Перейти к основному содержанию

Коронапреступность: «золотая лихорадка» для мошенников

Иллюстративное фото.
Фото: Альберт Труувяэрт
Криминологи говорят, что во времена всевозможных кризисов сущность преступности проста: вашей жизни и здоровью, если отбросить угрозу самого вируса, угрожает меньшая опасность, чем обычно. А вот вашим деньгам – гораздо большая.   

«Каждый может заняться продажей чистой воды, называя ее чудотворным дезинфицирующим раствором, – ухмыляется угрюмо продавец предприятия, торгующего дезинфицирующими веществами, Борис. – Шансы человека быть обманутым сейчас особенно велики: навязать могут совершенно бесполезный суррогат».

Становящийся все более «черным» рынок дезинфицирующих средств подобен устройству, тестирующему преступность во время кризиса. Криминологи говорят, что во времена всевозможных кризисов отмечается рост мошенничества и вообще экономической преступности, пишет Pealinn.

Жажда наживы во время чумы

Во время любого кризиса найдутся люди, стремящиеся нажиться на горе других. Разумеется, опытный продавец дезинфицирующих средств Борис Полищук еще полгода назад и в страшном сне не мог увидеть, что всякого рода бабочки-однодневки, конкурирующие с ним, начнут множиться, как грибы после дождя. Его предприятие – уже проверенный игрок на этом сегменте рынка. Когда запаниковавшие люди в самом начале чрезвычайного положения штурмовали магазины, Борис распродал весь товар, даже тот, который в другое время особым спросом не пользовался. Например, нейтрализаторы запаха. Теперь те, кто обнаружили в дезинфицирующих веществах «золотую жилу», лезут в окна и двери, предлагая ему крупные партии для розничной продажи. В аптеках в то же время раскупили еще до введения чрезвычайного положения в качестве дезинфицирующих даже жидкости для ухода за ногами, зараженными грибком.

«Теперь появились фирмы-однодневки, предлагающие дезинфицирующие вещества, – рассказывает Борис. -– Их число пополняют мелкие фирмы, которые раньше занимались разного рода другими изделиями на спирту».

Хотя многие из них предлагают свой товар для продажи через магазин Бориса, у его предприятия заключены договоры с крупными производителями. Все прочие, в основном сомнительного характера предложения он в качестве «плана Б» поставил на очередь в порядке поступления. Возможно, что и среди этих предложений можно найти серьезные. Но для выявления этого надо организовать проверку сертификатов и качества продукции.

Борис говорит, что дезинфицирующие вещества – замечательное игровое поле для мошенников в период действия чрезвычайного положения. Даже, если мошенничество будет раскрыто, у всех и без того будет слишком много забот, чтобы идти куда-то жаловаться.

«Из Латвии слышно было, что в качестве дезинфицирующего вещества продавали жидкость для мытья окон, жутко воняющую, – вступает в разговор руководитель Союза химических предприятий Эстонии Халлар Мейбаум. – Ведь на рынке царит жуткий хронический дефицит таких веществ, а это потворствует развитию «черного» рынка».

Так что потребителям следует включать логику. Как мог бы только что возникший торговец, который рекламирует свой товар пусть в социальных сетях, предлагать качественное дезинфицирующее вещество? В Эстонии известны всего несколько предприятий, среди них, к примеру, Chemi-Pharm, выпускающие такие вещества, которые приоритетно поступают в лечебные и патронажные заведения. Наряду с медиками их получают еще и спасатели, полицейские и другие бойцы передовой линии. Понятно, что заказы уже давно перевалили за потолок мощности этих проверенных предприятий.

Все европейские государства стараются защитить своих граждан. Экспорт дезинфицирующих веществ минимален. И если у тебя нет наработанных за многие годы клиентских отношений с крупными производителями, то найти качественное импортное дезинфицирующее вещество очень трудно.

Редакция побеседовала при посредстве одной публикующей объявления газеты с человеком, предлагавшим дозаторы со средством для дезинфекции рук. Рекламировавшие им вещество якобы уничтожало как вирусы, так бактерии.

Продавец стал искать для своих нужд большую партию сразу же после того, как в магазинах и аптеках с началом кризиса были распроданы все дезинфицирующие вещества. Как он рассказывает, через интернет вышел на контакт с оптовым торговцем. Теперь они сбывают излишки, потому что со страху было приобретено слишком много. Остается только пожимать плечами.

