Перейти к основному содержанию

Как правительство взвинтило цены на восстанавливаемую энергию

Фактически восстанавливаемая энергия дешевле произведенной из фоссильного топлива, но с нас за нее дерут три шкуры.

Виркко Лепассалу
virkko.lepassalu@tallinnlv.ee

Доктор экономических наук Вяйно Раянгу считает, что правительство Ансипа исключительно из политических соображений считает восстановленной энергией только ту, что вырабатывается ветроэлектрогенераторами. Но так как рынок «зеленой энергии» забронирован за близкими к правительству владельцами ветряков, то восстанавливаемая электроэнергия занимает ничтожную долю общей потребляемой электроэнергии, один процент или около того.

Вместе с тем потребность в «зеленой энергии» остается очень велика, так как она намного дешевле, чем полученная путем сжигания сланца. Но так как производителей тут не прибавляется, цена остается высокой. Раянгу убежден: это результат лоббирования, которое производят энергетики, вполне возможно, что они тайно финансируют партии правящей коалиции.

Ветреные пристрастия Ансипа и Ко

Правящая коалиция поддерживает владельцев ветряков так усердно, что давит в зародыше противоположные мнения даже в своей среде. Этим летом правительство не поддержало предложение члена IRL Тыниса Пальтса запретить ставить на островах ветряки высотой более 30 метров и мощностью более 20 квт.

Министерство окружающей среды, возглавляемое пресловутой Кейт Пентус-Розиманнус, заявило, что для такого решения нет природоохранных оснований. Не посчитались даже со словами Пальтса: «Мы не вправе жертвовать уникальной природой наших островов ради сиюминутной прибыли узкой группы интересов.

Министерство экономики, возглавляемое однопартийцем Пальтса Юханом Партсом, тоже провалило проект Пальтса. Под тем предлогом, что он нарушает закон о планировании, позволяющий всюду и беспрепятственно начинать планировку.

За кулисами – иностранные бизнесмены

Если войти на сайт Ассоциации ветроэнергии, нетрудно понять, почему даже считающийся разумным предпринимателем Пальтс потерпел поражение. За местными владельцами ветряков стоят наместники зарубежных энергетических концернов или крупные адвокатские бюро, например, «Гликман и партнеры».

Когда в 2010 году в правительственных кругах встал вопрос, не снизить ли пособия на производство электроэнергии из ветра, бурную деятельность развила подвизавшаяся тогда в адвокатуре и состоящая в правлении Ассоциации ветроэнергии потомственная реформистка Кая Каллас. «Пособие уже действующим станциям должно выплачиваться 12 лет», - заявила оборотистая дочь Сийма Калласа.

Правда, потом пособия все же уменьшили. Но, как показал случай с Тынисом Пальтсом, все, кто пытаются сократить деньги, выбрасываемые в буквальном смысле на ветер, подвергаются массированному обстрелу.

- Потенциал использования энергии ветра в Эстонии велик, но цена ее бессовестно дорога, - комментирует академик Анто Раукас. – Решение правительства снизить пособие на ветряки до 93 евро за мегаватт и ограничить годовую поддержку стоимостью 600 гигаватт энергии вызвало бурное возмущение владельцев ветряков.

То буря, то затишье

По словам академика, главным недостатком ветряков является их зависимость от погоды. Для стабилизации работы ветряков суммарной мощностью 2000 мегаватт необходима электронасосная станция мощностью 1200 мегаватт, только тогда ветряки смогут стабильно вырабатывать энергию мощностью в 600 мегаватт.

Долгое время исследовавший проблемы производства электроэнергии из ветра юрист Мати Маккар отмечает, что в безветренные дни для стабилизации работы ветряков используется аварийная подстанция в Кийза. Олав Кивиранд из Общества Лиллекюла, тщательно изучивший проблемы энергетики, считает, что подчиненный министерству окружающей среды центр инвестиций в окружающую среду направляет финансовый поток исключительно на пропеллеры ветряков. Деньги с самого начала распределяются неправильно, в ущерб регионам. Куда полезнее, эффективнее и дешевле в Эстонии было бы вместо ветряков развивать работающие на биогазе станции. Евросоюз вовсе не считает, что «зеленая энергия» вырабатывается исключительно из ветра, и не одобряет такое исключительное финансирование ветряков. Напротив, он рекомендует поддерживать биогазовые станции.

Все для узкого круга

Но в Эстонии и министр сельского хозяйства, тот самый Хелир-Валдор Сеедер, который додумался до того, что таллиннский бесплатный общественный транспорт губит село, и министр окружающей среды, «прославившаяся» , в частности, странным делом «Авторолло», Кейт Пентус-Розиманнус, своими распоряжениями фактически лишили биогазовые станции поддержки. Если биогазовая станция не ограничится производством энергии для своего хозяйства, а будет продавать ее в сети, то она должна вернуть пособие. По утверждению Кивиранда, деньги на поддержку восстанавливаемой энергии выделяются не исходя из логики или перспективы, а исходя из интересов узких групп интересов.Вместо логичных и полезных экономике решений – бессмысленные политические решения, выгодные только узкой группе дельцов.

