Перейти к основному содержанию

«Клубничка» для солдата: времена года и погода глазами служащего в армии Эстонии

Погода для срочника становится отдельной вселенной. Срочник не любит эту вселенную во всех ее проявлениях, ведь во всех таковых она не шагает нога в ногу с ним, а скорее тормозит. Срочник на себе переносит все плохое, что есть в том или ином времени года. И правда - на его стороне.

Александр Карпов
Info@stolitsa.ee

Четыре сезона, каждый со своими оттенками. Эстонский срочник вряд ли захочет служить в любом из них, прочувствовав погодные радости на собственной шкуре. Летом не хочется лета, в сентябре ¬– сентября и так далее. Он может хотеть служить в принципе, может не хотеть, но погода, кажется, всегда против него. Взглянем же на особенности каждого времени года для служащего Сил обороны Эстонии.
Лето
До боли богатый на переживания сезон. У одних призыв, у других просто служба за забором или в лесах, хотя предпочтительней – пляж.
Как правило, это единственное время года, когда служащим могут разрешить подворачивать рукава, дабы руки дышали. А также единственное, когда не тянет под френч надеть так называемое собле или робинзоны – утепленное нижнее белье, майка с подштанниками.
Форма служащего Эстонии дышит, кто бы что не говорил. Все сделано из хлопка, о чем большими буквами написано на каждой вещи. Единственное, что не дышит – берцы. Большинство берцов сделаны из свиной кожи, которую, в добавок, летом надо вымачивать в гуталине и ваксе, ведь:
а) новоприбывшие считают (из-за непонимания принципа этих двух стихий), что это ритуал-причастие-крещение некому божеству войны, а поэтому топят свою обувь в этих смесях;
б) пыли на улице больше, чем союзников в Эстонии.
Короче говоря, нога превращается в мокрую мумию за день в армейских ботинках.
В лесу же что дышит форма, что нет – не играет роли, ведь на солдате осколочный жилет (кому повезет, тот получит легкого израильского типажа, кому нет, тот накинет жилет США времен первой иракской войны, который весит как три израильских), разгруз эстонского производства и громадная каска бундесвера. Однако, счастливые батальоны ныне одеты в новые жилеты полегче и каски попроще.
Лето – прекрасное время для походов, принято считать в армии. Мне, помню, повезло пойти в 15-километровый поход в официально самый жаркий день эстонского лета 2017 года. Ну как мне – всей роте. Над двумя из нас уже на середине похода висела капельница на веточке, двоих ударило чуть позже, уже на финише. Конечно все проходило по принципу – все свое ношу с собой.
Летний ночлег предполагает натянутую из качественного брезента плащ-палатку и сон на каримате в летнем или зимнем спальном мешке (на выбор – зимний больше и чуть тяжелее). Огромный плюс: что в летнем, что в зимнем мешке есть специальная сеточка против комаров. Минус – они все равно умудряются покусать лицо.
Психологически лето сложно вынести городским батальонам (особенно столичным). После отбоя в 22:00 прекрасно слышны звуки города и не дай бог не уснуть в пятницу сразу – всю ночь из окна можно видеть прожекторы клуба «Голливуд» и басы из «бэх», проезжающих мимо...
Осень
Можно разделить этот сезон на два солдатских месяца: шлангабрь и мокрябрь.
Шлангабрь длиться в гражданском исчислении около месяца с половиной (сентябрь и капелюшка октября). Старики уже всеми местами чуют скорый дембель, у новичков заканчивается курс молодого бойца, начинаются первые увольнительные.
С первым снижением температуры до 10 градусов тепла разрешают куртку без подкладки, легкие перчатки.
Мокрябрь начинается с момента, когда отряды выезжают в леса на три дня и больше. У водителей – это выезды по всей стране и отработка всевозможных ситуаций во всевозможных инфраструктурных или природных болотах. У юных офицеров время т.н. тактических вылазок. В программу таких заварушек входят как правило наблюдение всю ночь напролет за объектом в кромешной тьме или же засада на четыре-пять часов на пеньке да в поле.