Атаки на кошелек учащаются

Полиция предупреждает сейчас, что опасаться надо и деятелей, которые предлагают дезинфекцию дома.

Сущность преступности на первых этапах кризиса проста, поясняют криминологи. Имеем ли мы дело с эпидемией или природным катаклизмом, ваши деньги в большей опасности, чем обычно. У уголовников тоже наступает кризис, и они начинают интенсивнее атаковать ваш кошелек.

«Вероятность преступлений против имущества возрастает, но в то же время при кризисах преступность против личности проявляет, скорее, тенденцию к спаду, – сообщил доктор юридических наук, бывший высокий полицейский чин Ристо Пуллат. – Можно также предполагать, что преступность еще в большей мере переберется в интернет».

«Получивший такую известность коронавирус стал уже сейчас использоваться киберпреступниками в качестве приманки, – утверждает представитель Касперского в Балтийских государствах Андис Стейнманис. – Пока мы видели лишь десяток уникальных файлов, но поскольку популярные в прессе темы используются довольно часто, эта тенденция, судя по всему, будет нарастать. Поскольку люди по-прежнему озабочены своим здоровьем, то можно заметить все большее распространение плохого ПО, упрятанного в фальшивые документы».

Наименования файлов указывают будто бы на то, что они содержат видео указания о защите, информацию о новых опасностях и даже процедуры установления наличия вируса. Но это обман.

Доктор юридических наук Андо Лепс также полагает, что преступность в интернете становится все существеннее.

«Осмелюсь предположить, – говорит он, – что обычная преступность в Таллинне должна пойти на спад из-за введенных ограничений на передвижение людей. Поэтому я очень «сочувствую» карманным ворам, промышляющим в центре Таллинна. Но нельзя исключить, что в контексте такого негативного развития преступность может даже возрасти».

Криминолог Юри Саар, в свою очередь, делит преступность во время кризисов на два этапа: поначалу спад, за которым следует быстрый рост. Вероятнее всего, чрезвычайные положения, введенные в европейских государствах, в смысле преступности относятся к первому этапу.

«Если в Италии можно увидеть на улицах полицейских с автоматами, то из опасения, что дело может выйти из-под контроля, хотя до сих пор этого не случалось, – указывает Саар на опасность мародерства. – Показатели преступности характеризуют общее состояние общества как организма. В чрезвычайные периоды следует опасаться, что всякого вида контроль ослабеет. Но это лишь первый этап кризиса, когда всего, в том числе и преступности становится меньше».

Второй этап преступности во времена кризисов, как считает Саар, носит совершенно другой характер. Социальный контроль ослабевает. Во избежание возможных беспорядков у людей во время продолжительного кризиса и растущей безработицы должно быть, на что жить.

«Обсуждалось и то, что намерен сделать Трамп в Соединенных Штатах, – рассказывает правовед. – Если есть выбор между инфляцией и революцией, то предпочтение отдается, разумеется, инфляции».

Местами Италия в смысле преступности уже была на пороге второго этапа кризиса. Благодаря медицинской помощи других государств и порожденной и этим тоже надежде удалось все же первый этап сохранить. «Извините!» – было написано на установленном на крыше миланской тюрьмы Сан Витторе бежавшими осужденными лозунге. Город оказался как бы на замке. Заключенные боялись заразиться. К счастью, более серьезные инциденты не воспоследовали.

Затянувшийся кризис приводит к большим жертвам

Криминолог Яко Салла считает, что преступный мир так же измучен страхом перед коронавирусом: «Преступники, или вообще те, кто хотят использовать других в собственных интересах, точно так же тревожатся за свое здоровье. Человеческие тревоги не чужды и им».

Подтверждение этим утверждениям можно найти в полицейской статистике не только Эстонии, которая свидетельствует о более спокойном периоде, но хотя бы и в нью-йоркской. Короны испугались бы даже уголовники Готхэма. В прессе Соединенных Штатов можно найти сведения о том, что с 16 марта, когда закрылись школы в Нью-Йорке, до 22 марта уровень преступности там спал по сравнению с тем же периодом 2019 года на 17%. Особенно большой спад отмечался – вероятно, из-за опасения заразиться – в отношении изнасилований и других сексуальных преступлений: 43 – 69 %. Тяжкие преступления сократились в Нью-Йорке в целом на 9%, более легкие – на 43%.

