Перейти к основному содержанию

Юхан Кивиряхк: напряженность в обществе достигла накала

Юхан Кивиряхк. Фото: Альберт Труувяэрт.
О причинах протестов на Тоомпеа и об утрате коммуникации между государственной властью и обществом рассуждает известный социолог Юхан Кивиряхк.

Борис Тух

Чаша терпения переполнена

— Чем объяснить массовое недовольство поправками к Закону о профилактике и борьбе с инфекционными заболеваниями (NETS)? Возможно, это как-то связано с глобальным «весенним обострением»: ведь протестные манифестации проходят во многих странах?

— Я полагаю, что NETS стал последней каплей, переполнившей чашу терпения населения. Неудовлетворенность различными ограничениями и ощущение их неэффективности накапливались всю зиму, нервы у людей были на пределе. В манифестациях на Тоомпеа принимали участие самые разнообразные группы людей. Кто-то из них вообще считал, что коронавируса нет, кто-то был против ношения масок, очень многие возмущались ограничениями и, наконец, были те, кто непосредственно возмущались NETS.

Напряженность в обществе достигла накала. Мой многолетний коллега социолог Тынис Саартс в своей статье в Postimees пишет о «возвращении „Второй Эстонии“«. (Термин «Две Эстонии» возник в начале нашего столетия как отклик на социальное расслоение: на богатых и бедных, на победителей и проигравших, которое стало результатом рыночной экономики. Большая часть населения оказалась именно «второй» - прим. Б.Т.)  Я не совсем согласен с ним. Когда мы 20 лет назад выступили с обращением от имени «Второй Эстонии» (я тоже подписал его), мы были в положении декабристов.

— То есть, как писал непопулярный ныне публицист В.И. Ульянов-Ленин, «узок круг этих революционеров, страшно далеки они от народа»?

— Можно и так сказать. Интеллигенция высказала тревогу за положение тех, кто принадлежал ко «Второй Эстонии», но сама «Вторая Эстония» к тому времени еще не сложилась. Но 10 лет спустя вышла «Хартия 12» (я был в числе ее авторов), в которой было сказано: «Все больше жителей Эстонии не могут распознать во власти свою политическую волю и моральный облик…. Если система не может реформировать себя сама, гражданское общество должно для осуществления своей воли и оказания давления созвать альтернативный институт, в котором преобладали бы представители гражданского общества».

Этот документ был вызван к жизни отчуждением, которое пролегло между властью и обществом. И сейчас вновь возникло отчуждение: люди видят, что власть действует в своих интересах и совершенно не задумывается об интересах населения. А отчуждение – серьезнейшая проблема. Об этом писали еще Гегель и Маркс.

Институции, которые человек создает для того, чтобы они ему служили, начинают жить своей жизнью, противоположной интересам общества. Это и есть отчуждение. Вопрос в том, как это преодолеть? Только в том случае, если те, кто стоят у власти, поймут, что они избраны не властвовать над людьми, а служить им.

Народ для власти или власть для народа

— Поймут ли?

— В этом смысле очень показательным было очередное выступление премьер-министра: г-жа Кая Каллас сравнила население с упрямствующим ребенком, а правительство – с матерью, которой приходится справляться с детским капризом.

— Тут уж надо расставить акценты, кто из сторон ведет себя, как избалованное и самовлюбленное дитя... Еще в Римской Республике существовала так называемая «лестница почета»: государственный деятель мог пройти путь к вершинам власти, только последовательно продвигаясь по ее ступеням, начиная с самой низкой. У нас же можно подняться на высокую ступень или как бы по наследству, или только что отучившись на отцовские деньги два срока в каком-нибудь английском университете, сразу получить место в парламенте, а затем в правительстве…

— У нас, к сожалению, многие молодые политики тоже начинают карьеру в молодежных организациях партий, выполняя поначалу мелкие поручения, организовывая кампании и расклеивая плакаты. Но эти молодежные организации направлены на самовоспроизводство системы.

У меня в одном интервью как-то спросили, что предпочтительнее – когда люди приходят в политику через молодежные организации или просто с улицы?  Я ответил, пусть лучше с улицы – у таких людей чаще имеется четкая цель, устремления, которые они хотят реализовать в интересах своих социальных групп и шире – в интересах народа. А пришедшие из молодежных партийных организаций хотят сохранения системы и теплых местечек внутри нее для себя.

