Перейти к основному содержанию

Михкель Сервински: важен каждый ребенок

Михкель Сервински.
Фото: личный архив
Для того чтобы затормозить спад рождаемости в Эстонии, необходимо создать действенную стратегию демографической политики, уверен ведущий аналитик Департамента статистики Михкель Сервински.

Борис Тух

stolitsa@tallinnlv.ee

По данным Департамента статистики, население Эстонии начиная с 2015 года увеличивается. Правда, не за счет увеличения рождаемости, а благодаря миграции. Долгосрочные прогнозы предупреждают, что в дальнейшем население будет сокращаться.

– Как вы оцениваете демографическую ситуацию в Эстонии? Она просто плохая, тревожная или уже катастрофическая?

– Я оптимист и уверен, что паникерство никогда не шло на пользу делу. Катастрофы пока что нет. Но положение действительно требует самого пристального внимания и самых действенных мер. Прежде всего тревожит спад рождаемости.

Что говорят числа

– Как этот спад выражается в числах?

– Показателей рождаемости много. Чаще всего просто указывается количество рожденных младенцев за год. 30 лет назад, непосредственно перед восстановлением независимости, в Эстонии рождалось чуть меньше 20 000 младенцев в год. Сейчас мы можем говорить о 14 000 новорожденных или около того.

В конце советского периода, в 1987 году, число новорожденных доходило до 25 000, это было время поющей революции и оптимистических ожиданий. Рождаемость вообще-то колеблется волнообразно. Между делом был период стабильности, сейчас опять наблюдается тенденция некоторого спада.

Красной чертой является то количество родов, которое нужно для воспроизводства численности населения. Если рождаемость падает ниже этой черты, она не обеспечивает воспроизводство, прирост населения становится негативным и в длительном контексте население сокращается. Я бы сказал, что мы нуждаемся в том, чтобы приостановить положение, при котором детей рождается меньше, чем требуется для естественного воспроизводства населения.

– Можно ли это объяснить тем, что сейчас в наиболее репродуктивном возрасте находятся те, кто родились в период низкой рождаемости?

– Для того чтобы дети появлялись на свет, нужны в первую очередь женщины, готовые рожать. Проблема в том и заключается, что в период Поющей революции была популярна очень красивая песня, в ней были слова «землю надо заполнять детьми» – и следующая строка звучала так: «и детьми детей», т. е. внуками, а вот с внуками проблема. Сегодня женщины, так сказать, поколения Поющей революции еще находятся в репродуктивном возрасте, т. е. им 30 лет или чуть больше.

В 1991 году 63,9% первородящих женщин были в возрасте моложе 22 лет. А в 2020 году уже только 12,6%. Статистический средний возраст первых родов теперь около 28. Первые роды сдвинулись на более поздний срок, это само по себе не хорошо и не плохо. По этой причине в какой-то конкретный год рождается меньше детей, но так как детородный возраст продлился, то женщины со временем могут наверстать упущенное.

Однако в какой-то конкретный период из-за этого сдвига образуется «дыра», которая со временем отразится на общей численности населения. Если говорить о цифрах, то в 2020 году больше всего младенцев – 4735 – родили женщины в возрасте 30–34 лет. 25–29-летние родили 3548 детей. А женщины 20–24 лет только 1292.

Высокая продолжительность жизни украшает общество

– Но зато смертность сокращается?

– Средняя продолжительность жизни у нас за последние 30 лет выросла, следовательно, люди умирают позже. И мой эмоциональный комментарий по этому поводу таков: часто приходится слышать утверждения, будто большое количество людей пожилого и преклонного возраста – проблема для общества. Я с этим категорически не согласен. Считаю это чепухой! Высокая продолжительность жизни – свидетельство здоровья общества.

То, что мы дольше живем, означает, что мы дольше являемся активными участниками рынка труда, и в условиях спада рождаемости это для общества скорее шанс, чем проблема.

– В очень многих европейских государствах рождаемость стала снижаться одновременно с ростом уровня жизни. Можно ли сказать, что у нас та же тенденция, или, напротив, люди боятся заводить детей, т. к. не уверены в завтрашнем дне?

– На этот вопрос у меня нет однозначного ответа. Естественно, что семьи, прежде чем завести детей, хотят быть уверены, что их дети будут расти, не зная нужды, что родителям удастся сделать все, чтобы дать детям образование, чтобы дети росли здоровыми и гармонично развитыми. Без такой уверенности рожать второго, а то и третьего ребенка во многих семьях не решаются.

В довоенной Эстонской Республике рождаемость была высокая, но в то время немало детей умирало еще во младенчестве, детская смертность была по сравнению с нашим временем высока. Сейчас детская смертность сведена если не к нулю, к сожалению, это недостижимо, то к очень малым величинам. И это следствие развития общества.

Важен каждый ребенок!

– Чтобы население не убывало, каждая женщина должна рожать больше двух детей?

– Да, безусловно. Элементарный подсчет говорит, что если у каждой женщины двое детей, то простое воспроизводство населения происходит. Но это только теоретически, а на практике ведь не все женщины рожают. Поэтому очень важно, чтобы в каких-то семьях было трое, четверо и более детей. Важен каждый ребенок. Прежде чем родился третий, надо родить первого и второго. Но первый ребенок рождается от любви, а родить третьего многие опасаются именно из экономических соображений.

– Следуя такой логике, можно прийти к выводу, что очень богатые семьи должны быть многодетными. Но пока что этого у нас, кажется, не наблюдается.

– Я знаю весьма состоятельных эстонских мужчин, у которых по пять-шесть детей. Думаю, что со временем такая тенденция проникнет во многие семьи. Хотелось бы, чтобы в Эстонии многодетные семьи стали скорее нормой, чем исключением. (Впрочем, эта тема требует длительного обсуждения.) Ведь ребенок – это в первую очередь счастье, а не предмет заботы.