В Эстонии, как утверждает заместитель генерального директора департамента полиции Прийт Пяркна, царит обычная ситуация. Количество вызовов полиции и зарегистрированных виновных деяний не увеличилось, но и сколько-нибудь значительно не сократилось. По-прежнему люди, к сожалению, ездят в нетрезвом состоянии – на это явление кризис вообще не повлиял.

«Уличное насилие, насилие в барах, кражи из автомобилей, квартирные кражи – в этой области преступность сокращается, потому что люди больше сидят по домам, – отмечает Яко Салла. – А когда из дома не так часто выходят, то и общего криминального поведения меньше. Когда раньше отмечались волны холода или иные природные факторы, то это тоже оказывало влияние на криминогенную ситуацию».

Салла, возглавляющий отдел помощи жертвам и профилактических услуг Департамента социального обеспечения, считает, что чем дольше продлится кризис, тем более конфликтными могут стать отношения между людьми: «У людей возрастает общий уровень стресса, усилится тревога за возможность справиться с повседневными заботами. Сейчас перемены еще не заметны, но со временем конфликты могут участиться, а их жертв может стать больше».  С этим, как он полагает, нужно уже сейчас считаться его службе помощи жертвам.

Длительный экономический спад порождает преступность

«Развитие преступности в Эстонии, – говорит ученый-правовед Ристо Пуллат, – будет определяться нестабильностью экономики, ростом безработицы и другими проблемами».

По сути, то же – что направление преступности зависит от глубины экономического кризиса – полагает и Андо Лепс: «Сейчас очень трудно что-либо сказать об уровне экономических преступлений, поскольку никто не знает, как вообще будут функционировать наша экономика и бизнес».

Некоторые другие юристы указывают, что правительство и государственные ведомства в ситуации кризиса вынуждены принимать решения, тяжко вздыхая: надо избежать большого ущерба. Но каковы косвенные или отдаленные последствия какого-то решения, сегодня глубоко проанализировать не удается.

Например, с 16 марта налоговый департамент в связи с кризисом уже не указывает публично налоговые задолженности, возникающие с этого времени, т.е. 16 марта. Сколько мошенничеств с налогом с оборота и другими налогами, иных экономических преступлений может из-за этого воспоследовать, можно только предполагать. Попросту говоря, общественность уже не узнает из открытого источника, т.е. от налогового ведомства, насколько заслуживает доверия в части уплаты налогов твой договорной партнер. А, как известно, большая часть экономических преступников как раз и занимается налоговым мошенничеством.

Руководитель Союза кредиторов Марие Розин, чьи глаза видели, а уши слышали самые невероятные нагромождения долгов и цепи танкистских фирм, беспощадно критикует это решение.

«Предприятию легче всего применить политику, мол, я останусь налоговому департаменту должен, – говорит Розин. – Теперь налоговый закрыл, т.е. скрыл эти возникающие задолженности. Никто не видит, никто не слышит, государство и само сказало: давайте, не будем показывать! Я не вижу, как это может закончиться чем-то хорошим, от сокрытия и таинственности мир лучше выглядеть не станет. Я прямо-таки, ни на грош в это не верю. Я верю в то, что все должны декларировать свои обязательства в таком виде, в каком эти обязательства возникают. Налоговый департамент может совершенно свободно отложить дату или срок уплаты обязательства, которая в случае налога с оборота наступает 20 числа каждого месяца, хотя бы на 2021 год. Но не скрывать задолженность вообще. Это стало неожиданностью».

Розин отмечает, что у Союза кредиторов множество клиентов, которые используют информацию о налоговой платежеспособности предприятий повседневно. Теперь остается только пожимать плечами и предполагать. Либо иметь дело только с надежными и проверенными партнерами.

Знаток в области налогов, консультирующий министра финансов ученый-экономист Лассе Лехис поясняет, что речь идет об инициативе налогового департамента: «Они не успевают так быстро рассматривать ходатайства об отсрочке (уплаты налогов) и, во-вторых, не хотят усиливать те негативные последствия, к которым может привести публикация сведений, даже если срок уплаты отложен. Как долго будет действовать эта мера, будет решаться позже. Не будут публиковаться и сведения об уплаченных налогах».

