Перейти к основному содержанию

Лишенные помощи 

Доктор Мадис Вескимяги считает, что государство должно через Больничную кассу платить зарплату врачам, а самоуправления – создавать им условия для работы. 

Фото: SCANPIX
Врач переезжает на другой конец города, а больной пусть сам соображает, как к нему добраться.

Иво Карлеп

«У меня больные ноги, мне трудно не только ходить, но даже стоять. Автомобиля у меня нет, денег на такси – тоже, - сокрушается пожилая женщина Хельми, семейный врач которой переехал из Мустамяэ в Ласнамяэ. – Если в автобусах все сидячие места заняты, мне больно стоять и обычный визит к врачу превращается в пытку. А к этому еще надо добавить удерживающий от поездок страх заразиться в автобусе», пишет газета Pealinn.

Хельми была чрезвычайно поражена, когда она, чтобы продлить рецепт на лекарства, позвонила семейному врачу и выяснилось, что врач переехал. «Когда я услышала, что он теперь в Ласнамяэ, в Юлемистеском городке, это было довольно сильной оплеухой, - рассказывает женщина, которой вскоре исполнится 70. – Место столь отдаленное, что мне надо туда добираться двумя автобусами, поскольку прямого сообщения с Ласнамяэ нет. Ноги у меня больныe, мне трудно не только ходить, но и стоять. Автомобиля у меня нет, денег на такси – тоже. Мне приходится в основном за счет рук влезать в автобус и слезать с него, а это задача не из легких. А потом все начинается сначала со вторым автобусом. А если еще все сидячие места заняты, то мне больно стоять. Вот, и представьте себе, в какую пытку превращается самый обычный визит к семейному врачу! Раньше в поликлинику недалеко от дома я могла доехать и на такси – расстояние небольшое и расход посильный». 

Врач переезжает - пациент страдает

Хельми ко всему еще боится заразиться коронавирусом: «Сейчас, когда вирусы бушуют, поездка на двух автобусах становится вдвойне неудобна и опасна. Один страх перед инфекцией уже от нее удерживает. Пропало всякое желание иметь дело с врачом. Не потому, что я что-то имею против моего семейного врача. Мой врач и человек приятный, и как врач умный и отзывчивый. Поэтому мне и не хочется искать нового врача в ближайшей поликлинике, но вскоре, вероятно, придется пойти на это, потому что добираться до Ласнамяэ мне с каждый годом становится все труднее.  Я не могу понять, как семейный врач может вдруг оказаться вдали от своих пациентов?» 

Но случай с Хельми не уникален. Переезд семейный врачей в другое место дислокации без учета мнения пациентов – явление распространенное и доставляющее людям немало неудобств. Конечно, никто не может запретить врачу сменить место работы, но при этом у пациента должна быть возможность по-прежнему получать помощь семейного врача, пусть другого, но вблизи места проживания. Увы, но эта возможность пока остается больше теоретической, чем повседневной практикой. Пока пациент практически прикован к своему семейному врачу. 

«В первую очередь, из поля зрения выпали люди старшего возраста, - говорит работающий в Пярнуском уезде семейный врач Мадис Вескимяги. – Если хочешь отказаться от переехавшего семейного врача и прикрепиться к врачу, работающему ближе к твоему дому, тебя, что часто бывает, отфутболят, особенно, если речь идет о старом и больном человеке. В Пярну был случай с жалобой, что молодые люди, которые работают в Финляндии могут обрести семейного врача, а вот их родители – не могут. Им говорят: извините, все списки переполнены. Я бы именно это назвал кризисом врачебной этики!» 

Вескимяги считает, что это очень серьезный сигнал: «Конечно, дохода больше от пациента, работающего в Финляндии, потому что он доставляет врачу гораздо меньше хлопот, чем старый человек. Я считаю такое отношение настоящим свинством. Но именно оно у нас сейчас господствует». 

