Перейти к основному содержанию

Наталья Мирзоян: анимационное кино – счастливый билет

Лауреатов фестиваля анимационных фильмов Animist Tallinn Наталья Мирзоян. Постер к фестивалю. Фото из личного архива. 
III Международный фестиваль анимационных фильмов Animist Tallinn завершился победой кукольного мультфильма «Семейный портрет» (режиссер Леа Видакович, совместное производство Хорватии, Франции и Бельгии). Награду обладателю Гран-При, 3000 евро от города Таллинна, вручил вице-мэр Йоозеп Вимм.

Борис Тух

Лауреатов фестиваля определяло жюри в составе: художник, кинематографист и музыкант Дэйв МакКин (Великобритания), режиссеры Изабелла Плучиньска (Германия/Польша) и Наталья Мирзоян (Армения/Эстония). Наша беседа с Натальей Мирзоян коснулась темы фестиваля, но постепенно ушла далеко от нее.

Наталья Мирзоян – человек в мире анимационного кино известный: она одна из создателей очаровательного сериала «Смешарики», автор таких фильмов, как «Дерево детства», «Чинти», «Пять минут до моря», «Привет, бабульник!». Ее картины брали призы на фестивалях анимационных фильмов. С недавнего времени – в Таллинне, учится в магистратуре Эстонской художественной академии (ЕКА).

 Сложно ли было работать в жюри фестиваля?

- Нет. Обсуждение заняло два с половиной часа, но не потому, что были разногласия, а потому, что хотелось подробно обсудить каждый фильм, выдвинутый на награды. Я поначалу волновалась, так как Дэйв МакКин – мировая величина, но он оказался очень простым и дружелюбным, и в наших спорах, как истинный джентльмен, уступил даме. А с Изабеллой у нас вообще не было разногласий. Мы обе болели за «Семейный портрет».

 Вы ведь сделали постер и заставку фестиваля. Все эти существа немного сюрреалистичны, и вместе с тем они такие милые и свойские!

- Спасибо. Режиссер Прийт Тендер, пригласивший меня делать постер и заставку, поставил задачу зримо обыграть понятия animal (животное) и anima (душа), сделать что-то на тему отношений животных и людей.

«В анимационное кино я пришла без специального образования»

  Наташа, выходит, в Эстонии вы получаете третье высшее образование?

- Второе. Первое получила в Ереванском госуниверситете, бакалавр социологии. Но это было очень давно. Потом я училась в Институте декоративно-прикладного искусства в Санкт-Петербурге на факультете станковой графики, но проучилась там всего год.

– Уже будучи известным режиссером и художником, решили продолжить образование? Век живи – век учись?

- Мое решение не так уж сложно объяснить. В анимационном кино у меня не было никакого образования. Правда, можно сказать, что это и не очень нужно, ведь можно и в работе учиться, так я и делала. Но работала я исключительно в рисованной анимации, а мне всегда хотелось попробовать себя в кукольной анимации и в stop motion. Мой непосредственный наставник – Ану-Лаура Туттельберг. Я высоко ценю эстонскую анимацию в целом, мне очень нравятся работы Ану-Лауры в кукольной анимации. А это такой жанр, в котором самоучкой сделать что-то интересное очень трудно. Лучше, чтобы тебя научили.

– Поясните, пожалуйста, что такое stop motion.

- Это перемещение в кадре неживых предметов, из которых получается анимационное видео. Словом, вся ручная техника работы с предметами, которая снимается под камерой: и кукольная анимация, и перекладка, и живопись по стеклу. Кукольная анимация больше похожа на игровое кино. Мне это нравится.

– Ваш фильм «Чинти» – это же не рисованная анимация?

- Да, местами это в stop motion, местами компьютерная анимация, но тоже выложенная на стекле. В основном это малюсенькие кусочки чая, которые потом в компьютере соединяются и в AfterEffect анимируются. Это мой первый такой опыт, но он не такой сложный, как фильм, над которым я работаю сейчас. Он будет моей магистерской работой, и это очень сложный проект. Рабочее название «Winter in March», по-русски это должно звучать так: «В марте была зима». Он будет сделан полностью из текстиля, это будет смешанная анимация: часть объемные куклы, часть плоские куклы, часть вышивка и рисованная анимация, имитирующая вышивку. Он будет длиться 15 минут, таких длинных фильмов я еще не делала.

Анимационное кино – это поэзия

– Вы как-то сказали в одном интервью, что не очень любите свой первый фильм «Дерево детства». Даже не показали его на встрече со зрителями в Доме кино.

- Я в самом деле не очень люблю его пересматривать. Но есть люди, которым он нравится больше всех моих фильмов.

