Перейти к основному содержанию

Здоровье не выслужить: хронические болячки во время службы

Перед вами эдакая исповедь дембеля, красочный рассказ о странностях, особенностях, срочной службы в рядах Сил обороны Эстонии. Часть восьмая.

Александр Карпов

Info@stolitsa.ee

«Но у меня хронический тонзиллит», – говорю я исподлобья смотря на хирурга. Этот врач на приемной медицинской комиссии мало, что решает: руки, ноги есть, никаких смертельно опасных заболеваний органов нет – годен. «Ничего, заболеешь – вылечим. У нас хорошие врачи». Полгода спустя мне вырезают гланды, еще два месяца после этого курс реабилитации. Медицина на высшем уровне, но, кажется, это замкнутый круг.

В комиссионном царстве

В начале служащий в лучших традициях сказочного мира должен пройти три испытания, дабы решилась его судьба. Первое испытание – комиссия, где трехглавый дракон (хирург, терапевт и психолог) задает новобранцу разные загадки.

Загадки где-то понятны служащему, мол, хронические болезни, травмы и прочая фактическая информация, но голова-психолог не балует столь банальными вещами. На моей памяти, все, кто выходили из кабинета психолога недоумевают о тех или иных методах определения ментального здоровья. В моем случае было всего две загадки – ты помнишь день рождения своей матери и когда ты последний раз высыпался. Уверенные ответы на два этих вопроса позволили дракону выскрести своим чернильным ногтем «Vastab nõuetele». На мое замечание, что у меня есть проблемы с нервами и позвоночником (невралгия и все эмоциональные состояния, от этого вытекающие) посчитались им не соматическими, а хирургическими, и, ой, а к хирургу-то второй раз нельзя, но ничего страшного, забудь и проследуй за решением к той дальней двери.

А за дверью кощей-главврач, над списками призывников чахнущий, глядя на последних, то и дело или рисует галочку у строчки «годен», или повышает голос на помилования требующих и все равно рисует галочки. И пишет пропало.

Длится все это из-за огромного количества народу около семи-восьми часов.

В казарменном государстве

Вторая, но уже по-военному быстрая медкомиссия ожидает призывника в части, где протокола ради, у солдата проверяют все то же самое. Т.е. допускается вариант, что первая комиссия что-то могла и недоглядеть; т.е. допускается вариант, что уже более-менее взрослый человек, закрывший все дела, ушедший с работы и скорее всего сбривший все со своей головы может в первые же часы службы развернуться, вновь открыть все свои дела, вернуть/ начать искать работу, отращивать шевелюру. Таких, как правило, очень мало, но все-таки есть.

Третье испытание – вакцинация. Русская рулетка. Хотя все делается сразу (на первых неделях службы) и по всем канонам, никто не может предсказать как скажется состояние новичка в этом дремучем лесу Марса на микродозу бактерии. Грипп, энцефалит и проч. Помню кого-то пару дней коматозило, а кому-то хоть бы хны.

После этих процедур – служащего ждет лазарет только исключительно с индивидуальными проблемами.

Атолл спокойствия

Каждый лазарет представляет из себя маленькую больницу. Если бы не добрая половина персонала в камуфляже – было бы ощущение, что зашел в частное медицинское заведение. Главврач – гражданский; сестры – часть таких, часть кадровых; парамедики-санитары – «кадры»; заведующий отделением – офицер (которого другие военные, прошедшие военную академия или боевую школу называют дешевым погоном, ведь три звезды дают просто за докторскую степень, и не суть, что шесть лет в медицинском – это не три года в лесах и академии).

Работает такое заведение в каждой части по разному. Где-то лазарет принимает круглосуточно (стратегические и крупные части), где-то классические с-восьми-до-пяти, и таким частям приходится уповать на скорую помощь, если чего случиться вечером.

В целом, лазарет – это даже больше поликлиника, чем больница. Быстро сделают анализы, выдадут лекарства, полечат ингаляциями и укольчиками, но коль все плохо (но не критично) или дадут спасительный постельный режим, или (очень плохо, но все еще не критично) положат к себе в палату.

Измученный рутиной мозг срочника быстро на подсознательном уровне схватывает, что на просьбу сходить в лазарет нельзя дать отказ и это отличный повод хотя бы на десять минут в день (очередь в приемную) побыть наедине с собой, легально хапнуть облегчение или приблизиться к заветной мечте – выспаться. Находились и те, которые злоупотребляли этим, были и те, кто за всю службу, может раза два всего заходили по реальной нужде.

Помню, комбат на первой неделе так и заявил всему батальону на построении: «Сейчас вы еще не поняли до конца, где вы оказались. Но, поверьте мне, перед и особенно после первого леса у приемной сестры не будет и минуты отдыха». Все тогда опешили, мол, что же такого плохого будут делать с нашими телами в лесах. В итоге оказалось, что плохое делось с нашими умами и моральными силами. А это – корень всех проблем.

Поход в лазарет можно сравнить с походом к семейному врачу. И это прекрасно. Я думаю, никто из гражданских лиц не отказался бы от того, чтобы у него каждый день интересовались о возможности посещения семейного, при надобности, он оказывался там через 15 минут и, ого-го, сразу бесплатно получил бы всевозможные лекарства, да в таком количество, что хочешь-не-хочешь, но унесешь с собой после дембеля домой.

Из ряда фантастики

Также стоит отметить схваченность и легальный «блат» в вопросах сотрудничества гражданской медицины и военной. Если у срочника появляется болячка, которая требует осмотра специалиста – то это вопрос пары часов. Например, если гражданский ждет две недели приема лора и два месяца на прием к пульмонологу, то срочник попадает к первому часа через три, ко второму дня через два. У Сил обороны есть свой медицинский центр, в котором принимают те же специалисты, что и в больницах, только сразу. Таким образом я решил в свое время исправить проблему с гландами именно в армии. На гражданке просто было жалко сил и времени: поход к семейному – две недели, направление к ЛОРУ – два месяца очереди, направление к хирургу для удаления гланд – полмесяца, очередь на операцию – полгода.

В армии это выглядело иначе. Один раз заболеть ангиной – неделя, поход в лазарет – день, прием у ЛОРА – день, у хирурга – два дня ожидания, предложили две операции – платную и бесплатную. Платная послезавтра, бесплатная через две недели. Проблема, которую я на гражданке не мог решить годами, была решена за месяц. Плюс отправили в санаторий на три недели.

Однако ангина, которая предшествовала этому была самой сильной за все время из-за ослабленности организма на шестом месяце службы.

Хоть и денюжка для медицины гражданской и медицины военной капает из разных мест, одно бесспорно влияет на другое. Ведь коль на воле мои гланды были бы целы, то все средства, способствовавшие скорому лечению в армии, были бы сохранены. И так с каждым недолеченным служащим. Не зря же потом порталы пестрят заголовками «состояние здоровья призывников оставляет желать лучшего» … И дело не столько послабленных призывных требованиях к здоровью.

Славно, что была такая возможность быстрого лечения, но печально, что этого было не избежать.

 

Attachment

Иллюстративное фото.

Scanpix

Добавить комментарий

Ограниченный HTML

  • You can align images (data-align="center"), but also videos, blockquotes, and so on.
  • You can caption images (data-caption="Text"), but also videos, blockquotes, and so on.
  • You can use shortcode for block builder module. You can visit admin/structure/gavias_blockbuilder and get shortcode, sample [gbb name="page_home_1"].
  • You can use shortcode for block builder module. You can visit admin/structure/gavias_blockbuilder and get shortcode, sample [gbb name="page_home_1"].