Перейти к основному содержанию

Равшан Нур, художник, который не согласился с Киплингом

Равшан Нур.
Фото: Альберт Труувяэрт
Всякий раз испытываешь радость, открыв – вдалеке или в вблизи – нечто талантливое, яркое и прежде неизвестное тебе. Под занавес ушедшего года для меня таким открытием стало знакомство с живущим в Эстонии художником из Азербайджана Равшаном Нуром. Мы познакомились на его персональной выставке в галерее Русского театра, организованной арт-директором галереи SED ARTE Ольгой Любаскиной.

Борис Тух

На одном из полотен - ковер с прихотливым восточным орнаментом, плоды граната и Старый Таллинн.

- Гранат, поясняет Равшан, – это символ любви. Изображение Таллинна и россыпь гранатов говорят о моей любви к Таллинну, а орнамент на ковре – это я. Я прилетаю сюда  на ковре, как в восточных сказках.

- Давно прилетели?

Я в Таллинне с 2007 года. Сам я из Баку там родился, учился, закончил Художественную академию, вступил в Союз художников Азербайджана. Мой дядя здесь живет, он-то и пригласил приехать сюда. Я устроил небольшую выставку после нее меня пригласили в Эстонскую художественную академию в магистратуру по специальности: живопись.

- А до этого в каком виде изобразительного искусства вы специализировались?

- В Баку я закончил факультет декоративно-прикладного искусства, специализировался по коврам. Изучал традиции национального ремесла ковроткачества, его орнаменты. Каждый орнамент имеет свое значение. После окончания академии я работал на ковроткацкой фабрике – большой цех, 60 женщин ткали ковры, а я как художник рисовал, готовил эскизы…

- Вы сами тоже умеете ткать ковры?

- Конечно! Если бы я не изучал технологию, тонкости этого ремесла, секреты плетения узлов и т.д., я бы просто не сумел изобразить на бумаге рисунок будущего ковра.

У меня в мастерской и сейчас стоит станок, на котором я делаю ковер. Даю мастер-класс ребятам из Азербайджанского общества культуры.

- Восточный ковер и европейский гобелен – разные виды этого искусства?

- Очень разные.

Ковер хочет, чтобы по нему ступали

- Вероятно, традиции ковроткачества у каждого из народов, развивающих этот вид национального искусства, свои?

- Да. Своя цветовая гамма, свой орнамент. В мире есть двенадцать иглим ковроткачества.  12 школ, 12 направлений. 12 премудростей. В Азербайджане работают 7 школ ковроткачества, они принадлежат к одному и тому же национальному искусству, но у каждой свой колорит, свой орнамент. Ковроткачество зародилось в деревнях, люди воплощали в узорах свое представление о красоте. Изображать живые существа, как известно, нельзя было, поэтому возникли два основных стиля орнамента: декоративный и растительный. Растительный более плавный, прихотливый, а декоративный – более древний, геометрический, он возник примерно в 7-8 веке. Сначала – в керамике, потом перешел на ковры.

- Насколько мне известно, в старину готовый ковер расстилали на улице, чтобы прохожие ступали по нему. Зачем?

- Считается: чем больше людей пройдет по ковру, тем ярче и красивей он становится. Шерсть, из которой он соткан, от прикосновения человеческих ступней выдает всю свою красоту. Сейчас ковры часто вешают на стены. Это неправильно. Ковер для того, чтобы по нему ходили, чтобы он чувствовал человеческое тепло.

Самый прекрасный ковер – Шейх Сафи, созданный в XVI веке, он находится в Лондоне, в Музее Виктории и Альберта; большой, размером 5х 10 метров, его соткал мастер Максуд Кашени из города Тебриза. Азербайджан входил тогда в состав Персидской державы, но у иранцев своя традиция, они ткут ковры и из шелка, а мы – только из шерсти. Тебриз, откуда родом был мастер, раньше был главным городом Азербайджана. Теперь он  принадлежит Ирану. В Иране сейчас живет почти 40 млн азербайджанцев, а в самом Азербайджане только девять.

Два любимых города

- В Таллинне вы заметно ощущаете разницу в климате и в колорите по сравнению с Баку?

- Когда лето – я ощущаю здесь такой же уют и такую же теплоту, как в Азербайджане. Здесь – море, и в Баку тоже море, Каспийское. Здесь – Девичья башня, и в Баку есть своя Девичья башня. Но такой зимы у нас не бывает…

Меня с самого начала вдохновил ваш Старый город. (Теперь, думаю, уже имею право говорить: Наш Старый город.) У художника всегда есть любимые города, и не один: как художник ты просто обязан путешествовать по свету, впитывать красоту разных мест, разных культур..Я пишу с натуры, пишу под впечатлением момента.  На выставке вы видите написанный мною недавно венецианский цикл; там было наводнение, но я побывал там раньше. Парижские работы тоже новые: Нотр-Дам уже после пожара; мой любимый Монмартр…Мне хотелось раскрыть душу Монмартра. Но самые любимые  города – это тот, где ты родился, и тот, который постоянно дарит тебе вдохновение. Для меня – Баку и Таллинн.

