Перейти к основному содержанию

Александр Домовой: я иду как по натянутому в воздухе канату

Александр Домовой.
Фото: личный архив
Героем посвященной таллиннцам рубрики «А у нас во дворе» в этот раз стал Александр Домовой (31), актер Русского театра Эстонии. Он также снимается в кино и ведет мероприятия. Александр известен по ролям Скалозуба в постановке «Горе от ума», Жана во «Фрекен Жюли», лейтенанта Ландратова в «Омон Ра». В актерской профессии осуществилась его мечта входить в образы совершенно разных людей. Сам Александр считает себя проводником энергии для зрителей. О самых ярких эпизодах в театре и о том, как начинался его творческий путь, рассказывает сам герой.

Галина Муйжниекс

info@stolitsa.ee

Самое страшное для актера – вдруг забыть свой текст. В спектакле «Омон Ра» по Виктору Пелевину был момент, когда мой герой, лейтенант Ландратов, должен произнести длинный монолог. Я начинаю первый абзац – и все... Белый лист. А это Малый зал, где совсем другой энергообмен: сцена расположена на одном уровне со зрителями. Им видно каждое движение глаз актеров, нельзя показать, что ты забыл слова. А я стою на расстоянии полутора метров от публики и должен что-то сказать, но не могу. Длинная драматическая пауза. Я выждал и начал что-то говорить, но не в том порядке. Все перепутал.

Чем для меня отличается работа в театре от работы в кино? Играть спектакль в театре – это как идти по натянутому в воздухе канату. Начинается спектакль, ты встаешь на канат и должен пройти от начала до конца. Та эмоция, которая охватывает твоего персонажа во время спектакля, влияет на его поведение, поступки, слова. Ты это несешь до конца, пока стоишь на площадке. Сниматься в фильмах мне тоже нравится. Но там у актера есть возможность сойти, обдумать, встать обратно и пойти дальше. Это тот же канат, только он лежит на земле.

Каждый раз перед выходом на сцену мною овладевает сильное волнение. Сильнее всего эти чувства перед премьерой: это первая встреча со зрителем в новом обличье, не знаешь, чего ожидать и как будет реагировать публика. Стараюсь сохранять спокойствие, ведь сейчас я буду выполнять то, что обычно и делаю. Но за десять минут до начала спектакля сильный страх застилает глаза. Даже если это пятнадцатый спектакль по счету, я все равно переживаю перед выходом. Но при этом только на сцене я по-настоящему счастлив.

В актерской работе много хорошего, особенно когда ты что-то для себя открываешь. У меня было не раз, что после спектакля полчаса сидел и приходил в себя, в театре ты, как губка, впитываешь все приятные и неприятные переживания персонажа. Один из самых запоминающихся для меня моментов был связан с постановкой «Фрекен Жюли» по Августу Стриндбергу. Режиссером стал выпускник ГИТИСа Антон Киселюс. По сценарию, между Фрекен Жюли, графской дочкой, и лакеем Жаном, роль которого я исполнял, вспыхнули чувства. У меня никак не получался этот персонаж! Чтобы мне понять, что значит любить, повиноваться и ненавидеть, режиссер придумал такую вещь. После репетиции я встал на карачки, а Настя (Анастасия Цубина, актриса Русского театра, игравшая роль Фрекен Жюли – Ред.) взяла меня за волосы и, как собачку на привязи, начала водить по театру. Нас встречали люди, а она говорила: «Знакомьтесь, это Саша Домовой, артист, а я его выгуливаю». Я долго негодовал. Этот прием помог развить такое чувство ненависти, которое я по своей природе испытывать не был способен, будучи добрым человеком. Работа над этим персонажем мне очень запомнилась.

Детство

Помню, посадили нас в детском саду в полукруг и спросили, кем мы хотим стать, когда вырастем. Когда очередь дошла до меня, ответил, что космонавтом. Мы с мамой тогда часто гуляли и разглядывали звездное небо, и она рассказывала истории о космосе, далеких планетах. Но потом я задумался, подбегаю снова к воспитательнице: «Нет, все-таки хочу на экскаваторе работать, как папа». Немного погодя бегу к ней с новой идеей: «Нет, не на экскаваторе, я хочу дома строить». В тот день я перебрал с десяток профессий, которые мне казались важными и интересными. В конце концов терпение воспитательницы лопнуло, и она выпалила мне серьезным тоном: «Ничего у тебя не получится, столько профессий у человека быть не может». Ее слова сильно потрясли меня, маленького мальчишку.

