Перейти к основному содержанию

Кризис капитализма: призрак бродит по Европе?

Яркий во всех смыслах пример социального протеста во Франции – акции «желтых жилетов».
Фото: Scanpix

«Наша глобальная экономика не смогла улучшить положение среднего класса. Налицо чрезмерная концентрация богатства в руках немногих. Мы столкнулись с кризисом капитализма». Это слова президента Франции Эммануэля Макрона, которого многие считают ставленником крупного капитала и продвигающей глобализацию элиты. Но французское общество все больше наполняется социальным протестом, что продемонстрировали акции «желтых жилетов». А на самом деле этот кризис характерен для всего западного капиталистического мира.

 

Леонид Карабешкин, политический обозреватель

Глобализация ведет к тому, что разлом между богатством и бедностью пролегает уже не между Севером и Югом, а внутри экономик и обществ «золотого миллиарда». Глобальные города и крупные агломерации концентрируют современные технологические уклады, наиболее мобильные и способные к быстрым изменениям трудовые ресурсы, капиталы, оставляя за бортом остальные территории и население, занятое в традиционных секторах. Для последних все безрадостно: капиталисты выводят заводы в страны с меньшей стоимостью факторов производства и менее строгими экологическими требованиями. 

И если в большинстве стран континентальной Европы рост социальной напряженности сдерживается все еще развитой системой государственного дирижизма и соцгарантий, доставшейся со времен соревнования с социалистическим лагерем, то в США с их традиционно более либеральным, но оттого и более жестоким капитализмом это уже привело к победе антисистемного Дональда Трампа. Он выходит из климатических соглашений, отказывается от проектов зон свободной торговли с Европой и Азией, ведет торговые войны, давит на крупнейшие американские корпорации. Цель – вернуть рабочие места и вновь сделать Америку великой! Впрочем, речь не идет о кризисе капиталистов. У них все хорошо: последний мировой финансовый кризис 2008–2009 годов в известной степени был преодолен за счет господдержки корпораций и урезания доходов наемных работников, что усилило разрыв между трудом и капиталом. Это кризис среднего класса – с точки зрения уровня доходов. Но именно от этой группы зависит социальная стабильность общества, это буфер между бедными и богатыми. Средний класс ощущает утрату защищенности, стабильности и былого социального статуса, его объективные материальные возможности и субъективно измеряемая потребительская уверенность снижаются. Как показывает доклад «Под давлением. Сжимающийся средний класс», представленный этой весной Организацией экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), это социально-экономическая реальность. Средний класс больше не может себе позволить былой стиль жизни, так как его стоимость «увеличивалась быстрее, чем доходы, особенно это касается расходов на жилье и высшее образование, в то время как угроза безработицы возросла в контексте трансформирующихся рынков труда». Результат – экономическая стагнация, которую финансовые власти пытаются решать монетарным способом, реализуя меры количественного смягчения, а попросту – увеличения предложения денег. Но, как известно, деньги к деньгам, и основными выгодоприобретателями текущей макроэкономической стратегии становятся элитные классы.

Некоторые эксперты полагают, что одна из причин кризиса среднего класса в том, что правительства слишком много занимались бедными и в известной степени преуспели в этом, не обращая внимание на средние слои. Думается, что перераспределение, нацеленное на уменьшение неравенства, в значительной степени произошло за счет среднего класса, так как с богатых граждан и корпораций в современной глобализированной финансово-экономической системе собрать налоги непросто.  Кризис в капиталистической экономике – как правило, результат освоения достижений очередного этапа научно-технического прогресса, ведущий к ее болезненной структурной трансформации. Один из симптомов кризиса – перепроизводство. С чем же мы имеем дело сейчас – это перепроизводство квалифицированного труда? Доклад ОЭСР использует термин «поляризация труда». Его суть в том, что развитие информационно-коммуникационных технологий наряду со старением населения привело к росту востребованности не только высококвалифицированного нерутинного, но и низкоквалифицированного (сфера обслуживания, торговли, рабочие) труда, в то время как средний сегмент вымывался как в силу автоматизации, так и за счет вывода производств за рубеж.  Есть ли симптомы кризиса капитализма в Эстонии? С одной стороны, экономика быстро растет, еще более высокими темпами растет средняя зарплата, начала подтягиваться медианная. У нас пока еще есть механизмы, демпфирующие социальное напряжение: возможность переехать в экономически благополучный Таллинн, а также найти сравнительно более высокооплачиваемую работу за рубежом. С другой стороны, объективные цифры показывают, что с точки зрения доходов только около половины жителей Эстонии могут относить себя к среднему классу, хотя по самоощущению таковых почти 70%.  Как и во всем мире, работодатели стремятся минимизировать потребность в рабочей силе (к примеру, за счет роботизации) или снизить расходы на нее за счет привлечения иностранных работников. Несмотря на рекордный бюджет, денег для сколь-нибудь значимого повышения зарплат бюджетников в нем уже нет. И в будущем будет еще меньше, так как уже запроектировано постепенное охлаждение экономики. При этом находятся деньги для повышения зарплат чиновников. Не отказывают себе и предприниматели, зачастую официально живущие на «минималку».

Наши власти ратуют за повышенные обязательства в сфере экологии, призывают спокойно относиться к неизбежному исчезновению малооплачиваемых рабочих мест, ибо невидимая рука рынка их быстро заменит на более квалифицированные и лучше оплачиваемые. Но при этом сокращаемым работникам сектора энергетики на Северо-Востоке почему-то предлагается смириться с более низким уровнем дохода. Сам же бизнес свои риски предлагает национализировать – без госинвестиций желающих строить новый сланцевый завод желающих нет.  Налоговая реформа, проведенная в Эстонии, фактически ударила по нижним слоям среднего класса, зарабатывающего чуть выше среднего. Зато ничего не слышно о необходимости введения налогов на дорогие автомобили или элитные домовладения. Табуированным остается и налогообложение прибыли предприятий. Все это неудивительно: идеологическая инерция ультралиберализма в Эстонии сильна.  Доклад ОЭСР однозначно рекомендует вводить прогрессивную шкалу налогообложения, но при этом не трогать средний класс, к которому относит работников с доходами до 200% от медианы. И одновременно – переносить налоговое бремя на корпоративную прибыль и избыточное потребление. А второй важный рецепт – снижение стоимости жизни, в том числе – обеспечение доступности жилья.

 

3 комментарии

"капиталисты выводят заводы в страны с меньшей стоимостью факторов производства и менее строгими экологическими требованиями. " Но изготовленную там в основном не качественную продукцию продают в своих странах уже по высоким ценам .тем самым извлекая для себя баснословную выгоду .

Добавить комментарий

Ограниченный HTML

  • You can align images (data-align="center"), but also videos, blockquotes, and so on.
  • You can caption images (data-caption="Text"), but also videos, blockquotes, and so on.
  • You can use shortcode for block builder module. You can visit admin/structure/gavias_blockbuilder and get shortcode, sample [gbb name="page_home_1"].
  • You can use shortcode for block builder module. You can visit admin/structure/gavias_blockbuilder and get shortcode, sample [gbb name="page_home_1"].