Перейти к основному содержанию

Истории бездомных: "Социальный дом - дворец!"

Иллюстративное фото. CC0 Creative Commons
«В то время, когда я потреблял амфетамин, я порой ночевал в подъездах, - рассказывает Ильмар, живущий теперь новой жизнью в благоустроенной социальной квартире. – Нельзя терять надежду. Надо не опускаться, уметь постоять за себя и оставаться самим собой». В Таллинне, несмотря на коронавирусный кризис, бродячих бездомных становится все меньше. Сейчас их на фоне 450-тысячного населения города осталось не так уж много – порядка семи десятков.

Виркко Лепассалу

Ильмар, который теперь обосновался в социальном доме на бульваре Сыпрузе, бомжевал много лет. «У меня были проблемы с зависимостью, - вспоминает он самый сложный период своей жизни. – Я довольно долго – почти девять лет включал в свое «меню» метадон и амфетамин. В амфетаминовый период время от времени ночевал в подъездах. Не хотелось домой идти, да и отношения там оставляли желать много лучшего. В общем, плохи были мои дела», пишет Pealinn.

Ильмар нашел в себе силы оставить черное прошлое позади и, став намного умудреннее, сожалеет о потерянном времени. Комната с удобствами на бульваре Сыпрузе, в социальном доме, стала большой победой, достижение которой дается немногим. «Нельзя терять надежду, надо не опускаться, уметь постоять за себя и оставаться самим собой, продолжать общаться с людьми, только не с наркоманами и алкоголиками, а с теми, у которых дела уже пошли на поправку. С теми, кто может стать опорой», - считает Ильмар, который сейчас занимается шитьем и уборкой помещений, учится и читает книги.

Уличных бомжей в Таллинне осталось не очень много

Порой кажется, что бездомные у нас повсюду. Они спят на автобусных остановках. Слоняются вокруг рынков и в разного рода закоулках. Они лезут в автобусы и трамваи. Но на самом деле, их в Таллинне очень не много – чуть более 70. И это люди, с которыми очень трудно что-нибудь поделать, как ни стараться развивать социальную поддержку. «Бездомные бродяги – давно уже не самая серьезная проблема для Таллинна», - констатирует опытный, но очень уж скромный социальный работник.

Фальшивый облик бездомности

По данным Таллиннского центра социальной работы за прошлый год, в городе было чуть более 800 бомжей. А в 2012 году их насчитывалось, тоже по данным исследований, в полтора раза больше – порядка 1200, а таких, которым вообще ночевать было негде – вдвое больше, чем сейчас - порядка 150. Большая их часть, которая не стремится к обитанию на улицах и в подъездах, старается как-то бросить якорь с помощью городских социальных домов.

Эти цифры взяты из проведенного Центром социальной работы исследования проблемы бездомности, результаты которого, можно надеяться, будут изданы в апреле.

Откуда известно так точно число по-настоящему бездомных?

Как рассказывает руководитель Центра социальной работы Керсти Пылдемаа, для сбора данных в рамках исследования, результаты которого будут опубликованы весной, данные собирались в самых заповедных закоулках, где тусуются бомжи: «Я называю это десантами. А причина, по которой это небольшое «сообщество» - чуть более, чем в 70 голов - такое внимание привлекает в картине города, кроется в его сверхподвижности. Они все время слоняются по разным местам, при этом очень часто перемещаются в трамваях и автобусах».

За день их успевает увидеть много людей, это и создает впечатление, что их много

За день бомжей видят сотни людей, что и создает впечатление, будто их много. Поэтому именно слоняющиеся по улицам бездомные формируют наше представление обо всех бомжах. Но это искаженная картина. Проще говоря, мы видим тех, кто сдался или живет в своем особом мирке, а остальные изо дня в день ведут отчаянную борьбу во имя того элементарного, что называется домашним очагом, где они сами себе хозяева. Борьба за то, что нам, обывателям, кажется само собой разумеющимся!

И Муниципальная полиция, и государственная уже давно зафиксировали места сбора бомжей. Стоит отметить, что уже в 2012 году, согласно исследованию, все бомжи столицы хоть раз да воспользовались какой-то помощью со стороны города. Бродяг социальные работники и полиция считают, как правило, случаями безнадежными. Они обычно или зависимые, или приверженцы такого стиля жизни, причем, как правило, с криминальными – в большей или меньшей степени – привычками. Некоторые социальные работники склонны именовать их «вольными душами».

«Большинство обитателей ночлежек действительно отказывается от следующего уровня – социальных домов, - говорит Имби Ээсметс, заведующая расположенным на улице Алази Таллиннским центром призрения, предоставляющим ночлег бомжам. – Другая возможность – что они там должны отказаться от своих хронических привычек – зависимостей, уголовного образа жизни, преодолеть психические расстройства, разрешить проблему материальной основы существования, а на это сил не хватает».  

