Перейти к основному содержанию

Сто лет дому Таллиннской еврейской школы: какими они были

Обложка пригласительного билета на торжества по поводу открытия здания Таллиннской еврейской гимназии.
Фото: Tallinna linnarhiiv 
Нынешнее главное здание Таллиннской еврейской школы – историческое помещение Таллиннской еврейской гимназии – на минувшей неделе торжественно отметило юбилей.

Йосеф Кац

Josef.kats@tallinnlv.ee

Сложно сказать, по какой именно причине администрация школы решила начать торжества чуть позже исторической даты: дом по адресу улица Кару, 16 впервые распахнул свои двери 3 февраля 1924 года.

Но стоит ли впадать в скрупулезную мелочность, когда речь идет о столь весомой и значительной дате – что такое, в конце концов, всего-то пять дней по сравнению с сотней минувших лет?!

«Комнатные» условия

Где именно в губернском городе Ревеле располагалась первая еврейская школа – неизвестно. Когда она была основана – тоже. Зато, как выглядела – представить совсем несложно.

Это был «хедер», в переводе с иврита «комната», в которой мальчишки в возрасте от пяти до двенадцати лет под руководством учителя-меламеда постигали чтение Священного писания и комментарии к нему.

Для традиционного религиозного обучения этого было вполне достаточно. Но для середины позапрошлого столетия, когда в Таллинне сформировалось еврейское население, все больше и больше выглядело анахронизмом.

Первая еврейская школа более-менее современного типа была основана в городе в 1880 году – кстати, на пять лет позже, чем в университетском Дерпте. Наряду с ивритом, в ней обучали также русскому и немецкому языку, а также арифметике.

Основной массе здешних евреев этого поначалу вполне хватало. Те же, кто были побогаче и намеревались в будущем дать отпрыскам высшее образование, отдавали их в христианские гимназии и реальные училища – как русские, так и немецкие.

С обретением Эстонией государственности ситуация изменилась. Эстонским языком, на который перешли государственные школы, их дети в должном объеме не владели. В немецких и русских школах они часто сталкивались с антисемитской травлей.

Решение об основании собственного учебного заведения было принято лидерами общины в конце 1918 года. Уже через считанные месяцы – в январе – она начала свою работу в помещениях, пристроенных к зданию синагоги.

С самого начала было ясно, что решение это временное. Школьное руководство активно вело поиск более просторных помещений, поначалу прицениваясь к дому вдовы архитектора Николая Тамма на Нарвском шоссе.

Предложенная ею цена аренды оказалась неподъемной – в отличии от предложения Евгения Гильдебрандта, собиравшегося открыть школу для детей русских эмигрантов и даже купившего для нее помещения.

Восемь комнат в доме по адресу Рауа, 16, выглядели неплохо – даже с учетом условия, согласно которому за хозяином оставалось право свободно проходить через классы к себе в кабинет в любое время.

Дух новаторства

Договор с Гильдебрандтом был заключен на два года: администрация не теряла надежды обзавестись за это время собственными учебными помещениями – с каждым месяцем все более тщетной.

Таллинн, ставший столицей независимого государства, словно магнитом притягивал к себе население. Специализированных же школьных зданий хронически не хватало еще с царских времен.

Руководству еврейской общины становилось ясно: самым верным решением было бы не купить здание, а выстроить его с нуля. Тем более, что подвернулся недорогой участок неподалеку от центра города.

Недвижимость на углу улиц Аэдвилья и Кару была приобретена в конце 1921 года. Следующим летом в фундамент школы торжественно заложили символический краеугольный камень – и стройка закипела.

Дальше дела пошли не так гладко: валюта молодого эстонского государства стремительно обесценивалась, собранных средств стало не хватать, попытка отыскать деньги на строительство в зарубежных общинах успеха не дала.

Комитет по сооружению школьного здания решил организовать денежную лотерею. И хотя билеты ее раскупались бойко, акция носила, скорее, характер моральной поддержки. Расплатиться со всеми долгами по строительству удалось лишь после его завершения.

То, что начатое удалось довести до конца, положа руку на сердце, можно признать почти чудом. И оно свершилось – 3 февраля 1924 года здание Еврейской гимназии распахнуло свои двери. Многочисленные гости невольно признавали: результат превзошел ожидания.

На момент своего открытия школьное здание на улице Кару, вероятно, было самым современным в столице. Спроектированное архитектором-остзейцем Эрихом Якоби, оно отвечало самым последним требованиям, предъявляемым учебным заведениям.

Паровое отопление на всех четырех этажах, включая цокольный. Принудительная система вентиляции. Актовый зал и зал гимнастический были решены как два отдельных помещения – по-видимому, впервые в архитектуре школьных зданий Таллинна.

Примечательно, что на этапе обсуждения проекта некоторые родители предлагали ввести в здании «половую дифференциацию»… лестниц: одна, дескать, должна была бы предназначаться только для мальчиков, другая – для девочек.

Столь курьезное предложение, впрочем, так и осталось на бумаге, зато к другим предложениям, поступавшим от заказчиков непосредственно во время строительства, архитектор-проектировщик прислушался.

Так, коридоры было решено сделать не прямыми, а изогнутыми – это позволило избежать ощущения «казарменности», и, якобы, должно было воспрепятствовать лишней беготне школьников на перемене.

Откосы окон сделали наклонными – ради лучшей освещенности помещений с одной стороны, с другой же – дабы отучить гимназистов и гимназисток от привычки… сидеть на подоконниках.

*                        *                         *

Поздравить таллиннских евреев с новосельем пришли не только руководители учебных заведений столицы и представители национальных меньшинств, но и глава государства Константин Пятс.

«Вы – древний культурный народ, – произнес он. – Ваши страдания столь же древни, как и сам народ. Со скорбью сочувствуем мы вам, ибо таким же скорбным и тяжким было и прошлое нашего народа».

Высокопоставленный гость заверил: свое государственное устройство Эстония намерена строить на иных, справедливых основах, покоящихся на уважении всех живущих в стране народов и гарантированных им правах.

«Пусть в этом новом школьном здании воспитываются свободные граждане, которые относятся друг к другу с уважением и почтением, – резюмировал глава государства. – От лица Эстонской Республики – сердечно поздравляю!»

Эти слова – при всей их старомодной выспренности, не утратили актуальности и сто лет спустя – в наши дни. Тем более – если в историческом здании по адресу Кару, 16 вот уже без малого три с половиной десятилетия, работает возрожденная еврейская школа.