Перейти к основному содержанию

От «Интернационального клуба» до «Сцены в преисподней»

Таким представлялся вид сверху на новый корпус нынешнего Городского театра
во дворах девятого квартала архитектору Калле Рыымусу в 1987 году.
Фото: Eesti Arhitektuurimuuseum
Двор здания Таллиннского городского театра стоит на пороге больших перемен, ожидание которых оказалось растянутым чуть ли не на три с половиной десятилетия.

Йосеф Кац

Josef.kats@tallinnlv.ee

В истории самого знаменитого «долгостроя» на территории Старого города, кажется, замаячил счастливый финал: столичные власти объявили о скором начале реконструкции двора Городского театра.

Если на этот раз задуманное удастся, наконец, осуществить, то южная часть квартала, ограниченного улицами Айда, Лаборатоориуми, Лай и Сууртюки, превратится в магнит для театралов и ценителей современного зодчества.

Жилой квартал

Квартал, внесенный некогда в кадастровые книги под номером девять, к старейшим в черте городских укреплений хронологически не относится, а вот к интереснейшим — относится несомненно.

Застройка его начала формироваться, по всей видимости, не ранее середины XIV столетия, когда произошел первый всплеск роста территории Нижнего города — на запад, в сторону обители цистерцианок.

Границы между монастырскими владениями и подворьями бюргеров пролегали по нынешней улице Айда: видимо, стена, оберегавшая некогда яблоневый сад монашенок от завидущих взоров, определила уличную трассу.

До строительства под конец XVII столетия амбара, подарившего улице теперешнее имя, сколько-нибудь внушительных построек тут не было: селилась тут публика небогатая, а потому – невзыскательная – все больше ремесленники.

На перпендикулярной улице Лай все было совсем иначе: одна из артерий городской жизни была застроена резиденциями лучших людей города. Изначально, по всей вероятности, вассалами датских королей, чуть позже – ганзейскими негоциантами.

Те, в свою очередь, сменились купечеством шведских, затем – российских времен – и каждое новое поколение, в зависимости от перемен художественных стилей и финансовых возможностей, стремилось внести в образ квартала нечто новое.

Радикально его судьба могла смениться в начале прошлого века: предприниматель Бернхард Шулманн решил выстроить на участке между улицами Лаборатоориуми, Лай и Сууртюки фешенебельный жилой комплекс «Линденхоф».

Архитектор Жак Розенбаум успел составить проект четырех-пятиэтажных жилых домов, увенчанных фасадами в духе немецкого неоренессанса – да грянула Первая мировая война, похоронившая все начинание на корню.

Из Второй мировой войны девятый квартал Старого Таллинна вышел не без потерь – но по сравнению с улицей Харью, началом улицы Виру или северной стороной улицы Пагари ущерб оказался незначительный.

Снесенные крыши подлатали, выбитые окна – вставили, поврежденные элементы исторических интерьеров – отреставрировали. Здания, как и много веков тому назад, продолжали оставаться жилыми.

Так, незаметно, подошла вторая половина шестидесятых годов, когда таллиннский Старый город был взят под охрану и о его дальнейшем использовании развернулась дискуссия.

Первый камень

Две даты имеют для истории девятого квартала особое значение: 1965 и 1969 – год, когда было принято решение создать Государственный молодежный театр и год, когда прописку он получил на улице Лай.

Вначале, вроде бы, звучали предложения выделить труппе помещения авторемонтной мастерской, разместившийся в постройках бывшего…Доминиканского монастыря на улице Вене – да слишком затратной идея оказалась.

Тогда было найдено компромиссное решение: приспособить для театральных нужд купеческое жилище по адресу Лай, 23, вернув его фасаду средневековый облик, а внутри создав все необходимые для проведения спектаклей условия.

Через пять лет после начала реконструкции – в конце ноября 1978 года – труппе Молодежного театра был передан для использования Малый зал. Еще через восемь лет в подвале открылось театральное кафе с собственной «изюминкой» – каминным залом.

Как бы ни уютен и современен стал жилой дом ганзейских времен, с самого начала и заказчикам, и архитекторам было очевидно: помещений для нормального функционирования полноценного театрального коллектива здесь явно недостаточно.

Естественным было бы расширение комплекса вглубь квартала – иными словами, во двор домовладения: здесь вполне было можно возвести объемный зрительный зал, а также – расположить все необходимые вспомогательные помещения.

