Перейти к основному содержанию

Кылварт: основная задача – помогать простым жителям города

Михаил Кылварт. Фото: Елена Руди
По мнению мэра Таллинна Михаила Кылварта, в первую волну кризиса люди поняли, насколько мы все зависим друг от друга. Однако эффект единства был недолгим.

Наталья Ауг

natalja.aug@tallinnlv.ee

– Больше года и Эстония, и Таллинн живут в состоянии пандемии и ограничений. Как люди справляются?

– Кризис коснулся населения Эстонии очень неравномерно. Количество людей, испытывающих экономические трудности, за год сильно выросло. В то же время мы видим, что определенную часть общества кризис экономически не затронул совсем. Те, кто и ранее был социально менее защищен, тот и пострадал больше: кто-то потерял работу, кто-то – доход, у людей возникла неуверенность в будущем. И то, что общество страдает неравномерно, вызывает напряжение. Общим же для всех последствием стала эмоциональная и психологическая усталость – как общества в целом, так и каждого человека в отдельности.

Мне также кажется, что первая волна оказала некоторое оздоравливающее влияние, люди поняли, насколько все друг с другом связаны и насколько благополучие одних зависит от других. Люди были готовы поддерживать друг друга. Однако с приходом второй волны, не без помощи лидеров общественного мнения и политиков, люди вдруг стали делиться на определенные категории. Важным стало место проживания (Ида-Вирумаа или Таллинн, Ласнамяэ или Нымме), откуда ты черпаешь информацию. А в подтексте читалось – какой ты национальности.

Непростым испытанием и для детей, и учителей, и родителей стали два периода домашнего обучения. И все это наложилось на невозможность отвлечься от происходящего – по сути, все возможности активно и интересно провести досуг были под запретом.

– А что стало самым трудным для руководства Таллинна в управлении городом в условиях кризиса? Когда было труднее: во время первой волны или сейчас?

– Во вторую волну было тяжелее. После первой всем очень хотелось верить в то, что опасности больше нет, но она вернулась. Таллинн уже в сентябре начал говорить, что ситуация ухудшается, но никто не хотел слушать.

Мы подошли ко второй волне, наработав определенный опыт, и, в отличие от госструктур, более подготовленными: летом прорабатывали разные сценарии, готовили материальную базу, но психологически было тяжелее. Многие городские служащие не успели отдохнуть: едва выйдя из первого кризиса, им пришлось войти во второй. В первую волну мы не понимали, с чем столкнулись, но был эмоциональный подъем и желание справиться, чувствовалась поддержка людей. Вторая волна пришла на фоне усталости, эмоциональной и физической. Это было видно и по жителям города, и по городским служащим.

– Насколько непросто вам было работать в таких условиях?

– Тяжело было мотивировать как горожан, так и людей, которые несли ответственность на городском уровне. Много сил забирали попытки донести наши мысли до правительства. Тебя не слышат, ты повторяешь раз, другой. Потом они сами приходят к тому же. И так по кругу. Стучать в закрытую дверь очень энергозатратно.

– Основной удар кризиса пришелся на Таллинн. Как справляются социальные службы города с ростом нуждающихся в помощи людей?

– Мы ожидали, что год не будет простым, поэтому предусмотрели средства на социальные расходы и на непосредственную борьбу с кризисом. В Таллинне было больше всего заболевших, ведь столица – самое крупное самоуправление с самой высокой плотностью населения. Тут самые большие школы и многочисленные рабочие коллективы – а это очаги, из которых распространялся вирус.

Для преодоления кризиса мы применяли меры во всех сферах жизни. Предпринятые нами усилия не сопоставимы с усилиями ни других самоуправлений, ни государства. С одной стороны, это было возможно, потому что мы заранее проработали различные сценарии, с другой, городская система в состоянии оперативно реагировать на меняющуюся ситуацию.

Социальная сфера для нас была и остается приоритетом, поэтому наибольшие суммы ушли именно на поддержку простых горожан, начиная с освобождения от оплаты детского сада и выплаты компенсаций за первый день больничного и заканчивая раздачей продуктов и масок. Если приходится выбирать, то помощь людям важнее некоторых долгосрочных проектов.

