Перейти к основному содержанию

Эксперт: Эстонию превратили в золотое дно для нефтяных танкеров

Танкер. Иллюстративный снимок
MIHKEL MARIPUU/POSTIMEES/Scanpix
«В феврале 2014 года произошло загрязнение мазутом пляжа Мурасте, в том числе и в заповедной зоне. Погибло много птиц», - рассказывает житель Какумяэ Аллан Лахи. Он относится к противникам перекачивания нефтяных продуктов из танкера в танкер, поскольку стал свидетелем того, какой ущерб природе может нанести нефть, попавшая в море. По мнению специалистов по судоходству, здесь мы имеем дело с вредным с любой точки зрения бизнесом.

Виркко Лепассалу

В ходе проведения грузовой операции на море (ship-to-ship) в море попадает большое количество нефтяных продуктов, опасных химикалий, жидкого природного газа. 

За всем этим, разумеется, стоят бизнес и оптимизация расходов. В море не нужно оплачивать портовые расходы, к тому же экономится время. Бывает, что нефтяной груз прямо в море частично или полностью меняет владельца, и его закачивают в меньший по размерам танкер. Свою роль играет и соседство порта в Усть-Луге Ленинградской области. Там не принимаются непрочные и в целом представляющие опасность для окружающей среды танкеры.  Поэтому они предпочитают проводить грузовые операции в море, пишет Pealinn.

Бизнес продолжается уже десятки лет?

Первое постановление правительства, касающееся проведения грузовых операций на море датируется 3 марта 2011 года, когда у власти находилось второе правительство под руководством Андруса Ансипа. В нем, правда, говорилось необходимости заправки судов соответствующим топливом. Но уже тогда разрешалось переливать его с одного судна на другое прямо в море. 

Новое, уточненное постановление, в котором конкретно вводится понятие грузовой операции в море, вступило в силу в июне 2020 года, и изменения в него были внесены уже в январе этого года. Сейчас мы находимся в стадии ожидания четвертой версии постановлении, исходя из которой эти операции вообще могут быть запрещены. Перекачивание нефтепродуктов с одного судно на другое в качестве груза происходило на море многие годы. А дискуссия по этому вопросу началась только в январе этого года.   

Еще одним дополнением этой тематики стал юридический анализ Эстонской ассоциации логистики и транзита и Союза портов. Исходя из него погрузка судов является портовой услугой. Ее можно оказывать только в порту в соответствии с существующим законодательством.

То есть это означает, что на протяжении десятилетий различные правительства вели незаконную деятельность в морской зоне? И несколько постановлений правительства, напрямую или в скрытом виде разрешающие осуществлять грузовые операции в море, противоречили закону? Ясно только одно: там, где крутятся большие деньги, царит большая неразбериха и достаточно мутной водички, в которой можно рыбку половить. Странно при этом, что эти операции не привлекали до сих пор внимания общественности.

Среди прочего они были возможны и потому, что более чем за 20 лет правительства так и не сумели создать масляный фонд, хотя говорилось об этом много. Причиной стали политические разногласия и противостояние предпринимателей. Фонд должен был облагать сбором возможные загрязнители, т.е. транзитные компании. Это, в свою очередь, привлекло бы внимание к нефтепродуктам и иностранным танкерам, перекачивающим их с одного судна другое. А сколько денег можно было бы собрать в качестве экологического сбора! У нас же до сих пор не ведется сбор налогов на сохранение морской среды.

Рассматриваемый в качестве одного из решений проблемы вариант перенесения места погрузочных работ из района Пакри в место неподалеку от Суурупи вызвал бурную негативную реакцию жителей Какумяэ и других прибрежных регионов. В случае утечки топлива пострадали бы ландшафтный парк остров Найссаар, заповедники в Раннамыйза и  Суурупи. Сейчас рассматривается и вопрос запрета на проведение грузовых операций в территориальных водах Эстонии, предложенный министерством окружающей среды.

Загрязнение нанесло бы ущерб всей прибрежной полосе

Таллиннская городская управа относится также к тем структурам, которые выступают за запрещение погрузки в местах, расположенных неподалеку от городских пляжей. «У нас вызывает большую озабоченность вопрос осуществления погрузок в море и неподалеку от побережья, прежде всего с точки зрения безопасности окружающей среды, заявил на прошлой неделе мэр столицы Михаил Кылварт. – Погрузка топлива с одного судна на другое во внутренних водах Эстонии, в том числе и на полуострове Какумяэ и рядом с островом Найссаар представляется ничем не обоснованной. Загрязнение может нанести невосполнимый ущерб всей прибрежной полосе города».

По инициативе Аллана Лахи и других жителей Какумяэ начат сбор подписей по запрету проведения грузовых операций в море с судна на судно. «В феврале 2014 года произошло загрязнение мазутом пляжа Мурасте, в том числе и в заповедной зоне. Погибло много птиц», - приводит Лахи пример.