– Для меня «Дерево детства» и «Привет, бабульник!» перекликаются тем, что в обеих картинах у ребенка грустные глаза. «Бабульник», как я понял, это то же, что девичник, только для старушек. Родители ушли встречать Новый год, маленькую дочку подкинули бабушке, а у той своя компания, старушки веселятся, а ребенку среди них грустно…

- В «Пяти минутах до моря», если помните, ребенок тоже одиноко чувствует себя на пляже, среди взрослых…

– Да. Но там меня потряс кадр, в котором престарелые супруги идут в море, постепенно удаляясь от нас. С одной стороны, глядя на то, как они поддерживают друг друга, сколько в этом любви и заботы, на сердце становится тепло. А с другой – возникает огромная жалость к ним – словно они, зная, что срок им отмерен краткий, хотят раствориться в водной стихии. Ваши фильмы очень эмоциональны…

- Ну, а как же делать фильмы без этого? Со временем мои фильмы удаляются от меня, и я воспринимаю их так, как будто кто-то другой придумал эту историю. Во время показа в Доме кино «Чинти» так сильно подействовал на меня… Он сделан давно, в 2012 году, мне казалось, я смотрела не свой фильм, и в конце у меня немножко защемило, так жалко стало главного героя, муравья, который так старается и так ему тяжко. Мне казалось: это все про меня.

– Мне кажется, что в анимации в единицу времени вкладывается намного больше, чем в игровом фильме

- Да, ведь очень сложно вложить все в маленький метраж, поэтому приходится выкручиваться и находить метафоры. У анимации совершенно свой киноязык. То есть он, конечно, свой у каждого режиссера, но в целом он сильно отличается от языка игрового кино. Анимация тем и хороша, что у нее совершенно свои способы разговора со зрителем. Правда, зритель должен быть достаточно подготовленным, чтобы считывать метафоры, которые обычно не применяются в игровом кино. Анимация намного ближе к поэзии.

– Вы ведь и раньше были знакомы с эстонским анимационным кино?

- Конечно! Я его обожаю. Слежу за конкурсами, их селекцией, и вижу, что селекцию на самые престижные фестивали успешно проходят как минимум два эстонских фильма. Всего 20-30 фильмов отбираются в конкурсные программы фестивалей, и два-три фильма от маленькой страны – это очень круто.

– Мои любимые эстонские мастера мультипликационного кино – Прийт и Ольга Пярн…

- Это же классики! Я жалею, что не приехала сюда раньше, когда они преподавали, но тогда у меня родилась дочь. Сейчас дочери 8 лет, а сыну два года, но я приехала учиться, потому что поняла: хватит тянуть, надо делать то, что хочешь. Я очень долго стремилась в ЕКА, долго собиралась. И теперь очень многое дает мне общение с Прийтом Тендером. Прекрасный режиссер и мой хороший друг!

Содружество

– Я вообще заметил, что работающие в анимации люди – очень сердечные и обаятельные.

- Это так! И я невероятно рада, что попала в анимацию очень рано, мне еще 20 лет не было. Это был просто счастливый билет не только потому, что занимаюсь любимым делом, нашла свое призвание – но и потому, что вокруг – невероятные люди. Все мировое анимационное сообщество очень теплое, дружное, все друг друга поддерживают. И сейчас особенно, когда эта поддержка так нужна. Когда началась война в Украине, и мы вовремя уехали, я почувствовала огромную поддержку от эстонских коллег – с кем-то я была и раньше знакома и дружила, но теперь этот круг расширился. Мне очень повезло, что у меня гражданство Армении – с российским гражданством меня не могли бы принять в ЕКА. И русские аниматоры друг друга поддерживают.

– Меня порадовало, что сейчас, когда в Европе доминирует тенденция «отмены русской культуры», «Анимист» включил в программу фильм Вари Яковлевой «Oneluv», и он получил один из призов жюри - от Изабеллы Плучиньской.

- В фестивале участвовал еще фильм Леонида Шмелькова «Огурцы», он шел как совместная российско-французская продукция. И участие картин двух российских режиссеров – просто прорыв, так как на многие фестивали их не допускают.

 Наташа, вы ведь переехали сюда не только ради учебы в ЕКА, хотя и это очень важно?

- Тут все совпало. Я хотела приехать сюда давно. Мы с семьей жили в Санкт-Петербурге, часто бывали в Эстонии. И собирались уехать из РФ давно, так как нынешняя политическая обстановка не стала для нас неожиданностью: уже лет 8-10 назад было ясно, к чему все клонится. Мы думали уехать, но было сложно выйти из зоны комфорта, потому что и дети маленькие, и хотелось надеяться, что все-таки что-то хорошее удастся сделать в России. И в политической жизни старались участвовать, правда, недостаточно активно.

Я подписала коллективное письмо аниматоров против войны, и в первые месяцы войны мы делали небольшие мультфильмы Animation against the War. И фильм, над которым я сейчас работаю, «Winter in March» тоже антивоенный. Это единственное, что я могу сейчас сделать.