Перейти к основному содержанию

Исток таллиннской историографии: возвращение Городского архива

Директор Таллиннского городского архива в 1989-1996 Ю. Кивимяэ демонстрирует грамоту XV века –
одну из многих, вернувшихся в родной город. Снимок из газеты «Советская Эстония».
Фото: личный архив 
Ровно тридцать лет тому назад история столицы вновь стала длиннее почти на восемь столетий: в Таллинн вернулись фонды Городского архива. 

Йосеф Кац

Josef.kats@tallinnlv.ee

Его вынужденное отсутствие, изначально заявленное как сугубо временное – так и хочется воспользоваться словом «бегство» или даже «изгнание» – растянулось почти на полвека. 

А долгожданное и полное разного рода превратностей-перипетий возвращение на родину оказалось достойно если и не детективной повести, то уж точно – подробной документальной саги.

Пора испытаний

Муза дальних странствий витала над архивными полками Таллинна, по крайней мере, с середины позапрошлого, XIX, столетия. 

Стоило летом 1854 года замаячить на Ревельском рейде кораблям англо-французской эскадры, как городской архив, вместе со всем составом магистрата, спешно эвакуировался в Вейсенштейн – нынешний Пайде. 

Эвакуация времен Крымской войны оказалась недалекой, а главное – недолгой: почитай, несколько месяцев. В дни Первой мировой ситуация сложилась серьезнее: вывезенные в Москву фонды вернулись в Таллинн только в 1920-м. 

Говоря с позиций дня сегодняшнего, оба раза меры были, скорее, упреждающими: ни англичане с французами, ни кайзеровские войска штурмом город не брали, так что и непосредственной опасности гибели реликвий от военных действий не было. 

Вторая мировая оказалась куда как безжалостнее. С небольшим перерывом авиабомбы – вначале немецкие, затем – советские – падали на Таллинн с августа 1941 года регулярно. Особенно масштабным и разрушительным стал авиарейд в марте 1944-го.

О его стратегическом значении можно спорить. Но психологические последствия военной операции были бесспорны: германскими власти почувствовали себя в Таллинне неспокойно – и начали готовиться к потенциальной эвакуации.  Как водится, вывезти в таком случае из оставляемого города надлежало все самое ценное. В том числе – не только материальные, но и культурные ценности. Тем более – те из них, которые немцы воспринимали частью своего наследия. 

Скорее всего, еще каких-нибудь полвека тому назад желание вывезти в Германию наиболее древние документы городского архива не вызвало бы у эстонской части населения города сколько-нибудь видимого несогласия. 

Но к середине сороковых годов культурная парадигма изменилась: ганзейский период биографии столицы воспринимался уже не как наследие «семисотлетнего порабощения», а как неотъемлемая часть прошлого. 

Именно поэтому тогдашний директор Городского архива – Рудольф Кенкмаа, равно как и его заместительница Эпп Сиймо, по мере возможности затягивали процесс подготовки исторических документов к вывозу. 

«Желание вывезти архив в Германию удивляет, – писали они в администрацию Остланда. – От приближающегося фронта его можно было бы укрыть в эстонских поселках. Увезти архив – разбить его». 

Сохранить исторический документы на территории Эстонии архивным работникам не удалось. Но внести в акт о передаче немецкой стороны важный параграф они, вопреки всему, сумели.

«Эвакуация не затрагивает вопрос о праве собственности, – было записано в накладных на бесценный груз. – Выданные архивные материалы должны быть возвращены в Таллинн». 

Ключ к решению 

Указывался в сопровождающем акте и дата возвращения: не позднее окончания военных действий. Никто не мог и представить, что вскоре после того, как умолкнут пушки, начнется новая война – холодная. 

Первые попытки вернуть фонды Таллиннского городского архива были предприняты в 1957 году. Завершились они ничем: ни советская, ни немецкая сторона к конструктивному диалогу оказались не готовы. 

