Перейти к основному содержанию

Сдержать нельзя построить: судьба «Северного потока — 2»

Иллюстративное фото.
Scanpix.
Как известно, на финишную прямую вышло строительство газопровода «Северный поток — 2». 

Леонид Карабешкин,

политический обозреватель

Точкой входа газопровода в Балтийское море является Нарвский залив, и многие жители Эстонии этим летом могли лично наблюдать неподалеку от устья Наровы суда, задействованные в строительстве трубопроводной инфраструктуры. Последним препятствием было отсутствие разрешения на прокладку в исключительной экономической зоне Дании, но и оно было выдано в конце октября. По планам российского «Газпрома», в эксплуатацию сооружение пропускной способностью 55 миллиардов кубометров в год может быть сдано в середине 2020 года.

Украинский фактор

Открыто декларируемые интересы России (а «Газпром», как известно, — ее «национальное достояние») состоят в диверсификации путей транспортировки газа европейским потребителям и снижении транзитной зависимости от отдельных стран, которая в последние десятилетия стала причинять большие экономические и политические беспокойства. В первую очередь, конечно, речь идет об Украине. И именно украинский фактор стал основной (хотя и не единственной) причиной тех «подножек», которые должны были если не остановить, то как минимум замедлить реализацию проекта.

Фактор времени здесь действительно играет первостепенную роль: с боем новогодних курантов завершается действие российско-украинского контракта на прокачку газа через Украину, и Россия рассчитывала к этому времени завершить строительство «Северного потока — 2» (а также и «Турецкого потока» по дну Черного моря) и больше долгосрочных транзитных контрактов не заключать. Этому решению всеми силами противилась Украина, так как это лишило бы ее оценочно 3 миллиардов долларов в год (а это почти 10% от объема госбюджета) в качестве оплаты и постепенно превратило бы ее газотранспортную систему в металлолом. 

Украина продолжает настаивать на долгосрочном соглашении, предлагая сохранить транзит на уровне 60 миллиардов кубометров ежегодно в течение 10 лет. В этом она, в целом, нашла поддержку со стороны Европейской комиссии. Пока еще действующий еврокомиссар по энергетике Марош Шевчович (как известно, в новом составе Еврокомиссии эту должность займет Кадри Симсон), впрочем, уже озвучил более компромиссные цифры: от 40 до 60 миллиардов кубометров в год, с перспективой пересмотра через 5 лет. 

ЕС не только хочет гарантировать надежное снабжение газом некоторых восточноевропейских стран, но и сохранить за Украиной значимый источник дохода, который значительно превышает все виды финансовой поддержки Украины со стороны Брюсселя. Россия же, судя по провальным итогам октябрьского раунда трехсторонних (Россия-Украина-ЕС) переговоров по газу, от подписания долгосрочного соглашения уклоняется, обусловливая любую возможность транзита отказом Украины от претензий в Стокгольмском арбитраже и возвратом Киева к прямым закупкам российского газа.

Торги и компромисс

Представляется, что сейчас мы являемся свидетелями активного торга, который переведен с технического на самый высший политический уровень — президентов России и Украины. Судя по всему, обе стороны не готовы к газовому блэкауту в середине зимы, что может серьезно ударить по репутации России как надежного поставщика, еще больше обострить отношения с ЕС и тем самым осложнить и будущее газопровода «Северный поток — 2». И скорее всего, мы увидим компромиссное газовое соглашение между двумя странами. Симптоматично заявление президента Украины Владимира Зеленского (сделанное в Таллинне) по результатам переговоров с Владимиром Путиным: «Нам нужно всем договориться о подписании нового долгосрочного газового договора». Надо отметить, что пока затягивалось строительство «Северного потока — 2», ЕС успел достичь компромиссного решения и распространил с мая 2019 года действие Третьего энергетического пакета и на строящиеся газопроводы, идущие из третьих стран. Эти изменения фактически запрещают «Газпрому» владеть трубопроводной инфраструктурой, ограничивают использование трубопроводов одной компанией, а также передают функцию контроля над ценообразованием европейским регуляторам. Хотя конечной точкой «Северного потока» является германский Грайфсвальд, и именно ФРГ является основным бенефициаром проекта, даже Германия не может не учитывать в своих решениях положения общеевропейской энергетической политики. Впрочем, нет сомнений и в том, что с помощью своих европейских газовых партнеров «Газпром» преодолеет эти юридические трудности, но это также может отсрочить ввод газопровода в эксплуатацию.

С учетом этих факторов в ближайшие несколько лет полностью отказаться от использования украинской газотранспортной системы не представляется возможным. В каких-то объемах транзит сохранится и в долгосрочной перспективе, так как инфраструктура газового транзита не ограничивается одной трубой и включает в том числе газовые хранилища. Тут можно провести и параллель с судьбой нефтетранзитного сектора Эстонии, который переориентируется с перевалки преимущественно российской нефти к ее хранению и прочим сопутствующим услугам.

У США свои интересы

Но, как известно, не понос, так золотуха. Пуще прежнего осерчали против российского газа в Европе Соединенные Штаты, которые грозятся ввести санкции против всех компаний, задействованных в прокладке газопровода, и уже внесли соответствующие положения в Закон о национальной безопасности на 2020 год. Используя в качестве аргументов тезисы об интересах европейских союзников и Украины, Вашингтон настойчиво продвигает свой товар на премиальный рынок ЕС. Расширение экспортных рынков для собственных энергоносителей провозглашено президентом Дональдом Трампом одной из ключевых задач стратегии «Энергетического доминирования». Обвиняя Россию в использовании газового рычага в качестве инструмента геополитического влияния, США сами этого не стесняются. Как недавно заявил госсекретарь США Майк Помпео, огромные сланцево-нефтяные и газовые ресурсы «усилят позиции [США — Л.К.] во внешней политике».

В экспертном сообществе преобладает мнение, что на данном этапе остановить «Северный поток» американские санкции не смогут. Но в будущем российско-европейские проекты станут токсичными, а цены на энергоресурсы в Европе возрастут.

Добавить комментарий

Ограниченный HTML

  • You can align images (data-align="center"), but also videos, blockquotes, and so on.
  • You can caption images (data-caption="Text"), but also videos, blockquotes, and so on.
  • You can use shortcode for block builder module. You can visit admin/structure/gavias_blockbuilder and get shortcode, sample [gbb name="page_home_1"].
  • You can use shortcode for block builder module. You can visit admin/structure/gavias_blockbuilder and get shortcode, sample [gbb name="page_home_1"].