Директива ЕС по восстанавливаемой энергии не предусматривает такую схему производства «зеленой энергии», как в Эстонии, где потребитель должен оплачивать не только безвозвратное пособие, но и, согласно параграфу 59, доплачивать дотацию.

Итак, за т.н. восстанавливаемую энергию мы с вами каждый месяц платим втридорога. На рынке электроэнергии в Эстонии сложилась замкнутая система, которая ведет к диктату единой энергетической монополии. В основном наши денежки утекают в карманы боссов «Ээсти энергия» и хозяев ветряков. «Ээсти энергия» создает о себе впечатление как о заботящейс яо природе организации, так как сотрудничает с хозяевами ветряков, Хозяева ветряков через купленные ими пиар-бюро и СМИ, уверяют общественность, что их бизнес очень убыточен, зато сохраняет природу. Поэтому народ должен оплачивать непомерно высокие счета.

- Фактически восстанавливаемая энергия в Северных странах, а теперь и у нас, дешевле, чем энергия, произведенная из фоссильного топлива, - утверждает известный экперт по охране окружающей среды Валдур Лахтвеэ. – Но государство хитрыми маневрами и благодаря противоречащей здравому смыслу логике министра экономики намеренно взвинтило цены на энергию, произведенную альтернативными источниками, чтобы сохранить монополию производителей электроэнергии из сланца.

Нам нужно 50 биогазовых станций

Умных и честных профессионалов в коридорах власти слушать не желают. Доктором сельскохозяйственных наук Лео Салусте были произведены расчеты, согласно которым, принимая во внимание данные от животноводческих и свиноводческих ферм, в Эстонии можно и нужно построить 50 работающих на отходах от содержания скота биогазовых станций, которые покроют значительную часть потребности в электричестве.

Салусте – личность легендарная. В советское время он установил контакты с немецкими коллегами, занимавшимися, как и он тогда, проблемами кормов для скота.

Как сын «врага народа» он был невыездным – даже в дружественную ГДР. Салусте обратился в Генпрокуратуру СССР с жалобой и добился своего: отец был реабилитирован, а с самого Салусте сняли ограничения. Советская власть все-таки сумела понять, что от его исследований государству и народу будет польза. Сейчас, считает Салусте, его положение раз в десять трагикомичнее, чем тогда. Его многочисленные обращения в министерства по развитию биоэнергетики с ослиным упрямством клались под сукно. Как правило, с ним обращались по ставшему анекдотическим еще лет 50 назад испытанному методу советской бюрократии: один чиновник его отфутболивал к другому, тот к третьему и т.д.

Эстонские СМИ его статьи не печатали. «Я же не пишу ни о сексе, ни об убийствах, ни о поп-идолах», - смеется Салусте.

Прочные контакты с германскими коллегами и десять лет исследований биогаза дали ученому бесценный опыт, на основании которого в Эстонии можно возводить биогазовые станции. В Германии такие станции широко распространены.

В Эстонии есть такая станция в Аравете. Ее строительство обошлось в 8 млн евро. Она продает электричество в сеть, и государству не удалось заставить ее отказаться от конкуренции с ветряками, так как она никогда не получала пособий, которые надо вернуть. Но одна ласточка весны не делает. На строительство 50 таких станций потребовалось бы максимум 400 млн евро, но правительствот предпочитает вкладывать куда большие деньги в сомнительные проекты в Иордании и США.

Опять «штраф за излишки сахара»?

В родном поселке Салусте Винни тоже производят биогаз – для отапливания домов; электричество из него не делают.

Если выделять селам деньги на строительство биогазовых станций, производство электроэнергии обойдется намного дешевле, считает Салусте. Они работают на отходах жизнедеятельности скота – навозной жиже. Биогаз – стабильный источник электроэнергии, в отличие от ветряков. К тому же отходы будут утилизироваться, а это тоже плюс. Наконец, строительство биогазовых станций даст новые рабочие места. Но правительство Ансипа этого не хочет. В своей неизлечимой алчности оно плюет на интересы страны и народа.

- Повторяю, - напоминрает Кивиранд: - директива ЕС по восстанавливаемой энергии не предусматривает такую схему производства «зеленой энергии», как в Эстонии, где потребитель должен оплачивать не только безвозвратное пособие владельцам ветряков, но и, согласно параграфу 59, доплачивать дотацию. Еврокомиссия подала жалобу на Эстонскую Республику в Суд ЕС, обвиняя правительство, в частности, в нецелом расходовании денег от ЕС. Не исключено, что на Эстонию наложат штраф – вроде того, что наложили за излишки сахара. И оплачивать его будут не хозяева ветряков и не Ансип и Ко, а мы с вами.

Добавить комментарий

Ограниченный HTML

  • You can align images (data-align="center"), but also videos, blockquotes, and so on.
  • You can caption images (data-caption="Text"), but also videos, blockquotes, and so on.
  • You can use shortcode for block builder module. You can visit admin/structure/gavias_blockbuilder and get shortcode, sample [gbb name="page_home_1"].
  • You can use shortcode for block builder module. You can visit admin/structure/gavias_blockbuilder and get shortcode, sample [gbb name="page_home_1"].