В Пярну многие врачи перекочевали из центра города на окраины, куда пациентам трудно добираться не на автомобиле. «В один прекрасный день все семнадцать работавших в центре города Пярну семейных врачей решили перебраться в новый медицинский центр, построенный при городской больнице, - рассказывает Вескимяги. – Пациенты, которые привыкли, что их врач в центре города, примерно 10 тысяч человек, сейчас очень недовольны. И теперь ежедневно происходит утечка из списков пациентов у переехавших врачей к тем, кто остался в центре города. Никто при переезде не спрашивал у пациентов, как вы теперь будете к нам добираться?» 

Среди прочих переехали на Ласнамяэ врачи, работавшие в Таллинском центре семейных врачей, расположенном в Нымме. И пришлось людям из Мустамяэ и Нымме ездить несколькими автобусами в Юлемисте. Только в Мустамяэ это коснулось 3-4 тысяч человек, большинство из которых уже в возрасте. А пожилым людям семейный врач нужен чаще, но ездить к нему на другой конец города они не в силах.   «Люди обращаются все время в районную управу с вопросом, когда появится возможность посещать семейного врача в пределах своего района? – говорит старейшина Мустамяэ Лаури Лаатс. – Мы сделали все, чтобы найти решение этого вопроса. И город все же дал дополнительно одно место семейного врача». 

Найти нового врача сложно

«Мы включали желающих, для которых поездки к семейному врачу в Юлемисте оказались совершенно не приемлемыми, в списки семейных врачей нашего предприятия в максимально возможных пределах», - отмечает в недавнем прошлом руководитель Таллинского центра семейных врачей, а сейчас старейшина Кесклинна Моника Хауканымм. 

Перекочевавшая со своими коллегами из городского центра семейных врачей на Ласнамяэ семейный врач Кристель Амъярв не пожелала комментировать, что побудило ее в прошлом году к такому решению – она просто прервала разговор по телефону. Но в прошлом году Амъярв рассказывала в телепередаче «Актуальная камера», что ничего не изменилось – врачи по-прежнему работают в столице. А Таллинн – в мировом масштабе – настолько маленький город, да еще здесь есть общественный транспорт и существуют все возможности, чтобы передвигаться на большие расстояния. Нет здесь такого, чтобы откуда-то куда-то добраться было невозможно. 

Какие конкретные предложения побудили врачей перебраться в другой центр, Хауканымм не знала. Но она с полной ответственностью заявила, что зарплаты в их центре вполне конкурентоспособны. И не могли стать причиной ухода врачей условия в Мустамяэском медицинском центре, которые очень даже не плохие. Др.Амъярв после своего переезда дала в «Актуальной камере» понять, что одной из причин было нежелание врачей платить за счет своего списка зарплату членам совета муниципального центра семейных врачей. Но Хауканымм не видит в зарплате членов совета ничего зазорного, потому что врачи-предприниматели ведь получают дивиденды. Столько денег у них остается из средств, выделяемых на лечение Больничной кассой. 

Гораздо более обширная и серьезная проблема, полагает Хауканымм, - это нехватка семейных врачей: «Поиск новый семейных врачей – дело сложное в масштабах всей страны. Для того, чтобы в будущем избегать ситуации прошлого лета, когда из одного региона переезжает в другой целая масса семейных врачей, нужно дать Департаменту здравоохранения т.н. право взвешивания при выдаче новых разрешений на деятельность. Надо анализировать, сколько врачей в каком регионе должно быть, чтобы каждому жителю города была обеспечена эта жизненно важная услуга вблизи дома».   

Государство могло бы платить зарплату

Неразумно решение концентрировать большое число семейных врачей не в жилом районе, а в бизнес-городке, как это только что произошло в Таллинне. По мнению Хауканымм, для выявления причин сложившейся ситуации нужно проанализировать всю реформу здравоохранения, проведенную много лет назад. «Во всяком случае, мы вынуждены сейчас констатировать, - говорит она, - что молодые врачи не заинтересованы брать списки и работать семейными врачами. Многие врачи пришли к выводу, что нынешнюю систему семейных врачей надо начать незамедлительно менять, если мы не хотим, чтобы она вообще зачахла лет через пять. Большая часть семейных врачей вскоре выйдет на пенсию, а молодежь не хочет становиться предпринимателями. А если и становится, то при первой возможности перекочевывает в Финляндию, перекладывая основную нагрузку на плечи нанятых замещающих врачей, которые тоже могут, в свою очередь, исчезнуть в неизвестном направлении».  

