный адрес ходатая. В конторах о разрешении на въезд можно ходатайствовать в тот же день, но надо знать имя и фамилию хотя бы одного захороненного в могиле, к которой надо подъехать.

Основание для ходатайства о разрешении на въезд на кладбище имеют люди, которым по состоянию здоровья трудно дойти до могилы. Второй причиной может быть ноша – когда на могилу ходят доставить памятник, скамейку и т.д. Для похорон особе разрешение на въезд не требуется. Организатор похорон согласует порядок въезда для всех участников похорон.

24 комментарии

п»ї Я пользуюсь CryptoTab Браузером — и вам советую! С ним вы сможете получать BTC, просто посещая любимые сайты или просматривая видео на YouTube. CryptoTab быстр, надежен и обладает удобным интерфейсом. https://cryptotabbrowser.com/5703690 https://cryptotabbrowser.com/landing/31/5703690 https://clck.ru/QAznh =Crypto=

In Staffing, anytime, so abstract are the agents recommended by the quantity's best bib rather residence to buy cialis online forum unknown that the tracking down urinalysis of chunk outstanding at tests to seem the reference radical, forms to seem its prevalence. http://antibiopls.com/# Isyrlg uyelzl

Добавить комментарий

Ограниченный HTML

  • You can align images (data-align="center"), but also videos, blockquotes, and so on.
  • You can caption images (data-caption="Text"), but also videos, blockquotes, and so on.
  • You can use shortcode for block builder module. You can visit admin/structure/gavias_blockbuilder and get shortcode, sample [gbb name="page_home_1"].
  • You can use shortcode for block builder module. You can visit admin/structure/gavias_blockbuilder and get shortcode, sample [gbb name="page_home_1"].