Перейти к основному содержанию

Ирис Петтай: может ли народ решать, кто возглавит государство

Ирис Петтай.
Фото: Личный архив
Выборы президента Эстонской Республики состоятся в августе. Своим мнением, насколько это отражается на сегодняшнем положении государства, поделилась руководитель Эстонского института открытого общества социолог Ирис Петтай.

Борис Тух

— Единственный раз – и то в порядке исключения – выборы президента были прямыми: в 1992 году. Участвовали 4 кандидата: Арнольд Рюйтель, Леннарт Мери, Рейн Таагепера и Лагле Парек. 50%+1 голос никто не набрал, выборы перешли в Рийгикогу, и Леннарт Мери победил. Возникает вопрос: общий фон политической грамотности граждан с тех пор повысился или нет? Если да, то почему в выборах президента участвуют 101 человек или в лучшем случае 400 с небольшим? А остальные отстранены. Значит ли это, что граждане Эстонской Республики недостаточно умны, чтобы решать вопрос, кто займет первый пост в государстве?

— Прямые выборы 1992 года уже тогда дали понять, что народ Эстонии достаточно компетентен, чтобы выбирать себе президента. Получившие наибольшее число голосов Леннарт Мери и Арнольд Рюйтель показали себя безусловно подходящими на пост президента государственными деятелями, стоящими выше сиюминутных политических соображений.

Мудрость и прозорливость народа подтвердили и тот факт, что оба они раньше или позже избирались на пост президента. Символично и то, что Леннарт Мери и Арнольд Рюйтель, бесспорно, одни из крупнейших государственных мужей за всю историю Эстонской Республики, поддерживали идею прямых президентских выборов.

Дискуссия о том, как выбирать президента, прямо или косвенно, ведется с самого начала эстонской независимости. Выражалось мнение, что прямые выборы президента обоснованы там, где президенту принадлежит реальная исполнительная власть, т.е. в президентских республиках. Эстония – парламентская республика, и косвенные выборы (в Рийгикогу или в собрании выборщиков) – вполне демократический процесс.

Так решено было Конституционной Ассамблеей, исходя из того, что Основной закон республики не предусматривает активной роли президента и что прямые выборы не согласуются с моделью парламентской республики, так как могут предоставить президенту возможность расширить свои полномочия за счет других органов государственной власти. В государстве, где президент выполняет в первую очередь представительские функции, прямые выборы могут вызвать напряженность при установлении степеней компетентности Рийгикогу, президента и правительства.

Просто и дешево

— Есть и другие аргументы? 

Преимуществом косвенных президентских выборов считается их относительная простота по сравнению с прямыми выборами, в которых непосредственно участвует народ. А также дешевизна. Последние выборы в Рийгикогу обошлись казне в 1,76 млн евро. Вероятно, президентские выборы стоили бы не меньше: пришлось бы открыть множество избирательных участков, платить за аренду помещений, нанимать людей на работу и платить им жалование.

Выборы президента составом Рийгикогу не налагают вообще никакой дополнительной нагрузки на бюджет, а если дело доходит до коллегии выборщиков, то и здесь расходы невелики. Да и для самих кандидатов избирательная кампания при прямых выборах была бы несравненно более утомительной.

За дымовой завесой риторики

— Этим все объясняется?

— Нет. По оценке политолога Рейна Тоомла, формирование институции президентства в начальный период становления государства было непосредственно связано с политической борьбой за власть. И применявшаяся тогда юридическая или идеологическая риторика зачастую скрывала реальные цели игроков на политическом поле. Одной из причин, ради которой отвергались прямые выборы, был страх, что в 1992 году народ изберет Арнольда Рюйтеля. А позже – что таким образом президентом может стать Эдгар Сависаар.

Предоставление гражданам Эстонии права непосредственно избирать президента сблизило бы государство и народ. Избранный всенародно президент действительно представлял бы всех жителей Эстонии, а не только выдвинувшие его партии. Действующая система не позволяет жителям Эстонии высказывать свое мнение о кандидатах и вмешиваться в процесс выборов. Прямые выборы дали бы народу ясное и конкретное право решать, кто возглавит государство.

 А как в Европе

— Сравним нашу ситуацию с другими демократическими государствами. Всюду, где президентская республика, главу государства выбирает народ. В том числе в США и Франции. В парламентских республиках – по-разному. Но там роль президента по сравнению с ролью парламента и правительства второстепенна. А у нас как?

— Роль президента у нас не так велика, чтобы сравнивать с полномочиями президентов США, Франции или России. Но если брать все государства Евросоюза, там мы увидим разные варианты. Среди государств ЕС есть конституционные монархии, есть президентские республики, но большинство – 16 государств – парламентские республики.

