Перейти к основному содержанию

Кибербуллинг: каждый пятый школьник подвергается травле в сети

Дезире стала жертвой травли в интернете из-за своего хобби.
Фото: частный архив
От кибертравли или кибербуллинга страдают все больше школьников, и нападок меньше не становится даже с возрастом. Особенность кибертравли также заключается в том, что она может стремительно принять огромные масштабы — какое-нибудь личное видео могут просмотреть несколько десятков тысяч человек.

Криста Кийн

pealinn@tallinnlv.ee

По словам Дезире, она стала жертвой травли в интернете из-за своего хобби. «В нашей школе год назад кто-то завел в Instagram аккаунт под названием Sütevaka piht («Исповедь школы Сютевака» — прим. ред.), целью которого, наверно, были развлечения, но на самом деле меня там начали анонимно оскорблять, — вспоминает Дезире. - Поскольку я занимаюсь пением, в мой адрес было много комментариев в духе „Дезире не умеет петь“, „она настолько плоха“ и „она такая эгоцентричная“. Сначала я не приняла это близко к сердцу, подумала, что они мне просто завидуют».

Тем не менее, комментариев набралось прилично, в том числе таких: «зачем она вообще выступает» и «кто ее вообще смотрит». Аккаунт был виден всем, а число его подписчиков достигло нескольких сотен.

К счастью, Дезире начала бороться с обидчиками. «Я достаточно экстравертна и могу защитить себя, — заявила она. - Я пошла прямо к руководству школы». Директор очень серьезно отнесся к проблеме: поговорил с учениками, учителями и привлек веб-констебля.

«Нам не удалось выяснить, кто конкретно стоял за этими постами, но можно предположить, что это были ученики гимназии», — сказала девушка. В итоге аккаунт в Instagram удалили, и Дезире считает, что каждый усвоил урок.

Однако не у всех бывает все так же хорошо. 36% жертв кибертравли никому не рассказывают о пережитом.

«Каждый третий ученик подвергается традиционным издевательствам, а каждый пятый — кибертравле, и последняя демонстрирует тенденцию роста, — считает руководитель отдела контента фонда «Школа без травли» Кристийна Трейал. — К сожалению, обычные нападки начинаются в школе и распространяются на киберпространство, или наоборот».

От игры до ненависти

Дезире, недавно защитившая исследовательскую работу на тему издевательств в интернете, отметила, что травля в основном происходит в Instagram или TikTok, а также в X (Twitter). В Instagram изображениями делятся в частной переписке или в сторис, а в TikTok негативные комментарии могут просматривать все.

По словам учителя и инструктора Каттре Хейн, на самом деле кибертравлю очень легко распознать: это любая деятельность, которая причиняет кому-то вред, заставляет кого-то чувствовать себя плохо. «Хотя молодые люди могут утверждать, что они пошутили, именно баны в группах или играх или выкидывание из них становились началом серьезных случаев травли, — предупредила учительница. — Нет разницы, школьная это травля или издевательства в интернете. Агрессор также попадает в своего рода ловушку — он ведь делает это ради собственной популярности и должен зарабатывать лайки, чтобы сохранить свою позицию».

В случае кибертравли у каждого своя роль. «Киберагрессор — это тот, кто в итоге нажимает кнопку и постит, но это не значит, что он действует в одиночку, — предупредила Хейн. - Также есть кучка тех, кто молча, но с одобрением следит за происходящим, ничего не делая и тем самым подавая жертве сигнал: мы согласны с тем, что тебя травят».

К счастью, всегда есть и защитник - тот, кто сообщает об инциденте, собирает доказательства, информирует, идет к жертве и говорит, что нужно что-то предпринять.

«Довольно часто травля в узком кругу происходит в различных классных чатах, а также в чатах в игровой онлайн-среде», — рассказала Кристийна Трейал.

Другой распространенный пример, по словам Трейал, — это умышленная фотосъемка кого-нибудь с целью унизить, в школе или в другом месте, распространение фотографий в соцсетях и призывы оставлять под ними гадкие комментарии и оценки.

«В интернете гораздо больше анонимности, агрессорам кажется, что они могут дистанцироваться от жертвы, — объяснила Трейал. — Границы размываются, обычные правила общения исчезают».

Всего один оскорбительный пост, сообщение с угрозой может начать распространяться, как снежный ком. «Им делятся, его лайкают и своими комментариями придают ему еще больший размах, — описала Трейал. - Особенность кибертравли заключается в том, что она может чрезвычайно быстро приобретать безграничные масштабы. Если в случае издевательств в обычной среде, мы предполагаем, что вопрос выяснен и что больше это не повторится, то в случае кибертравли существует риск того, что через несколько лет вредоносный контент может снова где-то всплыть».

Однако анонимность и псевдонимность, которые иногда побуждают к совершению жестоких поступков, все же относительно иллюзорны.