Насколько мне известно, сейчас молодые семьи в целом не стремятся заводить много детей. И тут дело в сложившейся в обществе системе ценностей, а это очень серьезная проблема. В старших классах школ очень подробно учат тому, как избежать нежелательной беременности. Но очень мало говорят о том, как создать крепкую семью.

И слишком далеко мы зашли в противопоставлении мужчины и женщины. А ведь детей воспитывают не отдельно мать или отдельно отец; их воспитывает семья! Так что тут необходимо что-то корректировать. Впрочем, это мое личное мнение, и статистических выкладок в его подтверждение я не приведу.

– Может ли государство что-то сделать, чтобы предотвратить демографический кризис?

– Может! Решение каждой проблемы начинается с ее осознания. По моему мнению, сегодня эстонское государство эту проблему еще не окончательно осознало. Говорить о сохранении эстонского языка и эстонской культуры необходимо, но недостаточно: я не думаю, что мы должны всех людей других национальностей превращать в эстонцев, у каждого народа своя культура, и культурное многообразие обогащает общество.

У нас стратегии в демографической политике пока что нет, и попытки ее составить в контексте численности населения и рынка труда пока что не дают результата. А ограничиваться вопросами сохранения языка и культуры недостаточно. Но говоря об экономике, нужно помнить: не человек для экономики, а экономика для человека.

ххх

Мнение Михкеля Сервински комментирует советник отдела анализа и статистики Министерства социальных дел Алис Таммур:

В целом совершенно ясно, что на численность населения Эстонии влияет главным образом снижение числа родов и рост смертности. Первое объясняется тем, что все меньшая доля женщин находится в детородном возрасте, а рост смертности – тем, что продолжительность жизни выросла и все большее количество людей достигает преклонного возраста.

Количество новорожденных действительно периодически находится на очень низком уровне, однако в среднем женщины Эстонии по достижении 40-летнего возраста имеют около двух детей. Это значит, что в условиях возрастания детородного возраста взятые за год показатели не отражают реальной картины.

Нынешняя ситуация может быть названа неизбежной. Да, в последние советские десятилетия возраст женщин, рождавших своего первого ребенка, постоянно снижался, теперь же мы пришли к восстановлению т. н. «нормального положения». Люди опять стали создавать семьи после того, как получат образование, начнут свою трудовую карьеру и обзаведутся достаточными материальными средствами для начала семейной жизни.

Как в наши дни, так и сто лет назад, в первые годы существования Эстонской Республики, средний возраст рожениц составляет 30 лет. В 1990-е годы он был на пять лет ниже – 25 лет. А средний возраст первых родов и того ниже – 22–23 года. Сейчас он в среднем составляет 28 лет. Откладывание первых родов на более поздний срок – это процесс, который длится уже четверть века, и вследствие этого поколение рожденных в этот период детей на треть меньше по численности, чем поколение их родителей. Правда, в последнее время этот разрыв уменьшается.

Помимо естественных процессов, на демографическую ситуацию влияет миграция. Долгое время Эстония была государством, из которого преимущественно уезжали, однако в последние годы из третьих стран к нам приезжает больше людей, чем покидает Эстонию. Начиная с 2015 года сальдо миграции позитивно, и это влечет за собой прирост народонаселения. Вследствие этих процессов прогноз, составленный Департаментом статистики в 2019 году, говорит, что в следующем десятилетии численность населения Эстонии будет заметно выше, чем предсказывали еще десять лет назад.

На жизнеспособность народонаселения влияет и то, что продолжительность жизни растет, и возраст трудовой деятельности тоже возрастает. Пенсионный возраст уже возрос, и в меньшей мере он будет продолжать увеличиваться. Из этого следует, что при сохранении нынешних тенденций доля населения в трудоспособном возрасте серьезных изменений не претерпит.

Сказанное, разумеется, не значит, что демографическими проблемами можно не заниматься. За всеми позитивными изменениями стоит развитие эстонского государства. Все меньше наших людей стремится переселиться в страны с более высоким уровнем жизни. Здоровье жителей Эстонии улучшается, в семьях по-прежнему рождаются дети.

Роль государства заключается в том, чтобы законы о поддержке семьи шли в ногу с развитием общества и побуждали молодые семьи заводить детей. После восстановления независимости в обществе произошло много существенных изменений. Возросла самооценка женщин, их уже не принудишь по старинке «исполнять свой женский долг».

При планировании семьи учитывается возможность карьерного роста обоих партнеров, обязанности по хозяйству делятся на равноправной основе. Планирование семьи начинается с встречи подходящих друг другу партнеров. Учитывая, что между образовательным уровнем женщин и мужчин существует заметный разрыв, это препятствует поиску подходящего партнера. Количество бездетных семей в последнее время возросло. Так что перед обществом стоит много вызовов, на которые оно должно найти ответы.

1 комментарии

Михкель Сервински выразился ясно и понятно. А чиновник Таммур и есть чиновник: общие фразы и никакой конкретики. "Так что перед обществом стоит много вызовов, на которые оно должно найти ответы." Это перед правительством стоит много вызовов, но об этом чиновнику говорить нельзя...

Добавить комментарий

Ограниченный HTML

  • You can align images (data-align="center"), but also videos, blockquotes, and so on.
  • You can caption images (data-caption="Text"), but also videos, blockquotes, and so on.
  • You can use shortcode for block builder module. You can visit admin/structure/gavias_blockbuilder and get shortcode, sample [gbb name="page_home_1"].
  • You can use shortcode for block builder module. You can visit admin/structure/gavias_blockbuilder and get shortcode, sample [gbb name="page_home_1"].