Перейти к основному содержанию

Русский учитель в эстонской школе: многое мы делаем одинаково

Энели Синка (слева) и Наталья Гнатовская на совместных уроках поняли, что в двух школах больше общего, чем различий. 
Фото: Илья Матусихис
Восемь недель проекта языковой миграции показали, насколько похожи эстонская и русская школа, говорит учитель начальных классов Эхтеской гимназии Наталья Гнатовская. В рамках проекта Наталья осенью прошлого года наблюдала за работой учителя Пельгулиннаской гимназии Энели Синка.   

Криста Кийн

pealinn@tallinnlv.ee

Осенью прошлого года в стартовавшем в таллиннских школах проекте языковой миграции приняло участие 18 педагогов. В течение двух месяцев педагоги эстонских детсадов работали с русскоговорящими детьми, а учителя школ, которым предстоит переход на эстонский язык обучения, погружались в рутину эстонских школ.

«Я работаю учителем 34 года, так что в эстонской школе я не училась тому, как учить, это было погружение в языковую среду. Я наблюдала за уроками с половины девятого утра до трех часов дня. Все это время я слышала эстонский язык и говорила на нем», - рассказывает Гнатовская.  

По интересному совпадению, ментор Натальи – учитель начальной школы Пельгулиннаской гимназии Энели Синка также преподает 34 года. «Оказалось, что в нашей работе много общего, многое и в русских, и в эстонских школах делается одинаково. Мы обнаружили, что у нас похожие методы работы и представление о разных вещах, мы смотрим в одном направлении. Например, мы обе единодушны в том, что в первом классе у детей надо сначала развивать умение учиться, и только потом заниматься всем остальным», - включается в разговор Синка. 

Наталья Гнатовская не только присутствовала на уроках коллеги, но и участвовала во всей остальной школьной жизни, посещала педсоветы, совещания, обучение. И просто общалась с эстонскими коллегами. Она признает, что это было очень полезное время с точки зрения улучшения знания эстонского языка. «Она очень хорошо училась, - улыбается Энели. – Если она чего-то не понимала из моих объяснений на уроке, то записывала и потом подходила с вопросами. А я на уроках старалась еще раз использовать эти выражения, чтобы она их запомнила». 

По словам Натальи, на уроках ей было понимать эстонскую речь проще - Энели говорила с детьми четко и медленно: дом-труба-дым. В другое время ее речь похожа на автоматную очередь: тра-та-та-та-та-та, приходилось больше ориентироваться на контекст. Для Натальи Энели была не только коллегой, но и учителем эстонского языка, объясняла использование крылатых выражений и игру слов. «Не всегда получалось, ей зачастую приходилось признавать, что она не знает, почему эстонцы говорят именно так», - отмечает Наталья. Энели соглашается:

«Зачастую можно сказать и так, и так. Когда говоришь на родном языке, совсем не задумываешься, почему используешь в определенном контексте конкретное слово, хотя есть целый ряд слов с таким же значением».

Больше всего внимания уделялось использованию предметных терминов, например, «слагаемое/вычитаемое», и выражениям, необходимым для организации учебной работы. На курсах такой специфической лексике не учат. 

И Наталья, и Энели, обе утверждают, что участие в проекте расширило их взгляд на мир. В том числе заставило лучше понять сходства и различия эстоноязычной и русскоязычной среды, узнать, как организованы дни эстонской и русской школы, особенности эстонских и русских детей. Они много обменивались идеями. Обе школы очень похожи, они и расположены в одной части города. И хотя школы сотрудничали раньше, проект позволил лучше увидеть и понять различные нюансы. 

У женщин оказалось много общего, и они общались не только на профессиональные темы. Говорили о семьях, здоровье, путешествиях, делились рецептами. «Я даже с мужем столько не разговариваю, сколько мы болтали с Энели», - смеется Наталья. 

Обе учительницы также считают, что важно, чтобы общение проектом не закончилось. «Ты погружаешься на какое-то время в среду другого языка, а потом возвращаешься обратно, и из-за отсутствия практики язык начинает понемногу забываться. Это самое сложное в изучении языка – иметь возможность его применять», - считает Энели. К счастью, в данном случае такой проблемы нет. Энели и Наталья подружились, они продолжают созваниваться и встречаться.  

И Наталья, и Энели признают, что для того, чтобы обе участвующие в проекте стороны могли поладить, они должны быть открыты. «Если оба человека застенчивые и тихие… и после уроков не общаются…не возникает более близкого контакта, вряд ли что-то получится, - считает Энели. – Должно быть взаимное движение навстречу, внутреннее стремление к общению, отсутствие страха ошибки. Только так будет результат». 

В данный момент на языковой практике у Энели Синка еще один учитель Эхтеской гимназии, на очереди еще один. «Мы считаем, что проект языковой миграции очень полезен. Есть большая разница между тем, как учить язык - на курсах или самостоятельно, или же проводить целые дни, погрузившись в общение на этом языке», - говорит Энели. И добавляет, что школам не стоит бояться участия в проекте.