Как заверяет Лехис, прикрыты только публичные запросы о задолженностях. Например, для участия в государственном тендере или при ходатайстве о каком-то разрешении на деятельность нужна по-прежнему справка об отсутствии налоговой задолженности. Если кто-то хочет узнать, насколько велика задолженность его партнера, то может, как утверждает Лехис, попросить, чтобы партнер взял на это справку у налогового департамента.

В то же время криминолог Яко Салла взрывного роста преступной экономической деятельности не предвидит: «Во время предыдущего экономического кризиса экономическая преступность ведь так и не выросла. Многие вещи, которые можно украсть или выманить, сейчас реализовать гораздо труднее. Вторичного рынка нет. Все это не так просто, как 15-20 лет назад. Да и трансграничные преступления совершать сейчас гораздо труднее».

Марие Розин считает, однако, что во время кризиса обман кредиторов, в том числе и государства, совершается теми же методами, что и раньше.

Государственному бюджету неуплаченными налогами наносится удар не только законопослушными предприятиями, которые ведут дела через налоговый департамент. Все более заманчивым ставится желание вылезть, как змея по весне, из своей оболочки, оставив долги по налогам старому предприятию.

«Способы или методы действий, как освободиться от предприятия, останутся на вооружении и впредь, – полагает Розин. – Мы сами создали терпимость к этому в нашей правовой системе. Мои глаза видели огромное число таких случаев. Не занимайтесь отдельными банкротствами, занимайтесь тем огромным объемом задолженностей, который оставляют после себя стремящиеся уклониться от уплаты этих долгов предприятия. Предприниматели сами не инициируют собственные банкротства, фирмы просто вылезают из своих оболочек – так это делалось до сих пор.  Я и сама точно в такой же ситуации, что денежные потоки сокращаются, а договоры с клиентами расторгаются».

Может быть, было бы проще объявить всеобщий налоговый мораторий? Когда мы достигнем, в смысле преступности, второго этапа кризиса, нынешние заботы о поступлении налогов и несколько миллиардов дефицита государственного бюджета покажутся ерундой, утверждают в частных беседах некоторые правоведы. Мы все надеемся, что до этого не дойдет. Даже в Италии худшие времена уже позади.

Коронавирус сушит доходы и масштабных преступников

Расползшаяся по Европе пандемия коронавирусной инфекции сильно осложнила наркоторговлю, и мафия стал искать возможность инвестиций в медицину.

Больше всего пострадала от вируса Италия, где мафия столкнулась с серьезными трудностями с торговлей наркотиками. Среди других столкнулась с серьезными проблемами и пресловутая калабрийская мафия «Ндрангета». Международное судоходство, используемое для распространения наркотиков, функционирует, хотя и медленнее. Кроме того, распространение наркотиков в Европе в связи с введенными из-за коронавируса ограничениями и сокращающейся покупательной способностью населения стало очень сложным делом.

«От экономического спада или коллапса организованная преступность страдает так же, как и все остальное, – уверен комментировавший проект международной расследовательской журналистики (OCCRP) профессор Оксфордского университета Федерико Варезе, написавший книгу об организованной преступности. – Чем дольше это длится, тем труднее им оперировать».

Профессор утверждает, что совершенно логично стремление преступных сообществ вкладывать капитал в производство или распространение медицинских средств. Чем больше оказывается в результате кризиса давление на рабочие места, тем проще группировкам найти рабочую силу для подпольного бизнеса.

В то же время мы можем столкнуться с таким примечательным явлением, когда преступные группировки косвенно протягивают властям руку помощи. Как в Италии, так и в других европейских странах они уже сейчас используют свое влияние, чтобы устанавливались и соблюдались карантинные правила в городах и поселках. Те, кто эти правила не соблюдают, могут за своими дверями столкнуться не только с полицейскими, но и с угрюмыми типами с противоположного фронта. Стоит вспомнить, что крестные отцы – обычно люди пожилые, а потому относятся к группе риска.

Тайный рынок дезинфицирующих средств будет процветать, пока в Эстонии не развернется дополнительное производство

Что касается дезинфицирующих средств, то тут царит дефицит, с которым, в свою очередь, связана подпольная торговля. Хотя некоторые наиболее крупные предприятия пытаются вдобавок к Chemi-Pharm производить их и сами, это требует времени.

