Перейти к основному содержанию

Щепки летят: грозит ли Эстонии потеря лесов

Карикатура: Eva Sarma
Закончатся ли в Эстонии леса? Не слишком ли много их вырубают в последние годы? Споры об этом не утихают, а активисты проводят шествия против сплошных рубок. Между тем госучреждения уверяют, что рубка леса производится в соответствии с необходимостью и в разумных пределах.

Олеся Труворова

olesja.truvorova@tallinnlv.ee

Международное социально-политическое движение Extinction Rebellion («Восстание против вымирания») выступает против климатических изменений и потери биоразнообразия. По мнению его представителей, в стране происходит экоцид, который следует немедленно прекратить.

Природа на продажу?

«Природные богатства и ресурсы Эстонии – народное достояние, которое нужно использовать экономно. Мы живем в такое время, когда царит менталитет обогащения за счет природы», – считают экоактивисты.

«Всем движут деньги, и мы можем здесь бесконечно приводить данные и что-то доказывать. Харвестеры (лесозаготовительная техника. – Ред.) бесчинствуют дальше, будто ничего и не было. Сплошные рубки (при сплошных рубках деревья на лесосеке вырубаются одновременно и сплошь. – Ред.) в период гнездования птиц выходят за рамки терпения любого человека, которому не чужда этика. Я думаю, что и вы видите, что происходит с нашими лесами. Алчность – вот название этому, а учреждения, которые должны защищать наше общее богатство, этого не делают», – так прокомментировала «Столице» тему вырубки лесов активистка Extinction Rebellion Tallinn Анне Пальм.

Михкель Тиганик, организатор акции протеста, который состоялся в столице в июне текущего года, сравнивает RMK с малышом, которому мама разрешила съесть сколько угодно шоколада. «RMK как ребенок, который берет столько, сколько ему дают. Почему обычный гражданин должен быть в лесной промышленности „мамой“, которая подскажет, сколько леса можно вырубить?» – недоумевает экоактивист.

«Нам неприятно слышать истории о том, как китайцы покупают рога носорогов или как в Бразилии вырубают тропические леса. В этом контексте так же неприятно слышать и видеть, как наши леса уничтожают, оправдывая эту деятельность, –сказал Тиганик. – Наша система выстроена так, что все природные ресурсы рассматриваются сквозь призму денег. Вся лесная промышленность настроена на то, чтобы заработать как можно больше прибыли. Мы забываем, что лес – это большое биоразнообразие, которое нужно защищать, а не уничтожать».

Заведующий отделом лесоводства Агентства окружающей среды Тайво Денкс при этом уверяет, что управление государственным лесом производится по строгим правилам. Каждый год министр окружающей среды устанавливает для тех, кто ведет в гослесах хозяйственную деятельность, оптимальную площадь рубок возобновления (рубка, при которой создаются искусственные условия для появления нового поколения леса. – Ред.) на следующие пять лет.

«Для определения оптимальной площади рубок возобновления (сюда входят и сплошные рубки) за основу берется расчетная лесосека. Цель – распределить объем рубок спелых лесов (возраст, в котором деревья дают наибольший выход качественной древесины. – Ред.) таким образом, чтобы обеспечить устойчивое развитие. При этом, в числе прочего, учитывается и возрастная структура древостоя», – объяснил Денкс и выразил уверенность в том, что государство управляет лесами разумно.

Планы и реальность

«При оценке всего объема вырубок в Эстонии целесообразно сопоставить реальный объем вырубок с оптимальным, рекомендованным программой развития лесного хозяйства. Для определения реального объема вырубок Агентство окружающей среды уже на протяжении 20 лет проводит статистическую инвентаризацию леса (SMI). По действующей с 2011 года программе развития лесоводства средний объем вырубок, по данным SMI, составляет примерно 10–11 миллионов кубометров в год, таким образом, он меньше предусмотренного программой оптимального объема в 12–15 миллионов кубометров в год», – привел цифры Денкс.

Следует отметить, что, по данным того же Агентства окружающей среды, объемы вырубки леса в Эстонии в 2018 году составили 12,5 млн кубометров – это рекордный показатель для нашей лесной промышленности.

Такая цифра, по мнению специализирующегося на лесном хозяйстве ученого Рауля Розенвальда, указывает на то, что управление эстонскими лесами не способствует их устойчивому развитию. По его словам, утверждение о том, что объемы рубки в 12–15 миллионов кубометров в год обеспечивают сохранение лесов, – ошибочно, и разумный объем рубок (при котором рубки могут продолжаться в течение длительного времени и который не уменьшает запас хозяйственных лесов) в Эстонии составляет менее 9 миллионов кубометров в год.

Объемы рубки государственных лесов также вызывают у ученого опасения. «Площадь рубок возобновления в лесах RMK, способствующая сохранению леса, составляет примерно 7 тысяч гектаров в год, однако на деле сплошные рубки производятся ежегодно примерно на 11 тысячах гектаров», – говорит Розенвальд. Такую интенсивность, по его словам, заботливым отношением назвать нельзя: «Поскольку в будущем объемы рубок должны будут сокращаться из-за отсутствия спелых лесов, нынешние рубки осуществляются за счет наших детей. Кроме того, это наносит ущерб биологическому разнообразию лесов и другим ценностям».

В то же время специалист коммуникационного отдела RMK Марина Полтавцева – с оговоркой, что в ведении RMK находится только 30 процентов лесов Эстонии – уверяет, что хозяйственная деятельность на территории государственных лесов ведется согласно Закону о лесе, цель которого – обеспечение защиты лесов как экосистемы, а также щадящее лесное хозяйство.

