Перейти к основному содержанию

Психологи Эстонии бьют тревогу: необходимую помощь не получить

Сфера здравоохранения, безусловно, – болезненная тема для эстонского общества. Многие обеспокоены доступностью и качеством услуг врачей соматического (телесного) профиля. Проблема оказалась шире: труднодоступной в Эстонии является и психологическая помощь.

София Ива,
Sofia.Iva@tallinnlv.ee

Так, Союз психологов Эстонии и профессиональная ассоциация клинических психологов Эстонии подали совместное обращение к партиям, тогда еще проводившим коалиционные переговоры, призывая обратить внимание на проблемы психического здоровья и низкую доступность лечения в Эстонии, передает Postimees. «Помощь клинических психологов в настоящее время недостаточно доступна даже в крупных центрах и учреждениях здравоохранения, также доступность помощи клинических психологов для семей, людей с психическими расстройствами и зависимыми расстройствами абсолютно недостаточна», – отмечает Трийну Тянавсуу, глава Эстонской ассоциации клинических психологов.

Голова кругом

Более того, в обращении подчеркивается, что психические и неврологические расстройства, а также расстройства, имеющие психологическую основу (избыточный вес, гипертония, употребление алкоголя и наркотиков, насилие и ДТП) являются одними из наиболее распространенных факторов потери здоровья в Эстонии. Это подтверждает и главный специалист отдела по делам здоровья населения Министерства социальных дел Кятлин Микивер: «Проблемы психического здоровья, в том числе депрессия, тревожность и шизофрения, – одни из ключевых причин преждевременного выхода на пенсию во многих странах, в том числе и в Эстонии».

Действительно, мы сталкиваемся с пугающей статистикой. По информации Микивер, несмотря на то что число самоубийств в Эстонии за последние годы уменьшилось, показатель суицидальности у нас по-прежнему один из самых высоких в Европе: «Из-за самоубийств мы теряем свыше 200 человек в год. Это непозволительно большое число. С 2006-го по 2016 год жизнь самоубийством покончили 2543 человека. Среди этого числа – 4 процента детей и подростков младше 20 лет. 70 процентов мужчин и женщин – моложе 60 лет».

Разумеется, статистическая картина могла бы быть иной. Психолог Ольга Васильева утверждает, что последствия психологических травм можно минимизировать, оказывая своевременную помощь: «Если сразу купировать острое состояние стресса и произвести разгрузку, то человек живет обычной жизнью. Но если это напряжение продолжается, то последствия чаще всего выражаются в самодеструкции». И суицид – крайнее выражение самодеструкции.

Но следует отметить, что и в случаях, когда человек не переходит страшную черту, он может стать опасным как для себя, так и для окружающего мира. Употребление алкоголя и наркотических веществ, перетекающее в зависимые расстройства, агрессия, направленная на общество – модели поведения, возникшие на почве попыток самостоятельно справиться с перенесенным стрессом. И этот стресс, как правило, имеет накопительный эффект. Человек не получает помощи – человек разрушает себя.

Умываем руки

Казалось бы, вышеизложенное известно каждому, а механизмы психики, реакции на стресс давно изучены. Но проблема, мягко говоря, продолжает существовать. Васильева подчеркивает, что в сложившейся ситуации уместно говорить о невозможности получить экстренную психологическую помощь: «Если человек хочет попасть на консультацию психолога в поликлинике, то ожидание приема может затянуться от трех до четырех месяцев. Действительно, очень трудно добиться помощи. Последствия же очень печальны».

Очевидно, встает вопрос: что делать? И на этот вопрос специалист отдела по делам здоровья населения Министерства социальных дел отвечает следующим образом: «Государство улучшает систему услуг для людей с проблемами психического здоровья. Например, государство заказывает обучение новых сестер, психологов и психиатров для того, чтобы услуги специалистов были более доступными и качественными».

Будем откровенны, оценку столь решительным действиям дать сложно. Особенно внимание привлекает «государственный заказ» обучения. Тем удивительнее, что по словам президента Союза психологов Эстонии Карины Лаас, последний год обучения клинического психолога (год резидентуры) в настоящее время не финансируется государством, цитирует ее издание Postimees. К слову, срок обучения клинического психолога – шесть лет, как и врача общей практики. У кого и каким образом заказываются новые психологи и психиатры, учитывая тот факт, что получение высшего образования во всех странах мира – дело добровольное и, кажется, «не под заказ»… Большой-большой секрет.

Более того, Союз психологов Эстонии и профессиональная ассоциация клинических психологов также указывают на то, что за последние годы заработная плата клинических психологов не изменилась, что также не мотивирует квалифицированных специалистов оказывать услуги в Эстонии. «Для обеспечения качественной и доступной помощи и профилактики требуются квалифицированные клинические психологи, которые мотивированы работать в системе здравоохранения Эстонии, а не уходить из-за зарплаты», – резюмирует Лаас.

Невидимые раны

Профессор психологии Вольдемар Колга, в свою очередь, подчеркивает, что обращение коллег является очень своевременным: «Окружающий мир становится все более и более неопределенным и небезопасным, что способствует возникновению психических расстройств. Также очевидно, что зарплата психологов должна быть конкурентоспособной на рынке труда». И Колга не может отрицать тот факт, что по сравнению с другими сферами охраны здоровья, психологической помощи отведено весьма скромное место: «Злободневной темой для общества стала стоматология. К сожалению, психическому здоровью не уделяется так много внимания, хотя ясно, что психическая боль нуждается в лечении, как и больной зуб. Нельзя считать психическое здоровье менее важным, чем зубы. Хотя психическое заболевание не так заметно, как отсутствие зубов», – иронизирует психолог.

