Перейти к основному содержанию

По национальным квартирам: дефицит европейской солидарности

Леонид Карабешкин.
Фото: личный архив
Эпидемия коронавируса достигла Европы и привела к невиданным прежде последствиям для стран Евросоюза: границы оказались закрытыми для всех, кроме постоянных жителей. На фоне рассуждений о необходимости солидарности и международном сотрудничестве все начали мобилизовать свои собственные ресурсы, заниматься озабориванием и разрабатывать планы по спасению своих экономик. Национальные политические элиты стремятся наглядно продемонстрировать вверенному им населению, что именно они, а не брюссельская бюрократия Евросоюза, способны справиться с кризисом.

Леонид Карабешкин,

политический обозреватель

Все больше аналогий с ситуацией почти столетней давности, когда после Первой мировой войны распались континентальные империи, а на карте Европы образовалось большое количество новых национальных государств со своими границами, валютами, слабыми экономиками, но большими претензиями. С самого начала послевоенная система в Европе отличалась конфликтностью и нестабильностью, а попытки ее лечения в экономической и политической сферах оказались паллиативными. Глобальный экономический кризис конца 1920-х — начала 1930-х годов, известный нам как Великая депрессия, окончательно разрушил европейский рынок. В попытке спастись поодиночке европейские государства прибегли к массированному протекционизму. Подтвердился марксистский тезис о том, что экономика — базис, а политика — надстройка. Вслед за экономическим кризисом в большинстве европейских стран начался отход от демократических основ государственного управления, у власти оказались авторитарно-националистические режимы.

Конечно, в тот период не существовало Европейского союза. Не будь его сейчас, можно быть уверенным, история бы повторилась. Но нынешний ЕС с его мощной и сытой бюрократией привык быть нормативной силой, показывающей правильное направление движения вперед, формирующей систему ценностей, интегрирующей разрозненные экономические механизмы в единую систему. Однако, когда речь заходит о необходимости в условиях кризиса сделать шаг назад, Европейский союз сбоит.

А то, что речь идет именно о кризисе, несомненно. Налицо все его основные критерии: угроза жизненно важным ценностям (в первую очередь, конечно, жизни жителей Евросоюза, но и привычный экономический уклад), дефицит времени для принятия рациональных, оптимальных и соразмерных решений (ситуация развивается во многом неожиданно и быстро) и отсутствие наработанных механизмов разрешения такого рода ситуаций. Любая бюрократия инерционна и склонна реагировать на вызовы по уже сформировавшимся бюрократическим лекалам. Недостаточная способность отвечать на кризисы проявляется у ЕС не впервые: общеевропейский миграционный кризис несколько лет назад в этом смысле был показательным.

Конечно, будут правы те, кто скажет, что с точки зрения разграничения полномочий вопросы здравоохранения отнесены к компетенции национальных правительств, а ЕС может лишь «осуществлять деятельность, направленную на поддержку, координацию или дополнение действий государств-членов» в этой сфере. Но уже сейчас ясно, что даже с координирующей функцией ЕС не справился. Его действия носят явно запаздывающий характер. К примеру, решение ограничить въезд в ЕС было объявлено тогда, когда внешние границы и так были перекрыты, а международное сообщение всеми видами транспорта фактически остановлено.

Заявленный пакет экономической помощи — Антикоронавирусная инвестиционная инициатива ЕС — составляет всего 0,2% от ВВП ЕС, имеет довольно узкую направленность (экстренные закупки медоборудования, поддержка малого и среднего бизнеса, а также краткосрочные программы занятости) и будет профинансирована за счет перераспределения средств структурных фондов, предназначенных для соответствующих стран. Так как расходование этих средств в Эстонии в предшествующем периоде было сравнительно успешным, то и остаток у нас меньше в пересчете на душу населения. Из 37-миллиардного пакета Эстонии причитается всего 295 миллионов, в то время как Литве — почти 1,5 миллиарда.

Не смог ЕС противостоять и действиям, которые явно относятся к его компетенции: целый ряд стран ввели запреты на вывоз медицинского оборудования и санитарно-гигиенической продукции, в частности, крайне дефицитных масок. Ничего не слышно и о централизованной общеевропейской эвакуации европейцев, оказавшихся в крайне затруднительной ситуации за внешним периметром границ ЕС.

Зато действия отдельных стран ЕС вышли за рамки если не буквы, то духа основ европейской интеграции. Особенно отличилась Польша, которая фактически оставила страны Балтии в изоляции, спровоцировав коллапс на границе с Германией и не позволив жителям в первую очередь Литвы вернуться на родину. Но пострадала и Эстония — не только ее граждане и неграждане, которые провели сутки в западне на польской границе, но и авторитет ее власти. Фактически, Польша как от назойливой мухи отмахнулась от главы нашего МИД Рейнсалу, радостно было возвестившего о достигнутой договоренности по транзиту.

Неудивительно, что в таких обстоятельствах сила «европейских ценностей» заметно померкла. Согласно опросу, 88% итальянцев считают, что ЕС в ситуации острого кризиса был абсолютно бесполезен. Как известно, помощь Италии сейчас оказывают не самые демократические КНР и Куба. Президент не входящей пока в ЕС Сербии констатировал, что помощь пришла только от Китая: «Мы ждем здесь наших китайских братьев. Очевидно, что без вас Европа вряд ли может защитить себя. Мы не скрываем этого, потому что мы не можем и не способны сделать это без Китая и наших китайских братьев». Так и не сумевший уговорить Варшаву открыть полноценный транзитный коридор президент Литвы Науседа выразил осторожную надежду, что это не повредит будущим отношениям двух стран. Но понятно, что осадочек останется. Как говорится, друзья познаются в беде.

В условиях дефицита европейской солидарности Эстония должна рассчитывать в основном на себя. Но, несмотря на уже имеющиеся планы взять миллиард-другой в кредит, нужно отдавать себе отчет в том, что возможности нашей страны поддержать свою экономику значительно меньше, чем у крупных держав. Для сравнения, только начальный антикризисный пакет Германии превышает полтриллиона евро. Поэтому влияние кризиса может оказаться более глубоким и затяжным. Надежда на то, что, оправившись, европейские локомотивы вытянут и нас.

Напрашиваются параллели с действиями пассажиров при разгерметизации самолета: сначала маску должен надеть взрослый, и только потом позаботиться о ребенке.

5 комментарии

Короновирус показал, кто есть кто! В итоге, помощь странам Еврозоны оказали Китай и Россия, на которых обрушивался непонятный гнев ЕС и США. Думайте господа, кого выбирать в друзья и не надеяться на "большого хозяина". Это показала жизнь наяву, а не во сне.

Короновирус показал, кто есть кто! В итоге, помощь странам Еврозоны оказали Китай и Россия, на которых обрушивался непонятный гнев ЕС и США. Думайте господа, кого выбирать в друзья и не надеяться на "большого хозяина". Это показала жизнь наяву, а не во сне.

Коронавирус показал, что КишМиш безнадёжно болен. Не способен понять где реальность, а где дешёвый ход политмаркетологов из Кремля. КишМиш, не выходи из дома, а то ещё заразишь кого.

Добавить комментарий

Ограниченный HTML

  • You can align images (data-align="center"), but also videos, blockquotes, and so on.
  • You can caption images (data-caption="Text"), but also videos, blockquotes, and so on.
  • You can use shortcode for block builder module. You can visit admin/structure/gavias_blockbuilder and get shortcode, sample [gbb name="page_home_1"].
  • You can use shortcode for block builder module. You can visit admin/structure/gavias_blockbuilder and get shortcode, sample [gbb name="page_home_1"].