В девяти из них (Австрии, Болгарии, Ирландии, Литве, Польше, Словакии, Словении, Чехии и Финляндии) президента выбирает народ. Естественно, что прямые общенародные выборы президента проводятся в Кипре, Португалии, Франции и Румынии, где полномочия и право выносить решения у президента велики. То есть 20 республик, входящих в ЕС, выбирают президента прямым всенародным голосованием: абсолютное большинство!

Прямые выборы обеспечили бы президенту Эстонии большую свободу и независимость в его деятельности. Он бы смелее использовал свои конституционные полномочия и не боялся бы выносить решения или делать заявления, которые не понравились бы правительству или парламенту. Эстонии нужен президент, который действительно уравновешивал все нарастающую роль партий и правительства в управлении государством.

Процесс становится вялотекущим

— Ваши впечатления от того, как выдвигаются кандидатуры для участия в выборах? Насколько этот механизм соответствует реальному положению дел? Становится ли выбор более узким и учитывается ли мнение граждан? Как вы прокомментируете тот факт, что Юри Ратас, который при прямых выборах имел бы хорошие шансы, отказался выдвигать свою кандидатуру?

— К сожалению, выборы президента становятся вялым и малоинтересным процессом. Что-то незаметно, чтобы вероятные кандидаты в президенты ездили по Эстонии и встречались с народом, чтобы донести до него свои убеждения и намерения. В августе уже состоятся выборы, а дебаты кандидатов еще не начинались.

Известно только, что действующий президент Керсти Кальюлайд хочет вновь баллотироваться, EKRE официально выдвинула Хенна Пыллуааса, в принципе согласен баллотироваться президент Академии наук Тармо Соомере. Юри Ратас отказался выдвинуть свою кандидатуру, так как не был уверен в достаточной поддержке в Рийгикогу. Я согласна с вами, что при прямых выборах он имел бы хорошие шансы.

Но создавшееся положение вовсе не означает, что пост президента не имеет достаточного веса в эстонской политике. Глава государства должен вселять в народ определенное чувство уверенности и стабильности: правительства и премьер-министры меняются, а президент остается, воплощая собой преемственность и незыблемость государства.

Скорее, нынешние президентские выборы стали своего рода зеркальным отражением политической и общественной ситуации в государстве. Ключевые слова здесь - осмотрительность политиков и стабильность. Но их можно рассматривать и как свидетельство зрелости, и как признаки стагнации.

— Выдвижения кандидатов делаются с заботой о государстве, или это просто торг между политическими партиями? Последние выборы президента как-то не способствовали авторитету этого процесса. Президента не избрали, а внезапно достали, как фокусник достает кролика из шляпы. Неужели такое может повториться?

— Если политики считают важнейшим качеством политическую компетентность, то новых кандидатов будут искать среди политиков. Однако президент вовсе не обязан быть профессиональным политиком. Глава государства должен стоять выше сиюминутных партийных интересов и иметь широкий и объективный взгляд на нужды и чаяния народа и общества.

Народу понравилось бы, если бы будущим главой эстонского государства оказался уважаемый дипломат, писатель, академик, ректор университета или какой-нибудь еще достойный человек. К сожалению, до тех пор, пока президента выбирает парламент или, в особых случаях, коллегия выборщиков, маловероятно, чтобы главой государства стал не принадлежащий к одной из партий, но авторитетный в народе лидер общественного мнения. Кандидатов ищут прежде всего в рядах партий и исходя из партийных предпочтений.

— Если брать шире, то сейчас ни один политический лидер демократических или квазидемократических государств не находится на достаточной высоте, чтобы компетентно отвечать на вызовы времени. Есть ли в этом какая-то причина и закономерность?

— Ирландский политолог Питер Мэйр сказал, что в современных демократиях партии уже находятся не у власти, а при власти. Насколько партии способны влиять на процессы, происходящие в современном мире? Их возможности куда уже, чем 30-40 лет назад, когда экономика еще не была столь глобальной.

11 комментарии

Почему-то в других странах народ выбирает президента, а наши "суги народа", считают этот народ не могущим выбирать президентов. Конечно, лучше назначить какого либо "пингвина", или "говорящую голову". извините, такие имена последним президентам дал народ. Можно будет крутить таким президентом. Ну чтож, если сами назначаете, то не сетуйте на то, что народ смеётся в открытую над ними и даёт им подходящие им имена.

Добавить комментарий

Ограниченный HTML

  • You can align images (data-align="center"), but also videos, blockquotes, and so on.
  • You can caption images (data-caption="Text"), but also videos, blockquotes, and so on.
  • You can use shortcode for block builder module. You can visit admin/structure/gavias_blockbuilder and get shortcode, sample [gbb name="page_home_1"].
  • You can use shortcode for block builder module. You can visit admin/structure/gavias_blockbuilder and get shortcode, sample [gbb name="page_home_1"].