Перейти к основному содержанию

Георгиос Кутлис: из Греции с любовью к российской классике

Георгиос Кутлис и артисты Наталья Дымченко и Александр Жиленко.
Фото: Николай Алхазов, Русский театр.
«Мы живем одним днем, не строя долгосрочных планов. Сегодня репетиция состоялась. Завтра – надеемся, что будет. А на три дня вперед уже не загадываем. Когда состоится премьера – неясно. Теоретически – 15 апреля. Но неизвестно, снимут ли к тому сроку локдаун». Так говорит режиссер Георгиос Кутлис, который ставит в Русском театре спектакль «Мудрец» по комедии Александра Островского «На всякого мудреца довольно простоты».

Борис Тух

Георгиос Кутлис – гражданин Греции. Два года назад студенты курса, которым руководили Евгений Каменькович и Дмитрий Крымов, показывали на Малой сцене Русского театра эскизы постановок по русской классике. Лучшим по результатам этой режиссерской лаборатории был признан эскиз Георгиоса Кутлиса, и молодой режиссер получил право поставить на основе этого фрагмента спектакль в Русском театре.

Иди туда, куда ведет тебя фантазия

-  Георгиос, расскажите, пожалуйста, что дали вам годы учебы в ГИТИСе.

- Кроме Евгения Борисовича Каменьковича и Дмитрия Анатольевича Крымова я непременно должен назвать моих педагогов по актерскому мастерству, Наталью Вадимовну и Геннадия Геннадиевича Назаровых. Все педагоги мне очень многое дали, но эти четверо – Назаровы, Крымов, Каменькович – каждый из них по-своему повлиял на меня. Назаровы учили меня как работать с актерами. Помогли мне понять, что такое – природа актера, и как взаимодействовать с ним в процессе постановки. Крымов меня научил, что театр - это фантазия. Сначала появляется интерес, а уж потом понимание. Не надо ставить над собой потолок, ограничивающий свободу. Иди туда, куда ведет тебя фантазия, и доверяй ее.  А Каменькович дал мне фундаментальное понимание того, что такое режиссура. Снабдил инструментарием профессии.  Он прекрасный профессионал и прекрасный руководитель. Режиссер ведь должен понимать и уметь, как руководить людьми, как объединить – не только актеров, но и всю команду, с которой ты делаешь спектакль.

 - Первоначально актерское образование вы получили на родине, в Греции?

- Сначала я получил юридическое образование, потом актерское. А в ГИТИСе защитил диплом по режиссуре и окончил магистратуру. Мне 31 год. Из этих лет один год, точнее, 9 месяцев, я отдал военной службе, был солдатом армии Греции.

- Древняя Эллада – родина театра. А какова разница между современным театральным образованием в Греции и в России?

-У нас своя сильная актерская школа.  Но разница в том, что в России существует традиция, есть метод. А в Греции каждый талантливый артист сам по себе пробует, что он может. Нет традиции, нет передачи умения от учителя к ученику. Режиссерский факультет у нас открылся вообще только два года назад. У на хорошие актеры, хорошие площадки, на которых играет древнегреческие трагедии, но нет системы государственной поддержки театров.

-  Где вы больше работаете: в Греции или в России?

- Я не знаю, где я больше работаю. Два года назад я окончил ГИТИС. Еще студентом поставил в Москве детский спектакль «Сказки Андерсена». Моей дипломной постановкой в ГИТИСе стал «Ревизор» Гоголя. А по возвращению в Грецию в Национальном театре я выпустил спектакль «Изображая жертву» по пьесе братьев Пресняковых и в Театральной школe – «Кислород» Ивана Вырыпаева.  Но тут из-за коронавируса у нас в Греции все театры закрылись, только летом два месяца работали, и Афинский театральный фестиваль дал возможность нескольким режиссерам поставить радиоспектакли. Вот я и выпустил детективный радиоспектакль. В Греции – моя база, я живу в Афинах.

- Значит, у вас есть любовь и к русской классике, и к русской новой драме?

- Знаете, русская новая драма в Греции почти не переведена. В России и в других странах бывшего Союза «Изображая жертву» и «Кислород» хорошо знают: были фильмы по ним, было много театральных постановок. А в Греции мне самому пришлось заняться переводом. Вот классику, в частности, Островского и Гоголя, у нас не так уж много, но знают.

- И вот вы в Таллинне…

- С 4 января я в Таллинне. Но не все это время было отдано репетициям. Сначала я провел две недели в карантине, потом кто- то из актеров болел, так что ситуация постоянно менялась.

Ни за 30 лет, ни за полтораста существенных изменений не произошло

- Островский назвал свою комедию «На всякого мудреца довольно простоты». Вы сократили название до одного слова: «Мудрец».  Как в 1922 году Сергей Эйзенштейн, тогда еще совсем молодой режиссер, ставивший спектакль по мотивам этой пьесы в Театре Пролеткульта, и как Марк Захаров в 1989 году.

- Спектакль Марка Захарова я видел, правда, в телевизионном варианте.

- А мне посчастливилось видеть его вживую, на сцене Московского Ленкома, поздней осенью 1989 года. С тех пор прошло больше 30 лет. Как вы считаете, за это время наше восприятие пьесы сильно изменилось?

- О нет! - Пьеса написана, если не ошибаюсь, в 1868 году. Ей полтора века. Но когда читаешь ее сегодня, в персонажах легко узнаешь своих друзей, своих знакомых, а возможно – и самого себя. Глумов – первый герой Островского, который осознанно выбирает путь цинизма. Знаете, размышляя не только над тем, как ставить эту комедию, но и вообще о жизни, о ситуации, в которую мы угодили вместе с окружающим нас миром, я вынужден был прийти к довольно печальному выводу. Когда-то были эпохи романтизма, натурализма, символизма, но они миновали, а время, в которое мы живем, лучше всего назвать временем цинизма. Глумов – актуальнейший для нас герой. Вот я наблюдаю его путь, и мне и смешно, и очень горько.