О профессии актера я начал задумываться благодаря Адриано Челентано. Я видел одного и того же человека в совершенно разных фильмах и не понимал, как такое возможно. Тогда мама рассказала мне об актерской профессии, начала водить меня на постановки в театр «Мельница» в Кохтла-Ярве, показала свою коллекцию фотокарточек актеров и актрис. Для меня это были люди с другой планеты, ведь мой мир тогда состоял из маленького поселка, автобуса и детского садика. Вокруг себя я не видел людей, связанных с актерским делом.

Танцы

В семь лет меня отдали в танцевальную студию. Это была мечта моей мамы, чтобы я танцевал. Ходил нехотя. Прихожу на репетицию – вокруг одни девчонки, а о чем же с ними говорить? Но все резко изменилось, когда в один прекрасный момент из-за прогулов меня сняли с танца. И тут у меня засвербело от дикой досады: как же я? А дальше закрутилось: танцевальные конкурсы, поездки, фестивали. Я достаточно целеустремленный с детства. Из-за тяги к соревнованию появилось больше мотивации к занятиям танцами. В год, когда наша танцевальная группа впервые участвовала в танцевальном конкурсе «Коолитантс» (Фестиваль школьного танца), мы стали лауреатами в категории «Шоу-танец».

Организатор клуба по интересам нашей школы открыла свою театральную студию, но меня туда не позвали. На первой постановке, сидя в зрительном зале, я сгорал от зависти. В итоге меня в студию приняли, но дали очень маленькую роль. Мы играли очень сложный спектакль «Дорогая Елена Сергеевна» Людмилы Разумовской. Мне достался самый дурной персонаж из плохой семьи. Позже на театральном конкурсе я получил приз за лучшую роль второго плана. Тогда я понял, что маленьких ролей не бывает.

Ведущий

Когда я учился на театральном отделении Вильяндиской академии культуры, ко мне пришло понимание, что самый сложный зритель – это дети. Их не обмануть. Я решил попробовать себя в качестве детского аниматора. Мне было интересно, будут ли дети верить в моих персонажей на праздниках. Поработав аниматором в разных проектах, я создал свою команду единомышленников, и мы начали выдумывать свои шоу-программы для детей, каких еще не было: мыльные пузыри, бумажные шоу, Тесла-шоу и фокусы с электричеством, сухой лед, жидкий азот. Когда этот этап был пройден, я начал организовывать взрослые мероприятия: свадьбы, корпоративы, дни рождения. Мне хотелось общаться с теми, кто пришел на шоу, а не просто демонстрировать подготовленную программу. Каждый новый заказчик праздника – это новые идеи и ожидания, и в процессе переговоров происходит совместное создание чего-то нового. Моя цель как ведущего состоит в том, чтобы люди забывали о своих переживаниях и хорошо проводили время.

Карантин

Период самоизоляции дался мне нелегко. Помню момент, когда эпидемия только начиналась где-то в Китае, мы сидели в гримерке театра и шуточно разговаривали об этом всем. Однако очень скоро всем стало не до шуток. У меня был четкий план на всю весну. Начал сотрудничать с Марией Гольцман, у нас был прописан график постановок. С театром танца «Рада» был запланирован ряд представлений, на лето имелись планы дальнейшей работы. Я стал ощущать, что три года усердной работы не прошли даром: я в потоке. Хоть иногда и было трудно физически, но усталость проходила, а мотивация к дальнейшему росту только усиливалась. А тут – закрыты двери театра, все планы сошли на нет, уединение и тоска. Очень тяжело. Но сегодня (20 мая – Ред.) у нас наконец была первая репетиция в театре!

Мой Таллинн

Для меня Таллинн – это остров в океане, на берег которого меня выкинуло после кораблекрушения. И я ему благодарен за то, что у меня появилась почва под ногами. Поначалу этот остров казался пугающим: не знаешь, что там, в глубине джунглей, какие опасности подстерегают. Постепенно привыкаешь к острову, обустраиваешься. Узнаешь, что здесь безопасно, звери не такие и дикие, но они не знают, как к тебе относиться. И плодов вкусных много. Таллинн очень люблю, если уезжаю из города, то скучаю. Я понимаю, что в океане много островов, но этот – самый родной.  

1 комментарии

Добавить комментарий

Ограниченный HTML

  • You can align images (data-align="center"), but also videos, blockquotes, and so on.
  • You can caption images (data-caption="Text"), but also videos, blockquotes, and so on.
  • You can use shortcode for block builder module. You can visit admin/structure/gavias_blockbuilder and get shortcode, sample [gbb name="page_home_1"].
  • You can use shortcode for block builder module. You can visit admin/structure/gavias_blockbuilder and get shortcode, sample [gbb name="page_home_1"].