- У нас такой зимы, как сейчас, тоже долго не бывало. А здешние люди – какие они на ваш взгляд.?

- Я думаю, ничего нового не сообщу, сказав, что они более сдержанные, замкнутые. Холодные (смеется). Во всяком случае, принято так считать. Когда я приехал, оказалось, что соседи, эстонцы, меня как бы не замечают. Я начал здороваться с ними, и теперь у нас вполне приятельские отношения. Так что этот лед – не вечная мерзлота, под теплом человеческих отношений он тает.

Поначалу мне было тяжело от необщительности здешних людей. Но потом я привык, понял, что это идет не от плохого к тебе отношения, а от того, что жизнь здесь на протяжении многих веков была устроена иначе, чем у нас.

Я все равно каждый год езжу в Азербайджан, к родителям, и оттуда черпаю тепло, энергетику.

- Ваши родители приезжают сюда к вам?

- Да, в прошлом году у меня прошла персональная выставка, она возникла благодаря поддержке Ольги Любаскиной. И моя мамочка приезжала. Брат и сестра приезжают. Таллинн для меня уже стал родным городом.

Встреча Запада с Востоком

 

Комментирует Ольга Любаскина:

В 2018 году работы Равшана Нура впервые вышли на широкую аудиторию в Эстонии. В честь 100-летия Эстонской Республики состоялась уникальная выставка, в которой участвовало 57 художников из Эстонии разных национальностей; раньше эстонцы проводили свои выставки, неэстонцы – свои. На этот раз была вся элита: и Олав Маран, и Юри Аррак, и Аапо Пукк и другие. И рядом с из работами  – полотна русских, украинцев, армян, азербайджанцев, белорусов, украинцев. Выставка проходила в Центре русской культуры. Я бы назвала ее всеобщей или объединительной. Много лет такого не было. Выставка имела огромный резонанс. На открытии в большом зале ЦРК присутствовало 500 человек.

А до этого, два года назад, Равшан участвовал в большой выставке творчества белорусских и эстонских художников в честь 25-летия установления дипломатических отношений между Эстонией и Белоруссией. Она проходила в Минске, в галерее выдающегося белорусского живописца Михаила Савицкого (1922-2010) Полотна Савицкого не снимали с ее стен со времен основания галереи (в 2012 году). Но на этот раз они потеснились, давая место выставке И публика приходила и смотрела -ради кого сняли самого Савицкого.  Равшан впервые участвовал в таком серьезном международном проекте. И в Белоруссии же он принял участие в уникальной акции «Арт-Минск». Ее цель была превратить город в единую галерею, где каждый найдет художественный проект по своему вкусу. Эстонию представляли работы Тауно Кангро, Влада и Веры Станишевских, Юри и Хенно Арраков.  Равшан за свой Венецианский цикл получил приз зрительских симпатий.

- Равшан, а у вас есть свои кумиры?

- Есть художники, которых я глубоко уважаю. И благодарен за то, что они поддержали своими работами ту мою персональную выставку. Это Аапо Пукк, Тауно Кангро, Юрий Хорев. И Бато  Дугаржапов  — московский живописец, монументалист, он – один из самых известных импрессионистов сегодня в России.

- Самый известный, - добавляет Ольга Любаскина. – Я думаю, что импрессионизм, свойственный работам Равшана, написанным в Париже, в какой-то степени влияние Дугаржапова. Он часто бывал здесь. Год назад они вдвоем  в сочельник рисовали на Ратушной площади. В половине третьего ночи. Людей было мало, но они были, подходили, интересовались.. А совсем недавно Бато снова приезжал – и на ярмарке на Ратушной площади они снова писали с натуры…

- Ольга, вы как специалист скажите мне: Равшан – художник восточный или западный?

- Равшан в последнее время вырос как творческий человек. Много путешествует, обменивается  опытом с коллегами, постоянно в поиске. Это всегда достойно уважения.

А восточный он или Западный – это сложный вопрос. В живописи – скорее, западный. В искусстве ковров – восточный. Он объединяет в себе два этих мира….

Редьярд Киплинг в одной из самых знаменитых своих баллад писал:

Запад есть Запад, Восток есть Восток, и не встретиться им никогда.

Лишь у подножья престола Божья в день Страшного суда.

Но, оказывается, Восток и Запад могут встретиться в творчестве художника. И никакого Страшного суда не надо. Достаточно любви и сердечного тепла.

Так художник Равшан Нур спорит с Киплингом.

Добавить комментарий

Ограниченный HTML

  • You can align images (data-align="center"), but also videos, blockquotes, and so on.
  • You can caption images (data-caption="Text"), but also videos, blockquotes, and so on.
  • You can use shortcode for block builder module. You can visit admin/structure/gavias_blockbuilder and get shortcode, sample [gbb name="page_home_1"].
  • You can use shortcode for block builder module. You can visit admin/structure/gavias_blockbuilder and get shortcode, sample [gbb name="page_home_1"].