Перейти к основному содержанию

Берлин платить согласен: Евросоюз платежом красен

Леонид Карабешкин. Фото: личный архив
История с разработкой общеевропейского пакета помощи наиболее пострадавшим странам уже стала напоминать водевиль.

Леонид Карабешкин,

политический обозреватель

Долгое время обсуждавшаяся идея выпуска единых «коронавирусных» облигаций ЕС была заблокирована Германией, Нидерландами и еще рядом стран ЕС (среди которых и Эстония), приверженных консервативной финансовой политике. Ее замысел был прост – снизить стоимость обслуживания долга для тех стран, которые назанимали еще до кризиса столько, что их кредитные рейтинги были неприлично (для стран ЕС) низки.

Тем не менее, всем было очевидно, что какое-то компромиссное решение будет найдено. И вот канцлер Германии Анжела Меркель и президент Франции выступили с совместной инициативой о создании Фонда восстановления ЕС, который предложено наполнить 500 миллиардами евро. Эти деньги от имени Евросоюза одолжит Еврокомиссия на финансовых рынках.

По сути, речь идет о том, чтобы увеличить размер бюджета Евросоюза на 2021-2027 годы, направить средства целевым образом на безвозмездной основе в наиболее пострадавшие страны и отрасли экономики, а возврат заимствований рассрочить на несколько семилетних бюджетных периодов Евросоюза.

Дотационная очередь

Реакция на данное предложение была ожидаемой. Страны Южной Европы, которые могут рассчитывать на наибольшее финансирование из фонда, его создание горячо приветствовали. А группа развитых государств – Австрия, Нидерланды, Дания и Швеция под предводительством австрийского канцлера Себастьяна Курца -категорически отвергла. Мотивация этой группы понятна – франко-германское предложение означает рост количества дотационных стран и, с высокой вероятностью, увеличение взносов в бюджет ЕС.

Традиционно в этой группе была и Германия, финансовая политика которой в последние десятилетия получила название «черного нуля», что подразумевало сбалансированный бездефицитный бюджет. При этом Берлин не был принципиально против поддержки проблемных стран ЕС, но предлагал обусловить эту помощь обязательствами реципиентов проводить структурные реформы и ответственную бюджетно-финансовую политику. В рамках этой парадигмы несколько лет назад была реализована многомиллиардная программа помощи Греции, которая расплачивается за нее деньгами и суверенитетом до настоящего времени. Формально кондициональность предполагается и в тексте франко-германской инициативы, но сформулирована она в самых общих фразах: от стран-членов ЕС ожидается «приверженность убедительным экономическим политикам и амбициозной повесткой реформ».

Почему же в позиции Германии произошла такая трансформация?

Во-первых, как представляется, Германия не отказалась от стремления приучить страны Южной Европы к более рачительному и менее популистскому подходу к расходованию бюджета. Но сделать это решено не напрямую, а через усиление роли институтов Европейского Союза. Нынешняя франко-германская инициатива – очевидный шаг в направлении федерализации Европы, то есть усиления политического единства сообщества, дальнейшего углубления интеграции и все большей унификации различных сторон жизни ЕС.

Во-вторых, Франция и Германия, как основатели и ведущие игроки ЕС, признают справедливой критику о недостатке солидарности в рядах ЕС, которая подрывает его единство. Недаром французский лидер назвал коронакризис моментом истины для сообщества. Такие страны как Италия фактически шантажировали более экономически успешные страны ЕС, обвиняя их в недостатке солидарности. У населения этих государств, вынужденных фактически в одиночку бороться с кризисом в здравоохранении и экономике, начали резко расти евроскептические настроения. На фоне заметной помощи Китая и России это начало вызывать озабоченность у европейских политиков.

В-третьих, внешнеэкономическая линия Германии (как и Франции) является продолжением их внутренней политики в кризисный период, которая направлена на поддержку занятости и спроса. В масштабах ЕС такие страны как Греция или Испания также могут рассматриваться как потребители в отношении индустриальной германской экономики. Ясно, что без восстановления спроса на экспортных рынках рецессия в Германии будет усиливаться.

Наконец, несмотря на согласие на создание фонда, его объем установлен ниже максимальных значений, ранее предлагавшихся Францией. Последняя изначально предлагала потратить на преодоление последствий коронакризиса 1 триллион евро только в 2021-2023 годах. Но при этом решено выделять не кредиты, а субсидии, так как всем понятно, что южноевропейские страны и так закредитованы, а на фоне спада экономики долговое бремя усугубится и будет тормозом для восстановления экономики.

Параметры Фонда восстановления, безусловно, станут предметом серьезных споров между странами ЕС, потребуют согласия национальных парламентов при утверждении союзного бюджета и начнут работу только в следующем году. Поэтому от ЕС ожидаются и более оперативные меры, способные сгладить кризис.

Кто платит

Отдельные критики задаются сакраментальным вопросом – кто оплатит праздник сегодняшних заимствований – как национальных, так и общеевропейских? Некоторые пугают тем, что расплачиваться придется еще нашим внукам и правнукам. Думается, на их век придутся другие кризисы, а за этот мы заплатим сами.  Скорее всего, через некоторое время нас ожидает возросшая инфляция (вряд ли стоит использовать термин «гиперинфляция», так как финансовые власти довольно успешно научились манипулировать макроэкономическими показателями). Следовательно, мы все заплатим инфляционный налог. И это, конечно, неприятно. Однако инфляция имеет целый ряд оздоравливающих экономику эффектов: девальвируются долги (по отношению к размеру экономики), стимулируется потребление (эффективный процент на неработающие накопления становится все более отрицательным, а дорожающие товары заставляют поторопиться с их приобретением), облегчается структурная трансформация экономики (к примеру, происходит сокращение фактических цен в отдельных отраслях при сохранении номинальных), может снижаться и курс валюты (евро и стран, тесно интегрированных с экономикой Еврозоны), что повышает конкурентоспособность экспорта и делает более эффективным производство внутри Европейского Союза.

Кстати, об этом также идет речь в тексте франко-германской инициативы. В частности, в ней говорится о том, что «перезапуск Европейской экономики и адаптация к вызовам будущего требует устойчивой и суверенной экономики и индустриальной основы…».  Это означает, что иностранных инвесторов в стратегические отрасли (к которым отнесена и медико-фармацевтическая) ждет пристрастный скрининг, а европейским компаниям вежливо предложено вернуть деньги домой.

Добавить комментарий

Ограниченный HTML

  • You can align images (data-align="center"), but also videos, blockquotes, and so on.
  • You can caption images (data-caption="Text"), but also videos, blockquotes, and so on.
  • You can use shortcode for block builder module. You can visit admin/structure/gavias_blockbuilder and get shortcode, sample [gbb name="page_home_1"].
  • You can use shortcode for block builder module. You can visit admin/structure/gavias_blockbuilder and get shortcode, sample [gbb name="page_home_1"].