Как рассказывает руководитель Союза химических предприятий Эстонии Халлар Мейбаум, в части дезинфицирующих средств «черный» рынок будет царить до тех пор, пока сохраняется дефицит: «На рынке появляются вещества, действие которых никому не известно. Четыре предприятия в Эстонии, которым Союз химпредприятий помогает вести дела и у которых есть линии розлива, пытаются сейчас наладить производство таких веществ вдобавок к изнемогающему от перегрузки Chemi-Pharm.  Разумеется, технология производства таких веществ не относится к числу космических. Вообще, существуют три рецепта. Но во всем мире сейчас царит дефицит средств для дезинфекции. Потому и импорт их невозможен».

В то же время Мейбаум опровергает легенду, будто можно, например, дезинфицировать руки обычным этанолом, т.е., попросту говоря, питьевым спиртом, вдвое более крепким, чем водка, и продающимся в магазинах.

Этанол, к сожалению, очень быстро испаряется. Для достижения дезинфицирующего воздействия вещество должно сохраняться на руках не менее двух минут. Кроме того, этанол сушит кожу, а потому в дезинфицирующие вещества на основе этанола добавляются смягчители, например, глицерин. В основном используются дезинфекторы на основе этанола и изопропил алкоголя (один из нефтепродуктов). Их производство и продажа как в Евросоюзе, так и в Эстонии отдельно строго регламентируется. Должно быть известно воздействие вещества на кожу человека, природу и пр.

Мейбаум советует потребителям, чтобы не оказаться обманутыми при нынешнем дефиците торговцами с «черного» рынка, проверить, есть ли на этикетке вещества номер регистрации в Департаменте здравоохранения (свидетельство о регистрации биоцида). Он должен быть указан не только на произведенных в Эстонии веществах, но и на импортных, потому что они тоже должны быть зарегистрированы в нашем Департаменте здравоохранения.

Префект Пыхьяской префектуры полиции Кристян Яани: количество виновных деяний повсеместно сократилось

«Если сравнить с временем предшествовавшим чрезвычайному положению или тем же периодом предыдущего года, то количество виновных деяний по всей Эстонии сократилось, – констатирует префект Пыхьяской префектуры полиции Кристьян Яани.

Прежде всего, как сообщил префект, уменьшились публичные насильственные преступления, что объясняется тем, что люди стали меньше времени проводить в открытом пространстве, закрытием развлекательных заведений и ограничениями на продажу алкоголя: «В целом количество преступления, связанных с алкоголем, не уменьшилось. Употребившие алкоголь люди создают проблемы как между стенами родного дома, так и за рулем автомобиля».

Префект подчеркнул, что особую тревогу вызывает число пьяных водителей. Поскольку плотность движения уменьшилась, то и число нетрезвый водителей тоже немного сократилось, но за две недели чрезвычайного положения полиция «застукивала» в Таллинне и Харьюском уезде ежедневно в среднем по шесть употреблявших алкоголь водителей.

Существенно не изменилось число вызовов, связанных с насилием при близких отношениях. «В ситуации, когда люди больше времени проводят в четырех стенах, конфликты возникают как при близких отношениях, так и с соседями. Мы следим за правопорядком и готовы к его изменениям, но надеемся на разум людей, который должен подсказывать, что насилием возникшие между людьми недоразумения не решаются», –говорит Яани.

Если говорить о мошенничестве, то полиции известны многочисленные связанные с коронавирусом случаи, когда людям по телефону предлагались для покупки дезинфицирующие вещества, маски или тесты. Но, насколько известно, люди в Эстонии на обман пока не поддаются. «Важно, чтобы трезвость разума сохранялась и в чрезвычайной ситуации, – подчеркивает Яани. – Если какое-то предложение поступает «по очень выгодной цене и только вам», то речь, вероятнее всего, идет о мошенничестве».  

Добавить комментарий

Ограниченный HTML

  • You can align images (data-align="center"), but also videos, blockquotes, and so on.
  • You can caption images (data-caption="Text"), but also videos, blockquotes, and so on.
  • You can use shortcode for block builder module. You can visit admin/structure/gavias_blockbuilder and get shortcode, sample [gbb name="page_home_1"].
  • You can use shortcode for block builder module. You can visit admin/structure/gavias_blockbuilder and get shortcode, sample [gbb name="page_home_1"].