Зима – результативный социальный работник

Сейчас в Таллинне ночлежки располагают 85 койками. Самая большая из них – на 60 коек на улице Алази. Ээсметс считает, что мест в ночлежных домах достаточно. Нынешней зимой, например, в их доме более 48 человек разом не ночевали.  Кстати, в морозы ночлежки открыты и днем.

Самым действенным социальным работником оказался лютый мороз

Если учесть, что полсотни уличных бродяг могут разом находиться в одной ночлежке, при этом и меньших размеров ночлежный дом на улице Мерелахе тоже не пустует, то в холодном феврале на улицах Таллинна отмечается спад бродяжничества. То есть, самым эффективным социальным работником оказывается лютый мороз. Теперь доказано, что в городе нет ни одного человека, который при желании не имел бы возможности провести ночь в теплой комнате и теплой постели. Другое дело, что не все бомжи хотят, чтобы им таким образом помогали.

Но стоит только немного потеплеть, как все возвращаются на стезю бродяжничества и создания притонов в закоулках.

В домах социального размещения Таллиннского центра социальной работы более-менее временное пристанище находят около 600 человек, попавших под жернова жизненных обстоятельств. Речь идет о следующей, по сравнению с ночлежкой, ступени на восходящей лестнице.

Если человек лишился крова, то ему не стоит сразу начинать стучаться в дверь социального дома. Начинать надо с районного отдела социального обеспечения, где оценят, какого рода помощь нужна и куда следует отправиться.

Ступенька лестницы, ведущей вверх

«Наша цель – помочь людям вернуться к нормальной жизни, – говорит Керсти Пылдемаа. – На Таллинн приходится десяток домов такого рода. В каждом из них работает своя команда, составляются планы с учетом пожеланий и особенностей людей. Идеальна в нашем представлении картина, когда человек через какое-то время начинает справляться со своими жизненными проблемами сам – арендует на свободном рынке себе жилье или переезжает дальше – на муниципальную жилплощадь».

В капкане зависимостей, чаще всего, алкогольной, терзаются более половины клиентов

В капкане зависимостей, чаще всего, алкогольной, терзаются более половины клиентов – так официально называются нуждающиеся в помощи. Строгий порядок в домах социального размещения вынуждает их ходить по струнке. И если порой на бутылку пива, выпитого дедом-пенсионером, закрывают глаза, то пьянству в больших масштабах дается бой.

Высокообразованных, когда-то относившихся к успешному слою среднего класса бомжей представляет в социальном доме на улице Туулемаа отец-одиночка Виктор (имя изменено), которому 56 лет. Он - бывший руководитель коммерческого предприятия, оказывавшего транспортные и курьерские услуги, утратил свое жилье, когда запила супруга. Развод и выяснение отношений во всевозможных инстанциях стали тяжким испытанием на многие годы. Купленная в 2008 году на пике стоимости недвижимости квартира была по настоянию банка продана за гроши.

Руководитель социального дома Хелве Нымм хвалит Виктора как человека добросовестного и хорошего отца. На вид он – человек здоровый, однако у него кардиостимулятор. Работает он сейчас таксистом.  На вопрос, не тревожится ли он из-за состояния своего здоровья с учетом стимулятора отвечает, что стимулятор да, нужно было бы перепроверить. Но ему сейчас не до того – на первом плане потребности ребенка.

Назло всем невзгодам его 11-летний сын стал отличным юным дзюдоистом, принимающим участие в соревнованиях за рубежом.

«У меня здесь отремонтированная комната, очень гуманные условия, правда, комната маленькая, а сын подрастает, да и в психологическом плане пребывание здесь станет вскоре затруднительным», - говорит Виктор, надеясь, что очередь на муниципальное жилье начнет продвигаться быстрее. Именно в тот день, когда мы посетили этот дом на улице Туулемаа, у его сына был день рождения. Мы даже не стали спрашивать, что он хочет получить в подарок. Это было и так ясно. 

Коронавирус привел Александра из Флориды на Туулемаа

«В связи с коронавирусом жизнь во Флориде, в Америке, стала невыносимой, так я оказался здесь», - рассказывает пенсионер Александр, который делит комнату в доме социального размещения на Туулемаа еще с двумя соседями. На исторической родине ему вообще некуда было деться. Его сосед по комнате – Лембит тоже жертва случая, только не такого: его квартиры лишил оказавшийся мошенником друг детства.