Ситуацию усложняло то, что вывезенные из Эстонии единицы архивного хранения – сто семьдесят один ящик – оказались на территории не ГДР, а ФРГ: вначале в Марбурге, затем – в Геттингине, а потом – в Кобленце. 

Лишь в конце семидесятых годов – в рамках подготовки Таллинна к проведению олимпийской регаты-80 – специалистам посчастливилось получить из Германии микрофильмы, отснятые со средневековых грамот и документов. 

Минуло еще одно десятилетие – и над Европой подули новые ветры: в эпоху перестройки отношения Советского союза с западными государствами стали куда как дружественнее и разговор о возвращении Таллиннского архива вновь зазвучал. 

Причем – не только таллиннского: после войны в СССР, в свою очередь, оказались архивы ключевых городов былого Ганзейского союза – Бремена, Гамбурга, Любека. Идея взаимовыгодного обмена стала ключом к разрешению сложившейся ситуации.

В июне 1989 года в Бонне – тогдашней столице ФРГ – представители внешнеполитических ведомств Советского союза и Западной Германии подписали договор о возвращении интернированных архивов на их «историческую родину». 

Через год газета «Õhtuleht» опубликовала на своей первой полосе слова вернувшегося из командировки в Кобленц доктора исторических наук Раймо Пуллата: «Уже в нынешнем октябре Таллиннский архив будет возвращен из ФРГ». 

Так оно и произошло: 4 октября восемнадцатиметровый фургон автотранспортной фирмы «Интердиан» покинул город на слиянии Рейна и Мозеля, взяв курс на Восток. Преодолев три границы, в Таллинн он прибыл через три дня. 

Первый ящик с архивными документами был внесен в сени старинного дома по адресу Толли, 7 октября – в два часа четырнадцать минут по полуночи. Разгрузка всей фуры заняла еще пятьдесят две минуты. 

День на календаре был воскресный, да и время было позднее – и потому с официальной церемонией встречи архива решили подождать до первого рабочего дня – понедельника, 8 октября. 

Принадлежит всем 

Один из главных гостей торжества, консул ФРГ в Ленинграде, Хенниг фон Вистингхаузен отметил: не только у книг, но и у архивов есть своя история и своя судьба. 

«Отрадно, что исторические грамоты не просто собирали пыль на немецких полках, – напомнил он. – Их использовали в научных трудах и на их основе появился целый ряд научных изданий. 

У нас остались копии со всех документов городского архива Таллинна. Есть надежда, что будут они сняты и с тех документов, которые никогда не покидали родного города – и отосланы в Бундесрахив. 

Тогда бы немецкие и эстонские ученые могли бы развивать дальнейшее сотрудничество. Ведь в лице Таллиннского городского архива мы имеем дело с одним из богатейших собраний к северу от Альп». 

 «Таллиннский архив не принадлежит безраздельно отдельно взятой немецкой культуре или эстонскому народу, – отметил директор архива Юри Кивимяэ. – Он, без преувеличения, является частью международной науки».

Сомневаться в справедливости принесенных тридцать лет тому назад слов нет оснований. Подтверждения же им – есть: монографии и популярные издания, посвященные прошлому Таллинна, изданные за минувшие три десятилетия. 

И пускай в нынешнюю, дигитальную, эпоху, для их написания, зачастую, достаточно не выходить из дома, пролистывая и читая документы многовековой давности оцифрованными и выложенными в Интернет.

Само осознание, что за дверью средневекового дома на улице Толли,6 лежат те самые грамоты, которые были написаны в Таллинне много-иного веков тому назад наполняют душу ценителя старины радостью. 

 

Добавить комментарий

Ограниченный HTML

  • You can align images (data-align="center"), but also videos, blockquotes, and so on.
  • You can caption images (data-caption="Text"), but also videos, blockquotes, and so on.
  • You can use shortcode for block builder module. You can visit admin/structure/gavias_blockbuilder and get shortcode, sample [gbb name="page_home_1"].
  • You can use shortcode for block builder module. You can visit admin/structure/gavias_blockbuilder and get shortcode, sample [gbb name="page_home_1"].