Сегодня людям трудно найти опору под ногами. И первостепенная задача политика в наше время, по моему мнению, заключается в том, чтобы поддерживать доверие между людьми и государством. Избиратели посылают политиков в органы государственной и местной власти для того, чтобы они оберегали государство и общество, а если они ставят себя над обществом и вне его, отождествляют себя с государством, то связь между народом и правительством исчезает.

— Людовик XIV заявлял: «Государство – это я!» А его преемник Людовик XV ненароком обронил фразу, которая ему казалась остроумной шуткой «После нас хоть потоп!» И потоп наступил, правда, уже после его кончины. Конечно, масштабы и причины манифестаций на Тоомпеа несравнимы, но у меня все же возникает некоторая параллель с началом «Поющей революции», когда люди собирались на Певческом поле, чтобы выразить свое стремление к независимости и отношение к чужой власти. Обычно волеизъявления – разовые мероприятия, но на Тоомпеа они длились неделю. Не говорит ли это о том, что для собравшихся нынешняя власть тоже воспринималась, хотя бы отчасти, как чужая?

— Да, при всей несоизмеримости масштабов… Полиция, нужно сказать, «выстрелила себе в ногу» своими действиями. Люди пришли протестовать против того, что NETS несет в себе перспективы полицейского государства – и получили подтверждения своим опасениям.

— Нет ли здесь еще одной причины? Материальное положение многих людей резко ухудшилось. Они едва сводят концы с концами.  Помощи ждать неоткуда. И они ищут возможность высказать свою тревогу...

— Да, совершенно верно. Гражданское общество пробудилось. Но нынешние волеизъявления на Тоомпеа отличались тем, что обычно митинг проводит инициативная группа, известно, кто в не входит, и она несет ответственность за то, чтобы все проходило корректно, а сейчас манифестации против NETS проходили как бы спонтанно. И без регистрации. Думаю, что те старшеклассники, которые каждую пятницу приходили на Тоомпеа с требованием заняться, наконец, климатом, как говорила Грета Тунберг, тоже не были зарегистрированы.

У нас на этот раз, в отличии от волнений в Каталонии и в Париже, и в отличие от «Бронзовой ночи», манифестантов не били и не вязали, но так как протесты были направлены против перерождения государства в полицейское, а полиция вмешивалась, то правительство крепко село в лужу.

Служить надо народу

— Отдельные политики и так называемые «лидеры общественного мнения» утверждают, что за массовыми волеизъявлениями против NETS стоит какой- то международный заговор, типа «руки Москвы».  В связи с очередным витком «охоты на ведьм» хотелось бы спросить: что вы думаете о ежегодниках КаПо? Это серьезное исследование или все-таки научно-фантастическая литература?

— Ежегодник КаПо в определенной степени нужен, но важно то, как он составляется. В свое время там появлялись ничем не обоснованные гипотезы насчет Михаила Кылварта и Яны Тоом. В ежегоднике КаПо нельзя называть конкретных личностей. Во время «Бронзовой ночи» их отчет выглядел очень токсичным. Понимаю, основные направления обеспечения безопасности надо декларировать, но слишком это похоже на «Большой брат бдит!».

Государственная власть должна исследовать положение внутри и снаружи, но вопрос в том, как общаться с обществом.

— Какова, по-вашему, должна быть коммуникация между властью и народом?

— В 96-98 годах я возглавлял правительственное информационное бюро. Тогда в каждом министерстве был один пресс-представитель; раз в неделю мы собирались на Тоомпеа, и за столом нас было 15. Сейчас в правительственной пресс-службе общим числом занято не то 300, не то 400 человек, все изготавливают какую-то информацию, но никто не думает о том, как она дойдет до людей.

Ведь дело не в том, чтобы сочинять пресс-релизы, а в том, чтобы люди верили тому, что в них сказано, и чтобы их содержание демонстрировало понимание проблем, стоящих в настоящее время перед властью и обществом, и проявляло эмпатию – это очень важно! А у нас… Система настолько разрослась, что уже не служит людям. Политики говорят: «Мы служим государству!» А служить надо народу!

1 комментарии

Добавить комментарий

Ограниченный HTML

  • You can align images (data-align="center"), but also videos, blockquotes, and so on.
  • You can caption images (data-caption="Text"), but also videos, blockquotes, and so on.
  • You can use shortcode for block builder module. You can visit admin/structure/gavias_blockbuilder and get shortcode, sample [gbb name="page_home_1"].
  • You can use shortcode for block builder module. You can visit admin/structure/gavias_blockbuilder and get shortcode, sample [gbb name="page_home_1"].