«Лесохозяйственная деятельность не наносит ощутимого урона нашей экосистеме, поскольку в своей деятельности RMK руководствуется государственными нормативными актами и законами. К тому же RMK имеет сертификаты бережного и ответственного ведения лесного хозяйства», – говорит Полтавцева.

Естественные изменения

«Увеличивается площадь охраняемых лесов, так что видам, находящимся под защитой государства, ничто не угрожает, с целью их сохранения в гослесах создаются все условия для жизни», – добавляет она.

«RMK не согласен с утверждением, что вырубок ведется слишком много. Объем рубок, разрешенный нашей политикой в области лесного хозяйства, не превышен. А политика в области лесного хозяйства учитывает потребность в устойчивости именно наших лесов. Скорее, неправильно было бы использовать леса в меньшем объеме, чем считается разумным», – отмечается на сайте RMK в статье, призванной опровергнуть самые распространенные аргументы защитников природы.

В этом же материале содержится и ответ на обвинение в том, что рубки леса оказывают разрушительное влияние на биоразнообразие. В частности, RMK указывает на то, что разным представителям флоры и фауны для жизни нужны леса разного возраста. «Хотя сплошные рубки воспринимаются как смерть леса и полное уничтожение лесных обитателей, они все же дают многим видам животных и растений возможность жить, – утверждает RMK. – После рубки становится больше света и питательных веществ, повышается влажность, то есть происходят все необходимые изменения, исторически они возникали на местном ландшафте и естественным образом – после бурь и пожаров».

С лесным пожаром сплошные рубки сравнивает и профессор лесоводства и лесной экологии Эстонского университета естественных наук Харди Туллус. «Не будь человеческой деятельности, леса сгорали бы в пожарах, возникающих естественным путем (например, от удара молнии)», – говорит он и напоминает, что после сплошной рубки лес либо обновляется самостоятельно, либо при помощи человека. «Объем вырубок в Эстонии меньше, чем прирост запасов лесов, в которых ведется хозяйственная деятельность. Таким образом, леса в Эстонии не закончатся», – считает Туллус.

Такого оптимизма не разделяет координатор по коммуникации гражданского объединения Eesti Metsa Abiks («В помощь эстонскому лесу») Линда-Мари Вяли. «Если говорить о спелых хозяйственных лесах в определении действующего законодательства, то мы можем, например, взять за основу расчеты бывшего сотрудника Госконтроля, дипломированного специалиста по лесоводству и ландшафтного эколога Райнера Кууба, который прогнозирует исчезновение таких лесов в течение ближайших тридцати лет», – говорит Вяли.

По ее словам, на чрезмерные объемы вырубки лесов, помимо статистики, указывает и то, что сплошные рубки все чаще проводятся там, где их быть не должно, например, в лесах в зоне отдыха, заповедниках, на берегах рек, озер и моря и т. д.

Споры о «зеленой» энергии

Ссылаясь на статью в журнале Nature, Вяли подчеркивает, что одним из основных факторов, влияющих на интенсивность вырубок, является рост рынка древесины, особенно – производства бумаги и биоэнергии.

Кстати, производство энергии из эстонской древесины – еще один аспект, крайне тревожащий экологов.

«Леса приравниваются к деньгам, эстонскую древесину под видом „зеленой энергии“ продают в страны Западной Европы, чтобы там сжигать», – отмечается на странице Extinction Rebellion Tallinn в социальной сети Facebook. По мнению организации, это экологически целесообразно для других стран, но не для Эстонии, которая продает свое природное богатство для того, чтобы его просто уничтожали.

Линда-Мари Вяли же считает, что проблема в другом: «В случае сжигания биомассы важнее не то, для кого именно это экологически полезно, а то, что речь идет не о климатически нейтральном топливе, а о топливе, которое порой выделяет даже больше углерода, чем фоссильное».

«Полученную в результате не очень бережного хозяйствования энергию нельзя назвать полностью зеленой», – уверен член правления партии Зеленых Эстонии Тимур Сагитов.

Исполнительный директор Эстонского союза лесной и деревообрабатывающей промышленности Хенрик Вялья, напротив, указывает на то, что древесина – более экологичный источник энергии, чем газ, нефть или каменный уголь. К тому же, по его словам, для производства энергии используются те деревья и части дерева, которые не подходят для производства других продуктов: деревья с гнилью, малоценные деревья (например, серая ольха), ветви и верхушки, кора и т. д.

«Образующийся при использовании фоссильного топлива (нефти, газа, каменного угля или сланца) углекислый газ попадает в атмосферу и остается там. Сжигание же древесины экологично, так как новое поколение леса через некоторое время будет поглощать попавший в атмосферу углерод», – говорит и лесовод Март Эрик.

«Для производства топлива за границу отправляется только около 0,25 миллиона кубометров дровяной древесины в год, что в 2018 году составило примерно 2 процента от объема вырубки наших лесов», – сообщил заведующий по продажам древесины RMK Улвар Кауби, по словам которого, всего Эстония экспортирует около 2,5 млн кубометров круглого леса в год.

 

Карикатура: Eva Sarma
Карикатура: Eva Sarma

Добавить комментарий

Ограниченный HTML

  • You can align images (data-align="center"), but also videos, blockquotes, and so on.
  • You can caption images (data-caption="Text"), but also videos, blockquotes, and so on.
  • You can use shortcode for block builder module. You can visit admin/structure/gavias_blockbuilder and get shortcode, sample [gbb name="page_home_1"].
  • You can use shortcode for block builder module. You can visit admin/structure/gavias_blockbuilder and get shortcode, sample [gbb name="page_home_1"].