В крупном городе, наподобие Таллинна, только государственный или муниципальный центр семейных врачей может в дальнейшем дать какое-то чувство уверенности в том, что, если удастся изменить порядок формирования списков, пациенты будут автоматически переводиться в списки врача, работающего вблизи местах их жительства. Муниципальный центр семейных врачей как раз и создавался в Таллинне для того, чтобы избежать ситуации, при которой не в каждом районе была бы возможность попасть к семейному врачу. 

Мустамяэский старейшина Лаури Лаатс сделал для себя просто делом чести заманивать в район дополнительно семейных врачей. Он надеется, что, может быть, удастся изменить существующий порядок, и пациенты не должны будут оставаться в списках своих сбежавших семейных врачей, а получат право на врачебную помощь вблизи от дома. 

«Размер наших списков значительно изменился после раздела семей, но теперь увеличивается с каждым месяцем», - подтверждает и Хауканымм.

Доктор Мадис Вескимяги считает, что государство должно через Больничную кассу платить зарплату врачам, а самоуправления – создавать им условия для работы: «Логика бизнеса и конкуренция как основы медицинской системы очень далеки от разумности и потребности. – Деньги и лечение в существующем виде очень плохо сочетаются. И полная чушь, что на медицину первого уровня не хватает денег. Денег даже слишком много, но идут они вовсе не на лечение людей». 

Он привел в пример, что предприниматели из числа семейных врачей предпочитают купить дорогой автомобиль, чем диагностическое оборудование, не говоря уже о таких дорогих вещах, как инвалидный автобус, на котором можно привозить пациентов на прием. Озолочение семейных врачей деньгами Больничной кассы необходимо немедленно прекратить, считают критики нынешней системы. 

Ходатайство о предоставлении помощи

Мустамяэский старейшина Лаури Лаатс считает, что при нынешней нехватке врачей у семейных врачей должно быть больше пациентов. Лаатс стал активно искать пути разрешения причин, вызвавших недовольство жителей района, в том числе, прибегнув к помощи парламента, направив в Социальную комиссию  меморандум. «Там появилось желание изменить закон, потому что действующий гласит, что пациент прикреплен к врачу», - говорит районный старейшина.  

Хауканымм поясняет, что решить проблему мустамяэского региона без увеличения числа врачей невозможно: «К примеру, в августе в центре семейных врачей приступил к работе новый доктор, но это же – капля в море. Одна из возможностей – разрешить составление т.н. нулевых списков, но это процесс долгий. Таллиннский центр семейных врачей, разумеется, готов и на это. Но государству следовало бы произвести аудит существующей системы, и я уверена, что Общество семейных врачей Эстонии, Министерство социальных дел, Департамент здоровья и университеты изыщут наилучшее решение». 

Лаатс констатировал, что сейчас ситуация прискорбная, но она меняется: «Мы ждем и добиваемся от Министерства социальных дел нового места семейного врача с нулевым списком, что означало бы, что в ближайшее время в Мустамяэ появится еще один врач, который обретет большое число пациентов. Надеемся, что удастся добиться и дополнительного списка, и мы вскоре сможем объявить конкурс. Люди, во всяком случае, ждут, что появится возможность покинуть список переехавшего в Ласнамяэ врача». 

Амъярв утверждает, что семейные врачи и медсестры совершают к самым тяжелым больным и престарелым домашние визиты, берут на дому и анализы, если лежачему больному или пожилому человеку сложно дойти до семейного врача даже на соседней улице. Но Хауканымм считает, что сейчас семейные врачи тратят непропорционально много времени на всякого рода иную деятельность, а не на лечение. Чтобы изменить ситуацию, надо, как она считает, упростить инфосистемы, сделать их более удобными для пользователей и большую часть данных пригодной для перекрестного использования. Тогда у семейного врача будет оставаться больше времени, чтобы заниматься пациентом, и можно будет увеличить списки прикрепленных к врачу пациентов. 

