Перейти к основному содержанию

Олев Раю: мы слишком привыкли к расточительству

Олев Раю.
Фото: Scanpix / Postimees
В какой степени пандемия коронавируса влияет на экономику? Об этом Stolitsa.ee рассказал известный ученый-экономист, профессор Тартуского университета Олев Раю.

Борис Тух

Кризис все равно пришел бы

— Чем отличается нынешний кризис от предыдущих?

— Экономические кризисы происходят в наше время с периодичностью примерно в 11-12 лет, и не будь «короны», кризис все равно наступил бы. На пике кризиса, как правило, происходит массовая замена производственного оборудования: зарплаты сокращаются, рынок застыл, и самое время обновить технические средства. Но и они со временем устаревают, и снова наступает период, когда производительность падает, рынок насыщен и замер, и приходит пора очередного технического обновления.

Однако нынешний кризис наступил в довольно странное время, и странность эта пришла с «короной». В результате какие-то отрасли кризис затронул особенно разительно: туризм, сферу бытового обслуживания, торговлю. Туризм и обслуживание всего, что связано с путешествиями, разрастались, как грибы после дождя, и этот рынок уже перегревался. Просто если бы не коронавирус, падение было бы значительно менее резким.

Этот сектор очень разросся, и оттого потерпел наибольшие убытки. И его спасать пришлось в большей степени. И нового бума туризма и манны небесной для работающих в нем фирм в скором времени не предвидится. Люди стали осторожнее. Многие побаиваются уезжать, кто-то уже решил, во что вкладывать деньги, которые раньше тратились на дорогостоящие поездки. Я сам не против путешествий, с удовольствием бы съездил куда-нибудь, но это надо делать с умом!

Второй важный фактор – современная экономика держится на открытости границ, а когда они закрыты и сообщение чрезвычайно ограничено, то это сказывается на всем. Но если говорить в целом о показателях ВВП, то здесь падение далеко не так велико. Это значит, что были предприняты какие-то превентивные шаги, и они сработали.

Хотя по-разному. В некоторых отраслях предприниматели решили: местные наемные работники за гроши трудиться не станут, поэтому наймем гастарбайтеров. Преимущественно с Украины. Но завоз импортной рабочей силы в период пандемии был ограничен, и предприниматели, делавшие на нее ставку, понесли убытки.

В целом падение экономики в Эстонии оказалось не таким большим, как предполагалось, но и восстановление хотя бы до уровня «предкоронных» лет будет долгим.

Процесс вышел из-под контроля

— 3 мая торговые центры открылись, а театры и концертные залы – нет. Правительство как-то не подумало, что как раз в театрах и кинозалах коронавирусом не заражались, а когда народ, соскучившийся по шопингу, рванет в торговые центры, то и ограничения вряд ли будут соблюдаться, и возможностей для распространения вируса станет больше.

— Закрытие всех магазинов, кроме продуктовых, принесло людям много неудобств. В частности, если вам нужны материалы для ремонта жилья, трубы прохудились или что-то в этом роде. Не все удобно покупать по интернету.

Так что открывать магазины нужно. Но опять же с умом!

— Есть ли в нашей экономике секторы, которые и в период пандемии сохранили жизнеспособность?

—  Конечно, есть. Например, строительство.

— А деревообрабатывающая промышленность и производство мебели?

— Это уже совсем из другой оперы. Лесное хозяйство у нас стало источником высокой прибыли, и занятые в этой сфере предприниматели вовсю принялись рубить и пилить. И процесс вышел из-под контроля. Между тем с самого начала следовало установить нормативы: что и сколько вырубать и как восстанавливать утраченные леса.

Понятно, что больше всего ущерба природе наносит интенсивный экспорт древесины в виде бревен и балок. Еще в 1995 году, когда я был членом Рийгикогу, вносилось предложение обложить экспорт бревен дополнительным налогом, и вырученные таким образом средства использовать для поддержки деревообрабатывающей промышленности. Но по техническим причинам (слишком сложно все учесть) это не было осуществлено.

Сейчас столько лесов вырублено, что природа страдает! Каждый день кто-то приобретает лесные делянки и обращает деревья в деньги. А что будет через 30-40 лет? Сам по себе лес не восстановится, примером тому — печальная судьба многих тропических лесов.

— Как вы думаете, пандемия коронавируса все-таки дала нам понять, что хозяйствовать нужно экономно, относиться к дарам природы и к произведенным из них товарам бережливо, не впадать в потребительский раж?

