Перейти к основному содержанию

Не буди лихо: почему возникла дискуссия о НАТО

Леонид Карабешкин.
Фото: личный архив
В конце ноября в интервью финской газете Iltalehti вождь Консервативно-народной партии и по совместительству министр внутренних Март Хельме в очередной раз покусился на чужую поляну (министерство обороны, как известно, — вотчина партии Isamaa), развернуто порассуждав о слабостях НАТО и необходимости готовить некий план Б для самостоятельного и (или) во взаимодействии с союзниками отражения вероятной угрозы.

Леонид Карабешкин,

политический обозреватель

От зарубежных «партнеров» немедленно посыпались вежливо-политкорректные отмазки в стиле «не слышали, не знаем». Внутри страны же Хельме был подвергнут единодушному остракизму со стороны большинства политических сил, в первую очередь, оппозиционных. Провозгласив бессмертное «Акела [опять!] промахнулся», реформисты, социал-демократы и исамаалийтчики вдоволь оттоптались на военно-патриотической теме. Это возымело свой эффект, и даже бесстрашный Хельме был вынужден признать, что он неправ. А точнее, что его неправильно поняли.

Эта история ставит два вопроса. Во-первых, почему НАТО критиковать нельзя даже самым национально-ориентированным и эстонским по национальности эстонским политикам (пусть уж простят читатели за такую уточняющую тавтологию)? А во-вторых, что же все-таки сподвигло Хельме на скользкую дорожку дискуссии про НАТО, каков, что называется, дискурсивный контекст этого проявления свободомыслия?

На первый вопрос, как представляется, ответить легче. НАТО — краеугольный камень эстонской внешней политики и безопасности. В свою очередь, внешняя политика у нас — не тема для дискуссий, а предмет внешнеполитического консенсуса. Поэтому всякая ее критика — подрыв основ государственности и почти государственная измена, на что, собственно, и намекнул бывший министр обороны и бывший же член Isamaaliit Маргус Цахкна, назвав Хельме агентом влияния. Ведь получается, что Хельме солидаризируется с российской пропагандой, которая (безуспешно?) ищет и находит трещины внутри НАТО. Интересно то, что ныне этот политический деятель — в руководстве партии Eesti 200, которая активно претендует на голоса русскоязычных избирателей. Как говорится, бывших исамаалийтчиков не бывает.

Но на самом деле НАТО сакрально не только само по себе, но и как инструмент обеспечения присутствия США в Европе. По мысли эстонских стратегов, стоящими являются только американские гарантии «жесткой» безопасности. Март Хельме в упомянутом интервью высказывает сомнение, что Европа может стать центром силы в международных отношениях, одновременно опасаясь сближения Франции и России, читай: ЕС и России. Как и Бисмарка, Марта Хельме мучает «кошмар коалиций», и в этом он в эстонском политическом истеблишменте не одинок. Но делая из этого (ложный?) вывод о необходимости плана Б, Хельме явно уклоняется от генеральной линии: ведь заокеанские союзники могут и расслабиться, если узнают, что Эстония со товарищи и сами с усами. И это будет обидно, ведь Эстония всегда выполняла все пожелания лидера демократического мира, не жалея на это ни своих интересов, ни государственного бюджета.

Попробуем порассуждать и о том, что могло взбудоражить мысли Марта Хельме. Тут, вероятно, свою роль сыграл целый ряд событий и факторов. Во-первых, приближение юбилейного саммита НАТО в Лондоне 3–4 декабря 2019 года, на котором предполагалось одобрить новый план обороны для Польши и стран Балтии. Незадолго до этого Турция пообещала его заблокировать в случае, если ее европейские союзники по НАТО продолжат игнорировать ближневосточные озабоченности Анкары.

Во-вторых, заявления французского президента Макрона о смерти мозга НАТО и о том, что реальным противником НАТО выступает не Россия, а терроризм. Более детальное прочтение интервью французского президента журналу The Economist показывает, что он является ярым сторонником собственной оборонной идентичности Европейского союза, поддержки и развития собственного оборонно-промышленного комплекса. И, кстати, упоминает Эстонию — как страну, которая хоть и «полностью сдалась НАТО» в силу своего недоверия России, но тем не менее присоединилась к франко-германской Европейской интервенционной инициативе. Наконец, Макрон выразил сомнение в действенности пятой статьи Вашингтонского договора, которая предусматривает гарантии коллективной обороны всем членам НАТО.

В-третьих, явное усиление во внешней политике США тренда на стратегическое соперничество с Китаем. Вероятно, с этим связано и желание Трампа переложить ответственность за безопасность европейских союзников на них самих, ослабление интереса к Ближнему Востоку и периферизация проблематики сдерживания России. В своем интервью и сам Хельме этот фактор подтверждает: «Несколько наших министров недавно посетили Соединенные Штаты. Там все говорят о Китае. Очень мало говорят о России».

В-четвертых, Эстония в настоящий момент и без призывов Хельме наращивает свой собственный оборонный потенциал. Как известно, в отличие от большинства остальных расходов, военные траты привязаны к ВВП и растут вместе с ним автоматически. План развития обороны до 2026 года предполагает рост числа и кадровых военнослужащих (на 10%), и призывников (на 20%), которые после службы пополнят ряды резервистов — потенциальных партизан. Так как в силу демографических факторов призывной контингент сокращается, наши Силы обороны ждут в своих рядах и болезненных призывников, а также девушек. План уже дает свои плоды: в 2018 году 78 военнослужащих пребывали в декрете.

Стоит отметить, что еще несколько лет назад наши стратеги и политики рассуждали о необходимости компактной армии, узкой специализации в рамках НАТО и даже отмене призыва и полном переходе на профессиональную армию (что, кстати, и было реализовано в соседней Латвии). Но как выяснилось, до получения гарантий НАТО по пятой статье Вашингтонского договора еще нужно какое-то время продержаться.

Наконец, не отпускает нашего министра и идея сформировать собственные потешные войска в рамках МВД — резерв внутренней обороны численностью 1500 человек. Несмотря на то, что правительство не нашло пока запрошенных двух десятков миллионов на реализацию задумки, комиссия МВД по этому вопросу обновлена и должна рано или поздно порадовать результатами.

Таким образом, высказанные мысли Хельме вполне правомерны с точки зрения формальной логики, в которой одним из базовых выступает Закон достаточного основания. Его краткая дефиниция проста: всякая мысль имеет достаточные основания. И это в равной степени применимо как в отношении мысли истинной, так и ложной.

1 комментарии

Добавить комментарий

Ограниченный HTML

  • You can align images (data-align="center"), but also videos, blockquotes, and so on.
  • You can caption images (data-caption="Text"), but also videos, blockquotes, and so on.
  • You can use shortcode for block builder module. You can visit admin/structure/gavias_blockbuilder and get shortcode, sample [gbb name="page_home_1"].
  • You can use shortcode for block builder module. You can visit admin/structure/gavias_blockbuilder and get shortcode, sample [gbb name="page_home_1"].