– Таллинн разработал программу помощи предприятиям и спортклубам. Сможет ли город и дальше поддерживать бизнес и спорт, если придет третья волна?


– Наша основная задача – помогать простым жителям города. Поддерживая различные организации и коммерческие предприятия, мы думали о людях, о сохранении рабочих мест, о том, что экономику снова надо будет запускать, а без частного сектора это сделать невозможно. Помогая спортклубам, мы сохранили важную для города сферу деятельности – занятия спортом для детей. Для этого надо было сохранить рабочие места тренеров.

Остались ли у нас средства? Да. В последние годы мы сумели создать достаточный резерв. К тому же оба раза государство оказало некоторую поддержку местным самоуправлениям. Таллинн получил лишь долю от той поддержки, на которую мог бы рассчитывать, но мы и за это благодарны. Мы знаем, как эффективно использовать эти средства, но прежде всего рассчитываем на свои силы.

– Помимо социальных проблем большую озабоченность вызывает и влияние на детей и подростков удаленной формы обучения.

– Предполагаю, что глубину негативного влияния двух кризисов и двух периодов домашнего обучения мы сможем оценить лишь годы спустя. Сейчас очевидно падение уровня успеваемости некоторых детей. Государству следует осознать, что школам нужны средства для помощи детям, которые нуждаются в дополнительных уроках или внимании учителей. На недавней встрече с министром образования я обратил на это ее внимание, поскольку за организацию и финансирование образования отвечает государство.

В задачи местного самоуправления входит предоставление возможностей внешкольного образования. Государство намерено на этом сэкономить, но Таллинн сделает всё, чтобы все школы по интересам и спортивные секции могли работать. В постковидный период это поможет реабилитации и социализации детей. Из-за сокращения госфинансирования придется латать дыру в бюджете, но эта сфера для нас крайне важна.

– Коронакризис яснее высветил слабые места системы здравоохранения. Решит ли какие-либо из них строительство Таллиннской больницы?

– В первую волну мы оказались явно не готовы к кризису, не было даже запасов масок. Слава богу, что не возникло нехватки дыхательных аппаратов и кислородных масок. В очередной раз убедились, что у нас недостаточно медперсонала.

Старые здания таллиннских больниц давно не отвечают требованиям современной медицины. Например, сейчас они столкнулись с проблемой зонирования, было сложно разделить так называемые «чистые» и «грязные» зоны.

Новая больница необходима не только Таллинну, более половины пациентов столичных больниц – жители соседних самоуправлений. Современная больница – это лучшие условия труда персонала и мотивация для молодых врачей оставаться в Эстонии, это база для развития медицины как науки. По нашему мнению, это проект государственного значения. Так что мы были немало удивлены тем, что городу придется самостоятельно найти еще 100 млн евро, на которые ЕС уменьшил дотацию. Но мы все равно считаем, что проект надо реализовывать, и надеемся, что обещанных ЕС средств будет достаточно для старта.

– ЕС разрешил использовать государственную помощь при реновации Горхолла. Каковы теперь планы города?

– У нас был план, пока мы по щелчку не потеряли 100 млн евро. Предполагалось, что нам по силам выделить 100 млн на проект больницы и 100 млн на Горхолл. Это увеличило бы кредитную нагрузку, но посильно. Теперь нам придется искать дополнительные средства, но мы не откажемся ни от одного из проектов. Мы надеемся, что государство найдет возможность увеличить финансирование больницы, а для Горхолла будем искать инвесторов из частного сектора. Возможность реализовать проект в сотрудничестве с Tallink была бы идеальной, но в ближайшие годы это нереально.

– Количество велосипедов в городе растет, все больше появляется электросамокатов. На тротуарах они создают угрозу пешеходам, на проезжей части – рискуют сами. Есть ли возможность учесть интересы всех участников движения?

– Мы заинтересованы в том, чтобы люди больше использовали альтернативные виды транспорта. Велосипед – экологичный вид транспорта, который занимает мало места в городском пространстве. И даже в нашем климате он становится все более популярным. Однако пока не везде в городе есть велодорожки. Забрать под них часть проезжей части – не выход. Например, в центре это приведет к пробкам. Сеть велодорожек будет развиваться постепенно, новые отрезки будут появляться по мере ремонта дорог. Мы также с пониманием относимся к тому, что для многих удобнее передвигаться на автомобиле.