— Да, мы слишком привыкли к расточительству! Вот через дорогу от меня строят жилой дом. По крайней мере четверть отделочных материалов из древесины портится и летит в мусорный ящик. Хорошо, пусть это брак – или испорчено в ходе работы – но зачем выкидывать? Сколько зданий можно было бы отопить этим расходным материалом! А научимся ли мы бережливости, на этот вопрос можно будет ответить не раньше, чем через три-четыре года.

Что стоит за ростом цен на недвижимость

— Очень быстро и резко растут цены на недвижимость. Чем это объяснить? Вроде бы время не самое подходящее, денег у людей стало меньше, доходы упали, а недвижимость дорожает…

— В самом деле, особой потребности в новых жилых зданиях и бюро не видно. Но строительство бурно идет, качество и комфортабельность улучшаются, и это, конечно, привлекает. Фирмы, торгующие недвижимостью, вероятно, полагают, что часть денег, которые будут изъяты из второй пенсионной ступени, люди используют, чтобы улучшить свои жилищные условия. Но несомненно и то, что бесконечно повышать цены невозможно.

Это в Таллинне недвижимость резко подорожала. В Тарту много квартир в новых домах стоят непроданными уже больше года. Даже в Tigutorn – высотной башне-улитке. А ведь она построена уже давно и расположена прекрасно. Но квартиры там настолько дороги, что в Тарту не нашлось достаточно людей, готовых заплатить такую цену за удовольствие жить в самом высоком и оригинальном доме в городе!

А вот в Антсла, к примеру, вполне приличная, правда, не новая квартира уходит за 2000 евро! Дело в том, что сейчас мы наблюдаем великое переселение в Таллинн. Люди покидают неперспективные поселки и стремятся в столицу. Но это не может продолжаться до бесконечности.

Есть еще одно объяснение высоких цен на жилье. Люди не уверены в завтрашнем дне и стремятся вложить деньги во что-то, имеющее постоянную ценность. Тем более, что в последнее время мы видим немало банкротств.

— И тем не менее постоянно строятся новые торговые центры.

— Которые, если вдуматься, не так уж нужны. Их строительство - инерция рыночной экономики. Если какая-то отрасль оказывается прибыльной, в нее бросается слишком много предпринимателей, оптимальный рубеж превышен, прибыль падает, потом понемногу все приходит в более или менее стабильное состояние – и снова все повторяется.

Информация дороже денег

— Рыночная экономика у нас развивается спонтанно, или все же существуют какие-то закономерности?

— Безусловно, существуют. Но одна из закономерностей – постоянные подъемы и спады, то вверх движется экономика, то летит вниз. Правда, сейчас мы, располагая несравненно лучшими информационными технологиями, можем предвидеть сроки наступления очередного кризиса и готовиться к тому, чтобы выйти из него с относительно меньшими потерями.

— Какова в таком случае, перспектива?

— Возможно, я ошибаюсь, но не один я считаю, что если когда-то на руинах феодализма возник капитализм, то сейчас тот капитализм, при котором мы живем, близок к рубежу, за которым начнет рушиться, а на его руинах возникнет некая новая формация.

— Какая?

— Не знаю. Но точно, что не коммунизм!

Может быть, какие-то зачатки будущего мы уже видим. Во всяком случае, если раньше боссом был тот, кто владеет деньгами, то сейчас – тот, кто владеет информацией. Информация уже сейчас стоит чертовски дорого.

Из промышленного производства человек уходит, его постепенно заменяют роботы, а что делать человеку? Паразитировать? А вдруг роботам придет мысль: долго ли мы будем терпеть этих паразитов хомо сапиенсов? Давайте-ка избавимся от них. Правда, это у меня такой черный юмор.

— Как вы думаете, политика сейчас сильно влияет на экономику?

— Да, и не в лучшую сторону. В Эстонии политика всегда была очень неопределенной. Причин много. Долгая оторванность от реальной жизни привела к отставанию от развития политической культуры. Воздействие Евросоюза. Национальные традиции против интернационализма. Либерализм против консерватизма.

Предыдущее правительство как-то выходило из сложных положений, новое же… Знаете, меня как-то спросили, долго ли продержится правительство Каи Каллас. Я ответил: дайте мне чашку кофе, погадаю на кофейной гуще, более точных критериев нет. Стабильности в политике нет. В экономике – бывает, и часто.

2 комментарии

Добавить комментарий

Ограниченный HTML

  • You can align images (data-align="center"), but also videos, blockquotes, and so on.
  • You can caption images (data-caption="Text"), but also videos, blockquotes, and so on.
  • You can use shortcode for block builder module. You can visit admin/structure/gavias_blockbuilder and get shortcode, sample [gbb name="page_home_1"].
  • You can use shortcode for block builder module. You can visit admin/structure/gavias_blockbuilder and get shortcode, sample [gbb name="page_home_1"].