Времена не выбирают

- Что поделать?! Прав был поэт, который сказал: «Времена не выбирают, в них живут и умирают». Для Островского и позже важно было поставить героя (а лучше – героиню) перед циничным выбором. В «Бесприданнице», «Бешеных деньгах», «Талантах и поклонниках» перед женщиной стоит одна и та же альтернатива: продаваться дешево и в розницу или дорого и оптом? И каждая героиня делает свой выбор.

 - Но здесь, я думаю, мы имеем дело с не совсем обычным Островским. Обычно он - гений бытового реализма, психологии, быта купцов. Здесь все персонажи – дворяне, образованные люди, и здесь в структуре пьесы очень много условностей. Даже сюжет выстроен условно. Поэтому эта комедия при постановке ее на сцене требует очень много театральности. Она гротескна, и в этом напоминает драматургию Гоголя. Вообще для Островского такая гротескная реальность – редкость. Я бы назвал эту стилистику: утрированный реализм, парадоксальный реализм.

- Если помните, у Марка Захарова Глумов впервые появлялся на фоне котельной. Он был парнем «из поколения дворников и истопников», для которых господствующая идеология была противна, они отделяли себя от официоза, но когда началась перестройка, многие из них начали бороться за место под солнцем, расталкивая локтями конкурентов. А Глумов опоздал к дележу пирога и ломает себе голову, как наверстать упущенное.

- У нас он тоже понимает, что талантлив, но не нашел место в обществе. Его не признали. У него нет успеха. Но он-то знает, насколько лучше он тех, кто преуспел. Он предает себя. Ставит свой ум и талант на службу чему-то недостойному. Все на продажу! Что такой человек готов продать для успеха?

- Он же видит, что вступил в эпоху товарно-денежных отношений. Что у него есть, то и продаст. Интеллект свой продает, совесть продает. И презирает своих покупателей-работодателей.

- Но у него есть дневник, которому он поверяет все свое презрение! Если б не было дневника, что было бы с ним? Он был бы счастливым?

 - Успешным – да. Счастливым – вряд ли!

- Так оно и есть. В тот момент, когда мы достигаем успеха, мы догадываемся, что проблема нашего существования глубже, и задаем себе вопрос, стоила ли игра свеч.

- И это удивительно напоминает рефлексию другого талантливого авантюриста, Остапа Бендера, когда тот получил свой миллион: «Остап вдруг опечалился. Ему показалось странным, что мир не переменился сию же секунду и что ничего, решительно ничего не произошло вокруг. Стало немного скучно, как Роальду Амундсену, когда он, проносясь в дирижабле над Северным полюсом, к которому пробирался всю жизнь, без воодушевления сказал своим спутникам: «Вот мы и прилетели». Внизу был битый лед, трещины, холод, пустота. Тайна раскрыта, цель достигнута, делать больше нечего».

- Очень похоже!

Команда

-  Георгиос, представьте команду, с которой вы работаете над постановкой.

- В роли Глумова – Александр Жиленко. Он мне показался идеальным исполнителем на эту роль. У него на лице написано: добрый человек. Не опасный! Чуть-чуть наивный. Так легче понять, почему окружающие – такие искушенные в интригах – его не распознали. Он такой милый и пушистый, его хочется пригреть. Я видел постановки, где Глумов с самого начала был волком в овечьей шкуре. Но тогда нельзя ему сочувствовать.

Клеопатра Львовна Мамаева – Наталья Дымченко, Мамаев – Дмитрий Косякрв. Крутицкий – Александр Окунев,  Городулин – Сергей Фурманюк. Турусина – Анна Маркова.  Машенька - Карин Ламсон. Курчаев – Даниил Зандберг. Глафира Климовна Глумова – Татьяна Маневская.

Александр Жеделев пишет музыку, Ольга Привис делает хореографию. И я привез с собой двух художников – сценографа Юлиану Лайкову, и художника по костюмам Хетага Цаболова, они оба из той комнды, с которой мы вместе дедали «Ревизора». Теперь стараемся пройти путь от безусловно гротескного Гоголя к Островскому, в котором тоже надо найти гротеск.

- Ситуация с ковидом сильно осложняет жизнь?

- Мы живем сегодняшним днем. От репетиции до репетиции. И не знаем, когда сыграем премьеру. Теоретически – 15 апреля. Но до 11-го локдаун, и снимут ли его к 15-му, неизвестно. Очень беспокоит, когда не знаешь, куда пойдут твои труды. В прошлом году в Греции у меня премьера была назначена на 13 марта. Но 12 марта, как раз во время генерального прогона постановки, правительство объявило, что театры закрываются. В таких случаях сбивается дыхание, не знаешь, как распределить физические, духовные и моральные силы. А в остальном я счастлив, что работаю. Ведь многие театры вообще закрыты.

6 комментарии

Добавить комментарий

Ограниченный HTML

  • You can align images (data-align="center"), but also videos, blockquotes, and so on.
  • You can caption images (data-caption="Text"), but also videos, blockquotes, and so on.
  • You can use shortcode for block builder module. You can visit admin/structure/gavias_blockbuilder and get shortcode, sample [gbb name="page_home_1"].
  • You can use shortcode for block builder module. You can visit admin/structure/gavias_blockbuilder and get shortcode, sample [gbb name="page_home_1"].