Перейти к основному содержанию

Что такое плохо: социология на службе политтехнологии

Леонид Карабешкин. Фото: личный архив
Последние опросы общественного мнения показывают, что популярность относительно молодой политической силы под названием Eesti 200 стабильно превышает пятипроцентный электоральный минимум. Политологические гуру многозначительно разъясняют, что это вызвано усталостью избирателя от засилья системных партий.

Леонид Карабешкин,

Политический обозреватель

Несмотря на непростую ситуацию в экономике и сфере здравоохранения, политическая сила приступила к предвыборной подготовке. Лидер партии Кристина Каллас раздает комментарии по широкому кругу вопросов, а русскоязычная страница в Facebook партии Eesti 200 на русском языке под видом социологического порадовала состоящим из десяти вопросов «политическим опросом». Содержательных среди них пять.

То, что партия проводит опрос на русском языке — это хорошо, даже замечательно. Значит, есть надежда, что в своей деятельности будет отстаивать и интересы этой группы избирателей. А не только собирать урожай голосов, развесивших уши русскоязычных эстоноземельцев. Плохо то, что есть основания предполагать, что сбудется именно последнее предположение.

Как известно, театр начинается с вешалки. В нынешние времена — это интернет- страница. У партии Eesti 200 страница на русском языке есть, и это хорошо. Плохо то, что в ней нет содержания — лишь позапрошлогодняя выборная агитка и ненавязчивое предложение перейти на страницу в уже упомянутый Facebook.

Описание страницы в этой социальной сети вводит в ступор. Цитируем, сохраняя орфографию и все остальное: «Эта группа для людей, которые хотят обсуждать будущее — создавать видения для нашей страны, искать решения, вводить новшества и мыслить нестандартно».

Для человека, окончившего среднюю школу с более-менее положительными оценками, все ясно — в партии нет человека, грамотно владеющего русским языком. Какие такие видения нужны нашей стране? Куда они будут «вводить» новшества? Неужели партия Eesti 200 хочет привести к этому уровню грамотности и остальное население посредством внедрения своею любимой предвыборной игрушки – т.н. «общей школы»?

Что такое хорошо

Смиримся и с этим, перейдем на страницу опроса. Тем более, в увертюре к нему нас называют друзьями и утверждают, что хотят знать наше мнение. И это — хорошо. В нашей жизни крайне редко по-настоящему интересуются нашим мнением. Однако, внимательное прочтение уже первого вопроса наводит на мысль, что на самом деле стоит задача не выяснить, а попытаться повлиять на наше с вами мнение, а также получить результаты опроса с заведомо известными результатами. И это уже плохо.

Сама формулировка «Как вы считаете, правительственная коалиция хорошо справляется со своей работой?» не является корректной, как минимум слово «хорошо» в ней является лишним. И вопросу соответствует несовместимый с канонами научной социологии список ответов: по сути, три из четырех предполагают отрицательный результат. Нарушено классическое правило: варианты ответов т.н. закрытых вопросов должны быть исчерпывающими и взаимоисключающими. Как вам вариант возможного ответа «Так себе»? Это скорее хорошо или скорее плохо?

Возможно, это всего лишь проявление непрофессионализма составителя опроса. Но тогда это плохо вдвойне. Ведь, как известно, партия Eesti 200 позиционирует себя партией профессионалов. Неужели не нашлось никого, кто составил бы пять вопросов исследования?

Дружеский привет

Второй вопрос хоть и сформулирован с грамматической ошибкой и методологически неграмотно (два вопроса в одном), но смысл его понятен (авторское право опять сохранено): «Вы хотели бы продолжения работы этого правительство или создания новой коалиции?» Казалось бы, логика подсказывает два возможных простых ответа — «хочу» или не хочу». Но нет. «Двухсотые эстонцы» выдумывают и третий вариант — «Хочу видеть центристов в правительстве, но с другими партнерами».

Думается, что это нужно воспринимать так: партия Eesti 200 посылает дружеский привет центристам, признает их работу заслуживающей одобрения и намекает, что с удовольствием стала бы младшим партнером в правительственной коалиции после очередных парламентских выборов. Критика критикой, а в правительство хочется.

На вопрос «Как вы считаете, сейчас уже время выйти из чрезвычайной ситуации?» респонденту опять практически не оставляют возможности сказать нет. В вопросе «Считаете ли Вы разумной политику правительства в отношении к Ида-Вирумаа?» ситуация аналогичная — положительный вариант только один из четырех, а предложенные ответы, по сути, являются оценочными суждениями, могущими повлиять на мнение респондента. Например, такой: «Абсолютно неадекватные меры, мало делается и внимания на этот регион не хватает».

В целом понятно, что одним из элементов предвыборной кампании любой оппозиционной силы является критика действующего правительства, и уже упомянутые вопросы указывают на направление этой критики. Но, как всем известно с пионерских времен, отвергаешь — предлагай. Так как предложить особенно нечего, Eesti 200 опять пытается продать избирателю идею «общей школы», задавая своим потенциальным сторонникам из числа русскоязычных очередной хитрый вопрос: «Поддерживаете ли Вы создание общей Эстонской школы для всех детей?» И сама орфография выдает истинные намерения очередных претендентов в реформаторы — «общая» написано с прописной буквы, а «Эстонская» — с заглавной. Но отказаться все равно будет трудно – благодаря затейливо составленным вариантам ответов.

Так, первый вариант «Да, я считаю, что не нужно разделять детей по домашнему языку» является тенденциозным и внушающим, он отягощен заведомо правильной мыслью о том, что детей по языковому признаку разделять нельзя. Но согласившись с этим, придется согласиться и на «общую Эстонскую» школу. Вариант два еще лучше: «Да, но если только дети смогут там учиться также и на родном языке». Как это понимать? Так, что мол поддерживаю идею, но только если она не будет реализована? Ответивших «Мне трудно сказать» скорее всего тоже запишут в группу молчаливой поддержки эстонизации школы. А единственный вариант против сформулирован с плохо скрываемым негативным подтекстом «Нет, я хочу, чтобы остались отдельные русские школы». Вроде все бегут, а мы стоим. И поддерживаем сегрегацию.

Участвовать ли в опросах подобного рода — решение сугубо личное. Нулевая научная ценность результатов тоже очевидна. Попытка же их использования в предвыборных целях покажет, за кого в этой партии держат русскоязычного избирателя. И это плохо. А хорошо то, что на русскоязычной странице партии в Facebook есть свод правил. Очень хороших правил. Среди которых есть и такое: «Относимся к друг другу уважительно».

1 комментарии

Добавить комментарий

Ограниченный HTML

  • You can align images (data-align="center"), but also videos, blockquotes, and so on.
  • You can caption images (data-caption="Text"), but also videos, blockquotes, and so on.
  • You can use shortcode for block builder module. You can visit admin/structure/gavias_blockbuilder and get shortcode, sample [gbb name="page_home_1"].
  • You can use shortcode for block builder module. You can visit admin/structure/gavias_blockbuilder and get shortcode, sample [gbb name="page_home_1"].