Перейти к основному содержанию

«За кадром»: верховные судороги в поисках президента

Леонид Карабешкин.
Фото: личный архив
В конце августа Рийгикогу должен приступить к избранию главы государства на очередной пятилетний срок. В связи с этим вновь активизировалась дискуссия о месте института президента в политической системе Эстонии.

Леонид Карабешкин,

политический обозреватель

Ясно, что проблемы есть – избрать президента в парламенте становится все сложнее, масштаб занимающих этот пост персоналий явно мельчает, а доверие избирателей – падает.

Пятое колесо?

Впрочем, дискуссия не нова. На протяжении последних тридцати лет вопрос о том, зачем государству с парламентской формой правления нужен практически не обладающий никакими полномочиями президент, поднимался неоднократно.

В ответ звучали тезисы о том, что президент является необходимым элементом в системе сдержек и противовесов; что это дань политической традиции — ведь недаром Эстония провозгласила политико-юридическую преемственность с первой республикой (которой практически безраздельно руководил президент Пятс); что Президент позволяет разгрузить фактического руководителя страны — Премьер-министра от представительской и внешнеполитической рутины; что президент должен объединять общины и быть хранителем конституционных ценностей.

Кроме того, реальное влияние главы государства зачастую выходило за рамки его конституционных полномочий. В первую очередь, это применимо к Леннарту Мери, президентство которого принято считать образцовым.

Всенародное избрание

На столе есть несколько вариантов реформ, которые потребуют внесения изменений в Конституцию. Первый — переход к всенародному избранию президента. Среди основных политических сил это поддерживают центристы и консерваторы-народники, но их голосов явно недостаточно. Остальные партии скорее против.

Контраргументы следующие. Во-первых, вес всенародно избранного президента будет существенно выше нынешнего, что может нарушить сложившийся политический баланс. Во-вторых, нет смысла избирать номинальную фигуру, поэтому придется наделить президента какими-то полномочиями. А это, якобы, может привести к возрождению авторитарных тенденций.

Фактически, это может означать трансформацию политической системы от чисто парламентской к парламентско-президентской. Среди стран Балтии такая существует в Литве. По конституции литовский президент имеет полномочия в первую очередь в сфере внешней политики, но при этом оказывает активное влияние и на внутреннюю. Несмотря на это, пока ничего про авторитаризм в этой республике не сообщалось.

Наконец, в-третьих, с высокой вероятностью может случиться, что посты президента и премьера займут представители одной (крупной) партии. Жизнь малых партий в таких условиях станет совсем уж грустной.

Президент-премьер или премьер без президента

Второй вариант, который поддерживает один их патриархов эстонской политики реформист Сийм Каллас — объединение постов президента и премьер-министра с переходом к его выборности. Каллас считает, что Эстония слишком мала для того, чтобы иметь президента с соответствующей ему обслугой и мерседесом, да и общественное мнение — за прямые выборы. Такая принципиальная позиция, однако, не помешала Калласу поучаствовать в прошлых президентских выборах.

Как будет работать такая система на практике — совершенно неясно. Сам Каллас ссылается на конституционную конструкцию Кипра. На первый взгляд, этот пример должен ласкать слух — ну что может быть лучше процветающей субтропической страны с пальмами и лазурным морем. Но исключительно на первый взгляд.

Дело в том, что на Кипре — президентская система, оставшаяся со времен крайне непростого совместного существования в одном государстве греческой и турецкой общин. Победитель президентских выборов формирует правительство, как правило, из представителей своей партии. Поэтому в такой системе крайне вероятно формирование правительства меньшинства.

К примеру, сейчас у правящего Демократического объединения во главе с Президентом Анастасиадисом — всего 18 из 59 мест в островном парламенте. Недаром по индексу журнала Economist Кипр характеризуется как несовершенная демократия, уступая по этому показателю самой Эстонии.

Перенесем эту модель на эстонскую почву. Наибольшие шансы на успех будет иметь представитель Партии реформ, которая на протяжении последнего десятилетия остается самой популярной политической силой страны. Ну а кто в ней лучше всех готов нести тяжелую ношу президента – всем известно.

Впрочем, данная модель содержит в себе и риски, ибо одной партии придется нести единоличную ответственность за деятельность всего правительства и президента. И тут уже не прикроешь свои провалы разговорами про ограничения, которые накладывает коалиция.

Наконец, самый радикальный вариант — полное упразднение поста президента при сохранении нынешней системы исполнительной власти, формируемой в Рийгикогу. Этот вариант самый простой с юридической точки зрения, но самый сложный — с политической.

Найти подходящего

Так или иначе, но пока дискуссии о роли президента не привели к поиску оптимального варианта. Консерваторы-народники, правда, представили в Рийгикогу проект референдума о прямом избрании президента, но в феврале он не нашел поддержки у представителей других партий. Инициатива была юридически сырой, не отвечавшей на содержательные вопросы и утратившей актуальность в повестке новой правящей коалиции.

Поэтому выборы пройдут по-старому, хотя такой метод поиска далек от эффективного, что признает Сийм Каллас. Анализируя предыдущий опыт, он констатирует: «Сегодня выбор подходящего президента - крайне сложная политическая задача».

Каллас справедливо полагает, что подходящий президент — это не случайный персонаж — темная лошадка, а политически компетентный человек, имеющий народное доверие, предсказуемый и беспристрастный в отношении партийных интересов. Гарантирует ли нынешняя система нахождение оптимального кандидата?

Отказ лидера центристов и председателя парламента Юри Ратаса баллотироваться в президенты наводит на мысль, что существующая система поощряет негативный отбор, дискриминируя политиков, которые действительно вызывают доверие и объединяют общество.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции портала Stolitsa.ee.

2 комментарии

Что то я не припомню идеального президента Леннарта Мери. Я помню как он пресмыкался перед королем и королевой Швеции и рассказывал о золотом времени, когда Эстония была оккупирована Швецией. И теперь мы счастливы после вступления в Евросоюз и развале своей экономики.

Добавить комментарий

Ограниченный HTML

  • You can align images (data-align="center"), but also videos, blockquotes, and so on.
  • You can caption images (data-caption="Text"), but also videos, blockquotes, and so on.
  • You can use shortcode for block builder module. You can visit admin/structure/gavias_blockbuilder and get shortcode, sample [gbb name="page_home_1"].
  • You can use shortcode for block builder module. You can visit admin/structure/gavias_blockbuilder and get shortcode, sample [gbb name="page_home_1"].