Перейти к основному содержанию

Экономические последствия пандемии: влияние на рынок труда

Леонид Карабешкин. Фото: личный архив
Если в предыдущие кризисы риск стать безработным был больше у мужчин, преобладающих в промышленности, строительстве и транспорте, то у нынешнего – женское лицо.

Леонид Карабешкин,

политический обозреватель

Через год после начала пандемии коронавируса Эстония обнаружила себя в ситуации годичной давности – полном локдауне. Похожая история в соседних Латвии и Финляндии. Высока вероятность, что даже массовая вакцинация не избавит мир от новых сезонных волн повышенной заболеваемости. И хотя экономический спад оказался меньше ожидаемого, затяжной характер кризиса делает неизбежной структурную трансформацию экономики, контуры которой в наиболее явном виде просматриваются на рынке труда.

Женское лицо кризиса

Природа нынешнего экономического кризиса особенная, что влияет и на его последствия. Во-первых, по-иному себя проявил гендерный фактор. Статистика ЕС показывает, что женщин вполовину больше, чем мужчин, затронула проблема вынужденных простоев и отпусков.

С одной стороны, пострадали секторы торговли, обслуживания и туризма, где преобладает женская занятость. С другой, как выяснили американские ученые, группой риска стали женщины с детьми. В условиях перехода работы школ на дистанционное обучение потребовалось родительское участие. При этом даже возможность удаленной работы не особенно помогла родительницам. В том числе потому, что женщины чаще мужчин заняты в сферах, требующих физического присутствия.

Парадоксально, но наименьшие потери, с точки зрения занятости, в США понесли мужчины, имеющие детей. Возможно потому, что им пришлось компенсировать дыры в семейном бюджете. Если кризис затянется, это может привести к долгосрочному изменению поведения домохозяйств – многие матери останутся домохозяйками.

Удаленный труд

Во-вторых, нынешний кризис крайне неравномерно повлиял на структуру занятости. Наиболее негативному влиянию подверглись рабочие места с низкой оплатой труда. Зачастую потому, что они подразумевают физическое присутствие. Таким образом, возросла значимость удаленного труда.

Можно предположить, что в условиях пандемии экономика тем более стабильна, чем выше доля труда, который можно выполнять удаленно. В Эстонии это от четверти до трети всех рабочих мест – 150-200 тысяч в период пандемии. И этот показатель сравним с другими развитыми странами – к примеру, в США 29% могут выполняться удаленно. До кризиса Международная организация труда включала Эстонию в группу стран с количеством надомников 5-10%. Таким образом, пандемия привела к трехкратному росту этого показателя.

В 2019 году доля удаленно работающих женщин в мире была в два раза больше, чем мужчин – свыше 11%. Казалось бы, это должно дать женщинам определенное преимущество. Однако, как выяснилось, надомник надомнику рознь. Ведь это не только программисты или архитекторы, но и мелкие ремесленники, и работники сферы бытовых услуг. Доля представителей высокодоходных профессий среди надомников высока только в развитых странах, в то время как в остальном мире они зарабатывают хуже, чем те, кто «работает на работе».

Возрастной фактор

В-третьих, помимо женщин, негативные тенденции на рынке труда ощутила молодежь. По данным статистики ЕС, в то время как занятость людей наиболее работоспособного возраста (25-54) оставалась стабильной, а участие предпенсионеров на рынке труда даже возрастало, перспективы занятости молодых людей ухудшались. И это в ситуации, когда проблема молодежной безработицы и так крайне остра во многих странах ЕС, особенно южноевропейских.

Снижение занятости среди молодежи имеет высокую корреляцию с разрывом временных контрактов, что по данным ЕС дало 86% сокращения занятости. В Эстонии, к счастью, доля временных контрактов вчетверо ниже среднеевропейского уровня, составляя около 2.5%. И хотя в нашей стране кризис затронул различные возрастные группы относительно равномерно, тем не менее, Эстония оказалась среди стран, в которых молодежная занятость уменьшилась больше всего (минус 6,8%).

Впрочем, занятость сократилась и за счет ускоренного выхода на пенсию. Впервые за многолетние наблюдения во втором квартале прошедшего года молодых пенсионеров стало больше, чем новых молодых работников. Если в среднем за квартал на пенсию в ЕС выходило около 4 миллионов человек, то в наиболее кризисном квартале прошлого года таковых было целых 6 миллионов.

Вероятно, часть работников предпочла досрочную пенсию в силу кризиса на своих предприятиях, а другая – из соображений сохранения своего здоровья. Как мы помним, во многих странах действовали специальные карантинные ограничения для лиц пожилого возраста. Особенно бросаются в глаза данные по Болгарии, Румынии, Венгрии, Словакии и Ирландии, где выход на пенсию вырос на 300-600%. Впрочем, уже в третьем квартале статистика стала возвращаться в привычное русло.

Образование и структура занятости

Статистика ЕС также подтверждает, что вероятность найти, а потом не потерять работу, прямо пропорциональна уровню образования. У людей с высшим образованием занятость выше, чем у их сверстников с профессионально-техническим, а те, в свою очередь, успешнее имеющих лишь основное образование. В частности, в Эстонии в результате кризиса занятость лиц с высшим образованием сократилась в два раза меньше, нежели у работников с основным и средне-специальным.

Любопытно, что образование больше влияет на уровень занятости среди женщин, чем у мужчин. И влияние кризиса на женщин с высшим образованием было также меньше, чем для мужчин с дипломом.

Наконец, изменения на трудовых рынках зависели от их структуры. В целом, наемных работников кризис затронул незначительно. В среднем по ЕС наемных работников – около 85%, а в Эстонии – даже больше. А вот наиболее неустойчивым было положение самозанятого населения.

Впрочем, Эстония несколько выбивается из этой статистики. В то время как количество предпринимателей у нас даже выросло, наемных работников стало на 3% меньше. Как результат, Эстония оказалась на первом месте в ЕС по снижению занятости. В третьем квартале прошлого года этот показатель составил 78 % от работоспособного населения, сократившись за год на 3.1%.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции портала Stolitsa.ee.

1 комментарии

Добавить комментарий

Ограниченный HTML

  • You can align images (data-align="center"), but also videos, blockquotes, and so on.
  • You can caption images (data-caption="Text"), but also videos, blockquotes, and so on.
  • You can use shortcode for block builder module. You can visit admin/structure/gavias_blockbuilder and get shortcode, sample [gbb name="page_home_1"].
  • You can use shortcode for block builder module. You can visit admin/structure/gavias_blockbuilder and get shortcode, sample [gbb name="page_home_1"].