Александр – мужчина старшего среднего возраста с острым холодным взглядом. Его история и любопытна, и поучительна в том смысле, что ярко показывает, как быстро под влиянием обстоятельств жизнь может повернуться с ног на голову. До предыдущего кризиса, т.е. примерно 13 лет назад, он был довольно успешным предпринимателем-кровельщиком. Когда строительный рынок получил оглушающий удар, он перебрался к брату во Флориду. Тамошним климатом он наслаждался вполне легально – имея вид на жительство и разрешение на работу, да и работа была. Все, казалось, обстояло прекрасно, но брат умер и последовал новый кризис. Летом Флорида оказалась по степени зараженности коронавирусом на четвертом месте в мире. Жить там стало невозможно, констатирует Александр.

Потерявший почву под ногами уже немолодой мужчина стал бы легкой добычей для вируса, да и работы не стало. Пришлось возвращаться в Эстонию. Но вот кров не удавалось найти никак. Пришлось прибегнуть к помощи социальных работников.

«Меня племянница прописала на улице Нийне, - рассказывает Александр. Пока он не стал жителем Таллинна, он не мог рассчитывать на пособие от города. Но он не хотел был нахлебником у родственницы, у которой своих забот хватало. – Пенсия маленькая – 400 евро. Посмотрю, как дальше пойдет».

«А у меня была двухкомнатная квартира в Мустамяэ, но друг детства оказался мошенником и выманил ее у меня, - рассказывает его сосед по комнате Лембит. Седовласый мужчина поясняет, что квартира пошла в залог под кредит банку. Лембит подал на своего друга детства в суд, и деньги с того были взысканы. Только вот друг этот умер, а его наследства не хватило на покрытие долга.

«Ни один бездомный не должен ночевать, не имея крыши над головой»

- считает вице-мэр Бетина Бешкина. Тем более, что в ночлежках для бомжей мест хватает. Когда мороз зашкаливает за 15 градусов, ночлежные дома открыты и днем.

Бешкина констатирует, что мест хватает и на Алази, и на Мерелахе. Число людей, нуждающихся в крове на ночь, стабильно. В то же время надо учитывать, что с нарастанием холодов это число может увеличиваться: «Но даже, если помещения для ночлега будет заполнены до предела, никого на улице ночевать не оставят. В холода мы держим ночлежные дома открытыми и в дневное время. И так будет, пока не потеплеет. В условиях коронавирусного кризиса помещения в этих дома чаще дезинфицируются, работники используют средства индивидуальной защиты, прибывающим раздаются бесплатно маски».

• Ночлежки для бездомных открыты на улице Мерелахе, 4 (26 мест) и Алази, 8 (60 мест). Помимо ночлега в тепле и на чистых простынях, посетители имеют возможность здесь вымыться. При необходимости им дадут, правда, поношенную одежду и элементарные лекарства.

• В Таллинне действует и приют неотложной социальной помощи. Он предназначен для людей, которые нуждаются не только в размещении, но и в уходе и опеке. Туда не имеющих медицинской страховки людей направляют врач, в том числе семейный, или лечебное учреждение. Комнаты там одноместные, двухместные, трехместные и четырехместные. Многие из них предусмотрены для людей с расстройствами опорно-двигательного аппарата.

• Лишившиеся крова люди могут найти его в домах социального размещения на улицах Туулемаа, Академия и др., где они смогут одновременно получить консультацию по части поисков работы и способов выкарабкаться из сложившейся ситуации и вернуться к нормальной жизни. Но, прежде всего, нужно выйти на контакт с социальным работником своей районной управы.

• Если человек чувствует себя в достаточной степени уверенно и у него есть достаточный доход, он может из дома социального размещения сделать следующий шаг к самостоятельной жизни. Таллинский департамент социальных дел и здравоохранения выплачивает в качестве пособия месячную квартплату и сумму залога – но суммарно не более 600 евро. Эта сумма после заключения договора найма жилья перечисляется на счет арендодателя в течение десяти дней.

• Попавшие в беду люди, сумевшие встать на ноги и желающие перебраться из социальной комнаты в собственное жилье, могут получить консультацию при выборе арендного жилья и заключении договора.

• Таллинский центр социальной работы предлагает, кроме того, долговые консультации и экономические консультации.

• Нуждающиеся в помощи могут провести время в дневном центре (на улице Суур-Сыямяэ, 6а), где можно получить социальную консультацию, помощь одеждой и питанием, а также помыться. Есть там также возможность воспользоваться интернетом и почитать газету.

• В Таллинне работают две суповые кухни: на улице Паэ, 19 и на улице Эха, 8.

Добавить комментарий

Ограниченный HTML

  • You can align images (data-align="center"), but also videos, blockquotes, and so on.
  • You can caption images (data-caption="Text"), but also videos, blockquotes, and so on.
  • You can use shortcode for block builder module. You can visit admin/structure/gavias_blockbuilder and get shortcode, sample [gbb name="page_home_1"].
  • You can use shortcode for block builder module. You can visit admin/structure/gavias_blockbuilder and get shortcode, sample [gbb name="page_home_1"].