«На примере структуры нашего предприятия можно сказать, что при участии самоуправления наши семейные врачи могут полностью отдаваться оказанию врачебной помощи первого уровня, не обременяя себя административной работой», - утверждает Хауканымм. 

В списке доктора Вескимяги более 2200 пациентов – это больше, чем в среднем у семейного врача. «У меня список большой именно для того, чтобы людям не надо было ездить к врачу куда-то далеко, - поясняет он. – Я хочу, чтобы человек в Эстонии мог везде получить медицинскую помощь и чтобы в медицине царили сотрудничество и разделение труда – это залог успеха». 

Зарплата медицинских работников должна зависеть от их навыков и опыта работы

Немногим менее года назад Вескимяги высказал журналистам редакции некоторые критические мысли относительно нынешней организации системы семейных врачей. С тех пор, как он считает, никаких перемен к лучшему не произошло. Результатом публикации, который можно, что называется, пощупать, стало лишь то, что словоохотливого врача исключили из Обществе семейных врачей. 

«Моя вина состоит только в том, что я хочу, чтобы первичную врачебную помощь все люди в Эстонии могли бы получать еще и через пять, десять и даже двадцать лет, - поясняет он. – При сохранении нынешнего положения это оказывается под большим вопросом». 

Предложения доктора Вескимяги об изменении организации оказания врачебной помощи: • При посредстве 500 принадлежащих семейным врачам коммерческих товариществ организация их работы перспектив больше не имеет. Из оборота медицинских учреждений примерно треть становится их прибылью.  • Столь существенная государственная услуга, как медицина первого уровня, не может основываться на семейных врачах-одиночках.  • Возрастанию финансирования сопутствует массовый эффект – за большую сумму можно делать большие вещи. «Я работаю с четырьмя семейными медсестрами, часовая оплата которых от 12 до 15 евро, т.е. примерно в два раза выше обычной, - описывает Вескимяги.  – Я могу платить замещающему врачу в час 25 евро, т.е. 4250 евро в месяц плюс доплата за процедуры и исследования, а также приобрести хорошо отремонтированную служебную квартиру и автомобиль. Купил инвалидный автобус с подъемником для больных на инвалидных креслах и каталках. Стоимость километра проезда на нем где-то 25-30 центов, а то и совсем для пациента бесплатно. От этого автобуса уже немалая польза пациентам и их близким. Такое транспортное средство могло бы быть у каждого центра семейных врачей, заменяя часто необоснованно дорогой легковой автомобиль».   • Можно было бы создать фонд для поддержки врачебной помощи первого уровня. Финансирование этого уровня было бы достаточно хорошим, чтобы возникла эффективно действующая сеть медицинских учреждений, работникам которых платили бы достойную зарплату.  • Уездные медицинские центры должны располагать приличными служебными квартирами и выплачивать доплату с учетом расстояния. В городах могли бы быть крупные хорошо оборудованные и укомплектованные специалистами центры компетенции. Маленькие центры семейных врачей выглядят очень милыми, но для содержательной работы они не годятся, и пациенту приходится метаться между лечебными учреждениями.  • Зарплата медиков должна зависеть от их реальных навыков и опыта работы, а не от прочих обстоятельств. Это мотивировало бы серьезно учиться и делать что-то новое, а не избавляться от пациента направлением к врачу-специалисту.  • Начинающий семейный врач не должен тратить время и силы на решение бытовых проблем и вопросов снабжения. 

 

79 комментарии

Добавить комментарий

Ограниченный HTML

  • You can align images (data-align="center"), but also videos, blockquotes, and so on.
  • You can caption images (data-caption="Text"), but also videos, blockquotes, and so on.
  • You can use shortcode for block builder module. You can visit admin/structure/gavias_blockbuilder and get shortcode, sample [gbb name="page_home_1"].
  • You can use shortcode for block builder module. You can visit admin/structure/gavias_blockbuilder and get shortcode, sample [gbb name="page_home_1"].