К сожалению, на сегодняшний день сложно прогнозировать, каким образом обращение психологов скажется на изменении политики здравоохранения в области психологической помощи. Сейчас же остается признать тот факт, что пока спасение утопающих – дело рук самих утопающих. Несмотря на более чем 200 суицидов в год. Несмотря на то, что почти 90 процентов жителей Эстонии употребляют алкоголь, а треть из них страдают алкогольной зависимостью. Несмотря на то, что люди теряют трудоспособность, а следовательно, не приносят доход и государству. Замкнутый круг. Остается надеяться, что скоро он разомкнется.

Следствие или причина

Но также стоит признать, что ментальное благополучие человека является сферой ответственности и самого человека. Психолог Алеся Лисецкая видит проблему не только в труднодоступности психологической помощи, но и в самом отношении общества к психологии: «Трудность заключается не только в том, что эта услуга является малодоступной, но и в том, что люди недостаточно информированы и не готовы обратиться за помощью к психологу».

Мнение Лисецкой разделяет и психолог Светлана Нефедкина. По ее словам, забота о физическом здоровье выглядит для большинства естественно, а вот тема психического здоровья зачастую вызывает дискомфорт, стеснение, неудобство. «Многие боятся говорить о своих проблемах, тема психологических проблем бывает табуирована: люди боятся, что другие подумают, что с ними что-то не так, и поэтому подолгу не открываются в своих проблемах, чем часто затягивают и усугубляют их», – объясняет она.

Да, тенденция такова, что несмотря на достаточное число травмирующих событий в социуме люди не спешат обращаться за помощью к специалисту, предпочитая решать проблему самостоятельно. Однако зачастую такое решение – путь в никуда. Лисецкая поясняет, что если люди не считают нужным уделять особое внимание психологическому здоровью, то вероятность того, что впоследствии им придется уделить это внимание своему физическому здоровью, возрастает: «Такие болезни, как аллергия, бронхиальная астма, мигрень давно попали в сектор психосоматических болезней». Светлана Нефедкина, в свою очередь, дополняет, что вслед за нерешенными психологическими проблемами может прийти психическая болезнь. Так, например, острый психоз может развиться на фоне постоянного стресса или злоупотребления алкоголем, который использовался в качестве метода борьбы с этим стрессом. Очевидно, острый психоз легче предотвратить, чем лечить.

И психолог Эльве Максимова призывает людей не отказываться от консультаций специалистов. Обращение к психологу – не признак того, что с вами что-то не так: «Психологическая помощь подразумевает повышение социально-психологической компетентности человека. Переживание безоценочного восприятия человека в пространстве консультации снижает тревогу, дает ресурс для здоровых мыслей и действий. Нет человека, который мог бы сохранять свое психическое здоровье в любых социальных ролях или ситуациях».

Нужен всем

Из этого следует, что в той или иной ситуации каждому из нас может потребоваться помощь специалиста. И за этой помощью нужно обращаться. Даже если кажется, что ничего страшного не произошло и вы сможете легко это пережить. Лисецкая объясняет, что это впечатление незначительности стрессовой ситуации, как правило, обманчиво: «Если в жизни человека происходит тревожное событие, на помощь приходят защитные механизмы психики. Они минимизируют отрицательные переживания с целью оградить человека от разрушительной тревоги. Защитные механизмы искажают реальность, чтобы снизить уровень угрозы. Они могут способствовать быстрому забыванию, отрицанию или другим искажениям, которые помогают человеку воспринимать случившееся с наименьшими для него отрицательными последствиями. След от непережитой травмы может оказывать негативное влияние на дальнейшие жизненные события. Многие люди и не догадываются, что их психологический дискомфорт может провоцировать травма, полученная много лет назад. Подавленные эмоции не умирают, а изнутри продолжают влиять на человека».

Действительно, говорить о том, что в нашей стране развита психологическая культура, не приходится. И это поразительно, учитывая тот факт, что в мире, по данным ВОЗ, от депрессии страдают 300 миллионов человек. Эта страшная цифра кричит о том, что психологические консультации – это не прихоть, а острая необходимость. Развитие психического расстройства можно предотвратить.

Но сейчас… Бесплатная психологическая помощь практически недоступна, платные услуги дороги. С сожалением нам остается повторить, что спасение утопающих – пока что дело рук самих утопающих. Надеемся, что пока что.

Attachment

Иллюстративное фото.

CC0 Public Domain

Добавить комментарий

Ограниченный HTML

  • You can align images (data-align="center"), but also videos, blockquotes, and so on.
  • You can caption images (data-caption="Text"), but also videos, blockquotes, and so on.
  • You can use shortcode for block builder module. You can visit admin/structure/gavias_blockbuilder and get shortcode, sample [gbb name="page_home_1"].
  • You can use shortcode for block builder module. You can visit admin/structure/gavias_blockbuilder and get shortcode, sample [gbb name="page_home_1"].