Перейти к основному содержанию

То вместе, то врозь: 10 лет Восточному партнерству ЕС

Леонид Карабешкин.
Фото: личный архив
В этом году свой десятилетний юбилей отмечает Восточное партнерство Европейского союза — инициатива, направленная на развитие сотрудничества ЕС с шестью республиками бывшего СССР: Украиной, Беларусью, Молдовой, Грузией, Арменией и Азербайджаном. Итоги программы весьма противоречивые.

Леонид Карабешкин,

политический обозреватель

С одной стороны, заявленная цель — реализовать скоординированный курс в отношении стран региона — не была достигнута. Если десять лет тому назад все шесть стран находились приблизительно в равном статусе в отношениях с ЕС, то сейчас налицо дифференциация. Три государства (Украина, Молдова и Грузия) подписали Договор об ассоциации, одно (Армения) — специальное Соглашение о всеобъемлющем сотрудничестве и партнерстве, а Беларусь и Азербайджан не имеют до настоящего времени отдельных договоров с ЕС.

С другой стороны, Восточное партнерство способствовало институционализации сотрудничества ЕС со своей восточной периферией и продвижению политико-экономического влияния ЕС на постсоветском пространстве. И это произошло несмотря на то, что само по себе Восточное партнерство не предлагало и не предлагает перспективы членства, оно по сути предполагает интеграцию без формального членства. Да и намеченный объем финансирования в рамках программы (на первые четыре года всего около 600 миллионов евро) был крайне скромным стимулом к экономическим и политическим реформам по европейскому образцу. Если десятилетие назад в плане сближения с ЕС по экономическому, энергетическому и визовому вопросам Россия опережала другие страны постсоветского пространства, то сейчас это явно не так. Молдова. Грузия и Украина получили безвизовый режим, доступ к европейским рынкам, экономическую помощь, в то время как российско-европейский диалог сменился на взаимные санкции.

Глазами России

Изменилось и отношение России к ЕС. Сейчас политика ЕС все чаще видится через призму геополитической конкуренции и конфронтации, десять же лет назад Европейский союз по инерции воспринимался скорее нейтрально-позитивно и даже противопоставлялся «военно-политическому блоку капиталистических стран» НАТО, а возможности Брюсселя по проецированию мягкой силы в страны восточной периферии оценивались Москвой скорее скептически. Тем не менее запуск Восточного партнерства стимулировал попытки Москвы перезапустить собственные интеграционные проекты, в первую очередь, Евразийское экономическое сообщество. Крайне важным считалось подключение к ним второй по населению и размерам экономики республики бывшего СССР — Украины. Когда в 2013 году украинский президент Виктор Янукович на Вильнюсском саммите Восточного партнерства отказался подписать уже парафированное Соглашение об ассоциации с ЕС, а Россия предложила Киеву многомиллиардные кредиты, казалось, что российский интеграционный проект берет верх. Однако в результате в Киеве произошла смена режима. События 2014 года окончательно перечеркнули планы Москвы и были интерпретированы Россией как угроза своей безопасности. Сейчас многие европейские эксперты открыто признают, что Европа недооценила значимость постсоветского пространства для России и ее готовность реагировать на односторонние действия «европейских партнеров».

Новый игрок

Но это не означает, что актуальность Восточного партнерства для ЕС снизилась. Напротив, в последние годы увеличились объемы европейской помощи странам объединения, постепенно укреплялось институциональное сотрудничество — в том числе с теми республиками бывшего СССР, которые находятся в тесной интеграционной экономической и военно-политической связке с Россией и не ставят «европейский выбор» в качестве своего внешнеполитического приоритета. Речь идет об Армении и Беларуси. В частности, активно работает Координационная группа Беларусь-ЕС, которая готовит к подписанию и первый совместный документ — Приоритеты партнерства ЕС и Беларуси. Сошли на нет европейские санкции, Минск и Брюссель, наконец, договорились об упрощении визового режима. Беларусь реализует «практико-ориентированный подход» в отношениях с ЕС, не желая, словами Александра Лукашенко, превращения Восточного партнерства в «разделительную зону между Евросоюзом и Россией, Китаем, Востоком».

Последнее весьма примечательно. Фактически за время взаимной конкуренции европейского и евразийского интеграционных проектов в регионе значительно расширили свое присутствие новые игроки, и в первую очередь Китай. В масштабной программе «Один пояс – один путь» постсоветские республики играют далеко не самую последнюю роль. И Китай парадоксальным образом заинтересован в том, чтобы данный регион сохранял свою роль интерфейса сотрудничества, а не буфера между Востоком и Западом.

Дивиденды Эстонии

Эстония традиционно была среди самых активных сторонников Восточного партнерства. Собственно, предыстория этого формата тесно связана с расширением в 2004 году, когда в ЕС были приняты Польша и страны Балтии. У ЕС появилась протяженная внешняя граница с постсоветскими республиками и объективный интерес в формировании стабильного внешнего окружения. Но при этом фактически возникали и новые препятствия для сотрудничества, так как интеграция в ЕС означала отказ новых стран-членов от сложившихся преференциальных режимов, в том числе в сфере внешней торговли и виз. Одновременно, после вступления в ЕС Эстония находилась в поиске своей внешнеполитической идентичности, и инициативность в рамках поддержки стран Восточного партнерства стала инструментом повышения своей значимости в рамках ЕС. Иногда сотрудничество с этими странами, например, с Украиной и Грузией, чрезмерно политизировалось и противопоставлялось отношениям с Россией.

Особенных же экономических дивидендов, если не считать украинских трудовых мигрантов, Эстонии извлечь пока не удалось. Статистика показывает, что доля Украины во внешнеторговом обороте составляет всего 0,75%, и за десятилетие этот показатель снизился. В последние годы более значимым партнером для Эстонии становится Беларусь. В инвестиционной сфере пик прямых вложений из Эстонии на Украину был достигнут в предреволюционном 2013 году (почти 350 млн евро), однако после этого был заметен отток. Доля остальных (кроме Украины и Беларуси) стран во внешнеэкономических связях Эстонии находится в пределах статистической погрешности. Думается, потенциал гораздо больше.

Добавить комментарий

Ограниченный HTML

  • You can align images (data-align="center"), but also videos, blockquotes, and so on.
  • You can caption images (data-caption="Text"), but also videos, blockquotes, and so on.
  • You can use shortcode for block builder module. You can visit admin/structure/gavias_blockbuilder and get shortcode, sample [gbb name="page_home_1"].
  • You can use shortcode for block builder module. You can visit admin/structure/gavias_blockbuilder and get shortcode, sample [gbb name="page_home_1"].