Перейти к основному содержанию

Цыплят по осени считают: цветочки и ягодки кризиса

Леонид Карабешкин. Фото: личный архив
Экономические эксперты и отраслевые лоббисты сейчас едины во мнении, что реальные последствия кризиса в их полной красе мы ощутим ближе к осени. И на это есть серьезные аргументы.

Леонид Карабешкин,

политический обозреватель

К этому времени закончатся меры краткосрочной поддержки рынка труда — компенсации до 70% утраченного заработка, и предприятия начнут активно проводить оптимизацию персонала, то есть сокращения. Волна кризиса настигнет те отрасли, функционирование которых носит инерционный характер: строительство и промышленность, которые потянут за собой смежные секторы. Высоки риски разрыва традиционных производственных цепочек и растущего протекционизма, и неопределенности на внешних экспортных рынках. К осени может поспеть и секвестр государственного и муниципальных бюджетов. Доходы населения будут снижаться вместе с покупательной способностью и налоговыми поступлениями.

Кому жить хорошо

Цыплят по осени считают, но уже сейчас известна статистика первого квартала, который был затронут пандемией фактически по касательной. При всей противоречивости эти результаты примечательны и дают объяснение многим происходящим в нашей окружающей действительности процессам.

Во-первых, снижение поступления налогов в бюджет, в сравнении с предыдущим годом, началось не в марте, а уже в январе этого года. И это подтверждает данные о том, что замедление мировой экономики началось еще до пандемии, в четвертом квартале 2019 года. Замедление темпов роста фонда зарплаты и занятости в целом по экономике наблюдалось уже в докризисном феврале, хотя были и сферы, в которых продолжался рост: самый впечатляющий он в IT-индустрии (почти 20%). Впрочем, уже в апреле стала поступать информация о сокращениях то на одном, то на другом инновационном предприятии.

Неплохо обстоят и дела в сфере здравоохранения (11,6-процентный рост расходов на рабочую силу в первом квартале). Статистика за последние 12 месяцев также подтверждает опережающий рост расходов на заработные платы медицинским работникам. Это опровергает критику правительства в том, что оно не уделяло внимания этому сектору. Вероятно, это помогло нашей системе здравоохранения в целом успешно справиться с коронавирусной эпидемией.

В прошлом году еще два сектора интенсивно наращивали фонд заработной платы (около 10%) при стабилизации количества занятых: это управление и государственное управление. Несмотря на все призывы к солидарности, звучащие из уст оппозиции, правительство пока не хочет начинать урезания расходов на чиновников, так как в краткосрочной перспективе это не будет иметь значимого положительного макроэкономического эффекта, но при этом еще больше сократит поступление налогов. Но, скорее всего, при формировании бюджета следующего года вопрос об оптимизации управленческих расходов будет обсуждаться.

Ситуация на топливном рынке

Во-вторых, существенно снизились поступления топливных акцизов. Это объясняется Министерством финансов тем фактом, что в последние месяцы предыдущего года были сделаны большие запасы. Объяснение это может быть и верным, но тогда не совсем ясно, почему статистика не показывает симметричного роста топливных акцизов в конце прошлого года. По данным министерства, запасы бензина постепенно заканчиваются. Для потребителя это хорошо, так как он, наконец, сможет ощутить на себе приятный эффект низких мировых цен. Но вообще ситуация на эстонском топливном рынке противоестественна для рыночной экономики, в которой товар продается по конкурентной (в данном случае, биржевой) цене, а не исходя из стоимости приобретения. Фактически, наш олигополистический топливный рынок препятствовал попаданию на рынок товара с более низкой ценой. И при этом давал общественности не выдерживающие критики объяснения о причине удержания высоких цен: в связи со спадом потребления. Это вообще нонсенс, так как спад потребления обычно ведет к снижению цен, а в марте продажи бензина сократились почти на 20%. Это отражает снижение мобильности по большей части частного потребителя, который был вынужден самоизолироваться. На транспорте, промышленности и сельском хозяйстве кризис пока сказался незначительно, что видно по умеренным темпам снижения потребления дизеля: всего минус 5%.

О спиртном и предприятиях

В-третьих, выросло декларирование алкогольного акциза. В первые два месяца года акцизов на водку и другие крепкие алкогольные напитки было начислено на треть больше, а в марте — на 60%. Вероятно, сначала позитивно сказалось снижение с 1 января ставки акциза, что уменьшило трансграничную торговлю, а в марте предприятия с учетом ухудшающейся логистики поставок накапливали запасы, а граждане — личные резервы (на фоне слухов о введении сухого закона) и приобретали горячительное в целях дезинфекции, а частью просто стали больше пить.

В-четвертых, стало ухудшаться финансовое положение предприятий. Последние в основном следовали рекомендациям Налогово-таможенного департамента и продолжали декларировать налоги. Но платить уже было нечем. Резко возросла задолженность по налогу на добавленную стоимость (на 31 миллион евро), а также социальному налогу (на 29 миллионов). Вероятнее всего, основные задолженности образовались у непродуктовой розницы, которая оказалась фактически парализованной ввиду закрытия торговых центров и снижения потребительской уверенности жителей.

Аномалии и казусы

Сравнить результаты третьего квартала можно с дополнительным бюджетом, который был принят в апреле. Можно отметить, что за I квартал по доходам было исполнено 22,6% процента дополнительного бюджета, что выше аналогичных уровней последних трех лет. Объяснение этому может быть связано с тем, что дополнительный бюджет не учитывал мер правительства по поддержке экономики. Таким образом, предварительно можно говорить, что эти меры работают и смягчают последствия кризиса.

Но есть и некоторые настораживающие аномалии, на которые обратил внимание бывший глава Минфина Айвар Сыэрд. При относительно стабильном поступлении налогов на заработную плату НДС уменьшился в марте более чем на 20%. При этом объем внутренней торговли в первом квартале в номинальных ценах даже возрос по сравнению с аналогичным периодом 2019 года.

Если квартальный спад поступления налогов (-7,6%) в бюджет укладывается в рамки дополнительного бюджета, то уже мартовский результат (-20%) выходит далеко за его рамки. Во-втором квартале, как представляется, мы станем свидетелями новых статистических казусов: частичное восстановление одних отраслей (торговли, общественного питания и пассажирского транспорта, а также туризма) наложится на спад в промышленности. Правительству придется думать о дифференциации мер поддержки экономики.

Добавить комментарий

Ограниченный HTML

  • You can align images (data-align="center"), but also videos, blockquotes, and so on.
  • You can caption images (data-caption="Text"), but also videos, blockquotes, and so on.
  • You can use shortcode for block builder module. You can visit admin/structure/gavias_blockbuilder and get shortcode, sample [gbb name="page_home_1"].
  • You can use shortcode for block builder module. You can visit admin/structure/gavias_blockbuilder and get shortcode, sample [gbb name="page_home_1"].