Уже этим летом мы планируем разграничить городскую среду таким образом, чтобы у всех было свое пространство для движения: тротуар пешеходам, велодорожки для велосипедистов и проезжая часть для машин. Посмотрим, как будет работать такое временное решение и как люди к нему адаптируются. Пока к тому, что в городе появился новый вид транспорта, не привыкли ни пешеходы, ни автомобилисты. Изменение культуры движения займет какое-то время.

– Стоимость квартир в Таллинне растет, вскоре люди со средним доходом будут не в состоянии приобрести жилье. Продолжит ли Таллинн строительство муниципального жилья? Должна ли у государства быть программа по строительству арендного жилья?

– Безусловно, нужны госпрограммы! Это очень большие деньги, и ни одно местное самоуправление – и даже Таллинн – не смогут создать отвечающий запросам населения фонд муниципального жилья. Таллинн строит социальное жилье для тех, кто не может сам решить проблемы жилья. Муниципальное жилье строится по мере возможностей, но они ограничены.

– Как вы относитесь к идее, что городу следует взять на себя уборку всех улиц в зимний период?

– Здесь нет простого ответа. Любая услуга, которую город предоставляет жителям, имеет свою цену, и если мы говорим о частных территориях, то право собственности предполагает ответственность. Если предположить, что город должен убирать все тротуары, то это подразумевает не только дорожки, за которые сейчас отвечают квартирные товарищества, но и находящиеся во владении частных домов, предприятий и государственных учреждений.

Услуги по уборке город покупает, и значит, придется найти дополнительные средства в нашем общем кармане, например, из средств социальной сферы или за счет строительства какого-либо объекта. Надо ли потратить на это несколько десятков миллионов, или разумнее будет, если каждый будет отвечать за чистоту на своей территории сам?

– На днях отмечали 9 мая. С вашим именем связаны благотворительные кампании в поддержку ветеранов. Что для вас значит этот день?

– В свое время я инициировал одну из таких благотворительных акций как человек, которому важно, что 9 мая – это не только праздник победы, но и неотъемлемая часть исторической идентичности. Я общался с ветеранскими организациями и знал нужды ветеранов. На мой взгляд, проявление уважения и придание значения исторической памяти не может заключаться лишь в том, что раз в году мы несем цветы к памятнику.

Благодарность еще живым людям, не допустившим мировой катастрофы, не может выражаться в одной внешней составляющей. В 2017 году кампания помощи была инициирована, в 2020 году она была наиболее масштабной. В этом году, на мой взгляд, – самой душевной: молодые люди приходили к ветеранам с подарками, общались, это сохраняет преемственность поколений.

И еще. В обществе важно, чтобы люди считались друг с другом вне зависимости от своего культурного наследия и исторической памяти. И если мы, те, для кого 9 мая – День победы, ждем понимания со стороны другой части общества, то и сами должны осознавать, что у живущих с нами рядом может быть другое восприятие истории. Исторические события по-разному отражаются на судьбах народов, и каждый имеет право на свою историческую память.

– Только центристы выступают за сохранение в Эстонии образования на русском языке, но решение о языке школьного образования в парламенте каждый раз проваливается. Как вы это объясните?

Мне видится проблемой то, что вопрос образования постоянно уходит в политическую плоскость. Хотелось бы, чтобы в обществе сформировалось понимание, что темы для противостояния нет. Доказывать русским людям необходимость и важность владения эстонским языком не надо. Все понимают, что его надо учить и знать. Не нужно объяснять и плюсы обучения в эстонской школе.

Однако это подходит не всем детям, не все справляются, не все могут попасть в эстонскую школу. Не у всех родителей есть возможность поддержать ребенка, когда он обучается на неродном языке, не говоря уже о том, что при обучения иноязычных детей каждая эстонская школа справляется по-своему, единой системы нет. Задача государства и общественного сектора – создать широкую палитру образовательных возможностей. Чем многообразнее она будет, тем больше шансов, что каждый ребенок получит возможность развиваться в наиболее подходящей для него среде. И вырастая, они смогут приносить больше пользы обществу.

– «Мониторинг интеграции» показал, что эстонская часть общества более заинтересована в переводе образования на эстонский язык, нежели неэстонская.