Автомат начинает раскрывать свою гадкую сторону, становясь самым холодным предметом на планете, а обувь, которая выдержала 15 минут в болоте, остальные 40 там уже не выдерживает. «Мокро» и «сыро» уже не просто слова, – это состояние души и тела.
Зима
С первым снегом начинается зима. Никогда нельзя предсказать, когда же он случится. Мне «повезло», мой первый военный снег случился на стрельбищах в морозные семь утра, когда я по чистой случайности решил, что куртка в конце ноября – лишняя ноша.
Зима для солдата, для его здоровья, здоровья казармы и лазарета – невероятное испытание, ведь сразу тонкая нить, связывающая все эти элементы, становится жирной причинно-следственной. Один заразит комнату, комната чихает на всю казарму, вся казарма бежит в лазарет, а медикам там все расхлебывать.
С осени солдат привык отдыхать в военных шведских палатках, рассчитанных на 10 человек. Печь в таких палатках бывает трех видов – «клубничка», «стояк» и «телевизор». «Клубника» – печь, похожая по форме на перевернутую пирамиду, которая легко накаляется, становясь буквально красной, как клубника, к слову, это самый приятный и удобный вариант. «Стояк» – вертикальная печь, которую уже почти не встретить, дрова закидывать сложно, греет только вверху – внизу все мерзнет. «Телевизор» – прямоугольная печь с кастрюльной крышкой того же размера, имеет самый большой объем топки, но в то же время самая старая – решетка на дне в каждой такой печке уже давно прогорела, поэтому солдатам приходится мастерить задвижки из подручных средств.
Все печи топят хорошо, порой даже слишком – солдату приходится привыкать засыпать на снегу, а просыпаться в тропическом болоте, мокрым. Угореть в таких палатках шансов практически нет, ведь хочешь – не хочешь, а откуда-нибудь да поддует. Однако, если кто-то из смотрящих ночью через чур напустит дыма – головная боль, сухость во рту и усталость на утро всем гарантированы.
Известны отдельные случаи, когда срочникам приходилось спать «по-летнему» зимой. Говорят, эмоций на всю жизнь хватит. Но это больше исключение, чем правило.
Весна
Весна начинается не с первым солнцем, а с первым дождем. Машины застревают, ноги то и дело промокают, после чего леденеют.
Однако, когда снег сходит, кажется, воля начинает выходить из берлоги. Солдат первый раз прощается с элементом одежды, который ему не понадобится – подкладка для куртки и белый камуфляжный комбинезон. Мелочь, но душу греет. Даже в моменты, когда поздним мартом хочется обратно поддеть подкладку, все равно, ее отсутствие служит вещевым обратным отсчетом до дембеля.
Весной уже начинаются самые долгосрочные выучки – на несколько недель. Ведь впереди главные учения. Долгосрочные выучки тяжелы своей рутиной, но легки тем, что каждый знает, где его место. В каждой палатке постепенно отмечается праздник под названием «сегодня не так холодно, можно не топить и спать все пять часов подряд».
Лазарет все меньше принимает больных и все чаще просто выдает витамины.
Последние полтора месяца заводят солдата. Заводят своим теплом, которое как бы продает уже свободное лето. Начальство занято подготовкой к новому призыву и дает свободу, но всем видом напоминает «не выделывайтесь особо, дотерпите до конца»...

Attachment

Иллюстративное фото.

Scanpix

147 комментарии

Добавить комментарий

Ограниченный HTML

  • You can align images (data-align="center"), but also videos, blockquotes, and so on.
  • You can caption images (data-caption="Text"), but also videos, blockquotes, and so on.
  • You can use shortcode for block builder module. You can visit admin/structure/gavias_blockbuilder and get shortcode, sample [gbb name="page_home_1"].
  • You can use shortcode for block builder module. You can visit admin/structure/gavias_blockbuilder and get shortcode, sample [gbb name="page_home_1"].