Все выглядело логично – да только денег в городской казне для реализации проекта не было. Невелик был шанс и внешних инвестиций – после финансовых вливаний накануне Олимпийской регаты этот источник изрядно иссяк.

И тогда зампредседателя Верховного совета ЭССР Индрек Тооме решился на «военную хитрость» денег у Москвы он решил попросить не на новый театр, а на создание помещений Клуба интернациональной дружбы.

Не пойти навстречу официально декларируемым принципам центральные не могли – и в 1989 году договор о начале строительства был представителями Соввнешстроя и польской фирмой «Budimex» подписан.

В июне следующего года таллиннский мэр Хардо Аасмяэ и министр культуры Эстонии Лепо Сумера – торжественно заложили символический краеугольный камень. А затем настали совсем иные времена…

Открытый вопрос

Через неполных три месяца после восстановления государственной независимости Эстонской Республики московское финансирование проекта было, естественно, прекращено.

Продолжать его из местных средств было невозможно – да и польские строители потребовали отныне оплачивать их труд в свободно конвертируемой валюте, избытка которой в ЭР не наблюдалось.

Вскоре южная часть исторического девятого квартала стала представлять из себя невеселое зрелище: вместо зала на пятьсот мест, гримерных и реквизитной за фасадами домов по улице Лай зияла натуральная дыра.

Единственные, кто оценил ее по достоинству, оказались окрестные мальчишки: грунтовые воды превратили котлован в пруд, скользить по глади которого на плотах в антураже средневековой застройки было захватывающе.

Молодежный театр, между тем, был переименован в Городской: отныне ответственность за него и его помещения переходила, в первую очередь, к муниципалитету. И на стройплощадке вскоре вновь закипела работа.

К маю 1995 года «яма» на месте фундамента так и не выстроенного Интернационального клуба была превращена во временную летнюю сцену под открытым небом. А еще через два года она была реорганизована в постоянную.

В западной части котлована – фактически, в подвальных помещениях не выстроенного нового здания, – был создан «подземный» зал. Название ему подобрали созвучное: «Пыргулава», что можно перевести как «Адская сцена» или «Сцена в преисподней».

Одновременно театральной труппе были переданы и помещения былых жилищ XVII-XVIII столетий на углу Айда и Лай: после масштабной реконструкции, они, как двумя десятилетиями ранее их старший брат по адресу Лай, 23, начали служить Мельпомене.

И хотя сформировавшийся в историческом девятом квартале театральный комплекс стал одной из достопримечательностей Старого города, разговоры о завершении намеченного в середине восьмидесятых годов прошлого столетия не думали утихать.

Время от времени в прессе раздавались голоса о том, каким именно быть новому корпусу Городского театра, на страницах профильных изданий публиковались архитектурные проекты и варианты их визуализации – но не более того.

Наконец, в 2017 году столичные и городские власти приняли решение о совместном финансировании важного начинания в области культуры – и дело, похоже, наконец-то начало двигаться с пресловутой мертвой точки.

*                            *                         *

Четыре обнародованные в середине минувшего месяца концепции развития комплекса зданий Таллиннского городского театра свидетельствуют об одном: спорам о том, каким ему быть, подходит конец.

Никакого внушительных размеров «новостроя»: авторы предложенных проектов отнеслись к сложившейся архитектурной среде с максимальным пиететом и нарушать его декорациями старины не намереваются.

Главное – удастся сохранить незастроенный двор и летнюю сцену на нем – хотя, насколько можно понимать, она в буквальном смысле станет «ближе к небу»: расположится на плоской крыше подземных помещений.

Что отрадно особенно – наконец-то будут приведены в порядок и фасады прежних жилых и складских зданий по улице Айда: при должном подходе она сможет стать достойным конкурентом «иконе стиля» – переулку Катарийна кяйк.

Теперь, как говорится – очередь за строителями. А когда они покинут двор между улицами Айда, Лаборатоориуми, Лай и Сууртюки в биографии этой части исторического девятого квартала откроется новая страница – достойная его прошлого.

Добавить комментарий

Ограниченный HTML

  • You can align images (data-align="center"), but also videos, blockquotes, and so on.
  • You can caption images (data-caption="Text"), but also videos, blockquotes, and so on.
  • You can use shortcode for block builder module. You can visit admin/structure/gavias_blockbuilder and get shortcode, sample [gbb name="page_home_1"].
  • You can use shortcode for block builder module. You can visit admin/structure/gavias_blockbuilder and get shortcode, sample [gbb name="page_home_1"].