«По сравнению с обычной травлей найти доказательства кибербуллинга относительно легко, — констатировала Трейал. - Исследования показывают, что молодые люди, подвергшиеся издевательствам в интернете, в основном знают, кто их обидчики. Часто это люди из ближайшего окружения, например, ученики той же школы».

Дети привыкли терпеть ужас

Иногда вред от кибертравли может принимать такие масштабы, что требуется медицинская помощь. «Мы из-за нашей культуры зависим друг от друга, нам нужна близость, чтобы жить и развиваться, — напомнила заведующая Центром душевного здоровья Таллиннской детской больницы Анне Клейнберг. - Поэтому плохо сказываются все формы насилия — особенно в детском возрасте. Изолирование от группы и лишение признания с ее стороны влияют еще разрушительнее.

Социальная изоляция может подорвать самооценку ребенка на всю жизнь. Последствия для здоровья также могут начаться с психосоматических, которые нельзя отнести к какому-либо конкретному заболеванию.

Кризисное поведение, по словам врача, в общих чертах делится на три части: мы либо замираем, либо начинаем угрожать, то есть становимся агрессивными, или, в качестве третьего варианта, мы превращаемся в беглецов, которые начинают избегать всех социальных ситуаций.

«Наиболее распространенными являются рост тревожности, депрессии и суицидальности, а также самоповреждение, — добавила доктор Клейнберг. - К этому добавляется употребление некоторых веществ. Последнее делается с целью унять тревогу, или же когда объединяются с другими жертвами травли, поскольку часто отчаяние сводит вместе похожих молодых людей».

Доктор Клейнберг отметила: когда семья обращается к врачу со своими проблемами, родители, как правило, не знают, что над ребенком издеваются в школе. «Они не догадываются о существовании кибертравли, — констатировала психиатр. - Они часто думают, что проблема уже решена — ведь в школе так замечательно борются с издевательствами».

По словам врача, лишение ребенка телефона проблемы не решает. «Интернет обеспечивает эмоциональную близость, дружбу и важные контакты, — пояснила Анне Клейнберг. — Общее представление мам и пап таково, что причина — телефон, давайте его заберем и все будет хорошо».

Клейнберг также встречала по работе множество детей, которые говорят: «Я уже изрядно закален, это уже не так ужасно. Я потерплю, и так жить тоже можно».

«Это показывает, что издевательства у нас исключительно нормализованы, — поражается врач. — Жертвы и те, кто не понимает, что происходит, искренне считают, что это нормально — да, над людьми издеваются».

Правило бабушки и газеты

Каттре Хейн обращает внимание на то, что если в школе имел место случай кибертравли, и после этого читают одну лекцию, это не является профилактикой. «Профилактика травли должна начинаться в школе с первого класса, когда учащимся прививают четкие социальные навыки», — подчеркнула Хейн.

По словам учителя, следующие два правила можно было бы принять за норму уже с первого класса. Первое — это так называемое правило бабушки: перед публикацией чего-либо в интернете следует спросить себя, одобрила ли бы это ваша бабушка? Всегда думайте о том, что почувствовала бы ваша бабушка, увидев ваш пост? Второе — так называемое правило газеты: все, что вы публикуете, могло бы быть таким, что можно было бы прочитать в газете. Всегда думайте о том, хотите ли вы, чтобы сказанное вами появилось в газете?

«Многие ли из нас могут взять свой телефон и подтвердить, что все содержимое гаджета соответствует этим двум правилам? — призвала задуматься Хейн. — Все родители могли бы научить своих детей этим правилам».

«Мамам и папам не нужно совершать сумасшедших поступков, им просто нужно быть уравновешенными и целеустремленными каждый день, — посоветовала психиатр Анне Клейнберг. - Родителям не нужно скрывать свои чувства: если вы злитесь, ребенок тоже должен это понять — это более нормально, нежели бессмысленная попытка продолжать улыбаться. Подлинный эмоциональный контакт — это самое уникальное, что вы можете предложить своему ребенку, и ни один специалист не заменит этого».

К сведению:

Согласно опросу EU Kids Online 2021, дети Эстонии проводят в интернете в среднем 172 минуты в день. Дети 9–11 лет сидят в сети 125 минут в день, а 15-16 лет — 3,5 часа и даже дольше. Также учитывается выполнение домашних заданий с использованием компьютера.

Справка:

  • Контакты веб-полицейских: www.politsei.ee/ru/veb-konstebli
  • Помощь детям (круглосуточно) оказывается по бесплатному номеру 116 111; в онлайн-чате на сайте www.lasteabi.ee или по электронной почте info@lasteabi.ee
  • Первоначальное кризисное консультирование (круглосуточно) предоставляется по бесплатной линии 116 006. Можно обращаться анонимно.
  • Телефон эмоциональной поддержки: 116 123, ежедневно с 14:00 до 24:00.
  • Линия жизни: 655 5688 (по-русски), ежедневно с 19:00 до 7:00.
  • Консультирование молодежи от 12 до 26 лет: https://peaasi.ee/peahea-noustamine/