– То, что происходит в русской школе, для людей, с ней не сталкивающихся, – это то, что пишут газеты. В результате для многих вопрос стоит так: раз вы не хотите перевода школ на эстонский язык, вы не хотите учить язык. Остальное их не интересует. Можно много раз говорить о том, что учителей нет, что до сих пор нет стройной системы изучения госязыка от азов до С1, четкой системы экзаменационных требований для гимназий, но это не значит быть услышанным. Повторюсь, проблема в том, что вопрос образования и изучения языка выведен в сферу политики.

– Из того же исследования следует, что знание языка неэстонцами улучшается, но при этом сокращается объем неформального общения между эстонцами и неэстонцами.

– Статистика отражает привычное отношение «учите язык сами, без наших детей и эстонских учителей». И получается, что заявленная цель о консолидации общества сводится к демагогии.

В закрытом резервуаре, не хочу употреблять слово резервация, интеграция не происходит. Процесс пойдет быстрее, если будет двусторонним. Об этом моя мама на конференциях говорила еще 20 лет назад, но почему-то считается, что вливаться в общество – это обязанность национальных меньшинств. Чтобы процесс интеграции был устойчивым и приносил результат, его должны поддерживать все члены общества вне зависимости от национальности.

– Тотальный диктант в Таллинне каждый раз проходит с большим успехом. Это объясняется хорошей организацией мероприятия?

– Безусловно, и этим тоже. Традиционный формат совместного написания диктанта создает особую энергетику, атмосферу праздника. Участие в диктанте — это проявление уважения к своему языку и объединение вокруг своего языка.

Благодаря Тотальному диктанту появился Таллиннский диктант, который пишут на эстонском языке в День города. Таллиннский диктант приходят писать и ученики русских школ. Уважение к своему языку трансформируется в уважение к другим языкам, особенно к языку нашего общего места проживания. Для эстонцев эстонский язык является таким же стержнем культуры, как русский язык для нас.

– Согласно опросам, как кандидат в мэры Таллинна вы опережаете возможных конкурентов с большим отрывом.

– Если это оценка проделанной работы, то она – результат совместных усилий большой городской команды. Такая обратная связь приятна и дает понимание, что направление работы было выбрано верно. В контексте выборов как человек, имеющий непосредственное отношение к спорту, считаю, что какие бы хорошие результаты на тренировках ты ни показывал, в итоге важен результат, полученный на соревновании.

– Яна Тоом считает, если Юри Ратас решит баллотироваться в президенты, вы могли бы стать лидером партии.

– У меня нет цели добиться определенного поста в партии. В Таллинне я вижу конкретные задачи и проекты, которые хотелось бы довести до конца, и с этим я иду на выборы. Что касается партии, то я никогда не отказывался от ответственности там, где от меня могла быть польза. Сейчас этот вопрос неактуален, у нас есть действующий председатель партии, он готов продолжать работу, мы его поддерживаем.

– Мы все живем в ожидании полной отмены ограничений. Что вы сделаете, когда это произойдет?

– Пойду с дочерью в кино. Я ей обещал.

2 комментарии

Именно этот мэр нам нужен. А такие жулики из реформы, которые пытаются очернить Кылварта, не должны даже приближаться к городской управе. Хватит слушать открытое хамство реформистов, хватит слушать дурость Михала и Кальюлайда и других, таких же. Если кто-то из них попадает во власть, сразу начинается воровство, скандалы. Посмотрите, как только Каллас стала премьершей, что она сделала? Урезала социальную помощь детям. Куда направила? Военным. Хватит с военных 2% огт ВВП. Немцы вообще тратят менее 1%. Правильно, молодцы! А у нас сразу становятся во фрунт перед госдепом.

Добавить комментарий

Ограниченный HTML

  • You can align images (data-align="center"), but also videos, blockquotes, and so on.
  • You can caption images (data-caption="Text"), but also videos, blockquotes, and so on.
  • You can use shortcode for block builder module. You can visit admin/structure/gavias_blockbuilder and get shortcode, sample [gbb name="page_home_1"].
  • You can use shortcode for block builder module. You can visit admin/structure/gavias_blockbuilder and get shortcode, sample [gbb name="page_home_1"].