Сбор подписей был начат 12 апреля, а уже к обеду 14 апреля было собрано 1000 подписей, документ был передан в Рийгикогу.

АО Tallinna Sadam уже давно озабоченно наблюдает за погрузочными операциями, проводящимися в море. Если при перекачивании жидкого груза случится несчастье, торговое движение в порту может закончиться. Да и плавание парусников будет запрещено. Союз портов также всячески порицает погрузку в море. И дело не только в конкуренции. 

В порту жидкий груз движется по трубам терминала. Кроме того, в портах существуют различные оценки состояния опасности загрязнения, программы действий и средства по борьбе с загрязнением. Естественно на это тратятся крупные суммы. Но ведь портовые сборы и взимаются для защиты окружающей среды.     

По словам Аллана Лахи, с 1 мая Российская Федерация вводит запрет на погрузочные операции опасных веществ в море. Это означает количество, что их в эстонских водах может возрасти. Ограничения вводят и другие страны.

Экономическая сторона грузовых операций с судна на судно

«Вопрос в том, нужно ли вообще такие операции проводить. Единственные, кто здесь зарабатывает – это прежде всего судовые фирмы третьих стран. Эстонская экономика с таких операций не выигрывает, может быть, какие-нибудь мелкие фирмы. Влияние на экономику нулевое, а риск загрязнения окружающей среды очень высокий», - говорит Аллан Лахи. 

Если государство разрешит осуществлять погрузку жидких материалов в открытом море, то потеряет сборы за использование приграничных вод и портовые сборы. Нефтяные терминалы, в свою очередь, - сборы за использование терминала. Насколько крупные суммы будут ежегодно улетать в трубу, трудно даже представить.

Лидер товарищества «Какумяэ» Тыну Пейт подводит простой итог с точки зрения местных жителей: «Естественно, такая деятельность связана с большими рисками, и мы даже не предполагали, что она существует. Понятно, что у местных  жителей она вызывает теперь растерянность и оправданные страхи».

Конечно, речь в данном случае идет не о пиратстве. Каждое государство само решает, разрешает ли оно перекачку жидких грузов с судна судно, и как оно это регулирует.

В Эстонии за основу регулирования, как уже говорилось, принято постановление правительства, а разрешение дает Департамент полиции и погранохраны. Департамент окружающей среды проводит согласование. Каких-то заметных несчастных случаев, связанных с перекачиванием топлива с одного судна на другое, в эстонских пограничных водах пока не происходило. Известны два небольших инцидента. При этом не надо путать перекачивание топлива с судна на судно в качестве груза с бункеровкой, т.е. заправкой судна топливом и маслами. Хотя ходят слухи о том, некоторые суда, прикрываясь бункеровкой, осуществляют на самом деле грузовые операции, поскольку бункеровка  недостаточно отрегулирована.

Инспекторы окружающей среды проверку судов на выполнение требований погрузки судов в море проводят наугад. К погрузке с судна на судно предъявляются очень строгие требования: начиная с погоды, которая должна быть спокойной и заканчивая требованиям к различным креплениям шлангам, крыльям, насосам, клапанам, которые проходят техническую проверку и сертификацию. Назначается лицо, несущее ответственность за погрузку. На судне должно быть снаряжение по очистке загрязнения и т.д.

Все государства Балтийского моря выступают против грузовых операций с судна на судно, но единое решение они так до сих и не приняли. По словам научного сотрудника института морских систем ТТУ Кай Кюннис-Берес, если случится авария и в море попадет большое количество нефтепродуктов, у нас пострадает все побережье. А в нашем климате природное самоочищение длится очень долго.

Разрешение на перекачку жидких грузов получить легко

В мире несчастных случаев, связанных с перегрузкой жидких грузов с судна на судно, происходит не так уж и много. Но с точки зрения морской безопасности она признана деятельностью, связанной с рисками. Широкую известность получила крупная катастрофа, произошедшая в 2019 году у берегов Бразилии, когда судно под греческим флагом загрязнило нефтью из Венесуэлы 2100 км морского побережья.

По словам защитника природы, бывшего заместителя директора департамента водных путей Арво Вескиметса, надо брать пример с Финляндии, где введены такие жесткие меры по проведению грузовых операций в море, что осуществлять их становится невыгодно.  

«Я видел в Голландии рекламу, призывающую проводить погрузку в водах Эстонии, где не нужно платить портовых сборов. Здесь в водах около островов Пакри, да и по всей Эстонии, судовые фирмы открыли прямо-таки золотое дно. Ведь если что-нибудь случится, фирма не должна будет Эстонии ничего. И разрешения у нас можно получить легко. В прошлом году государство получило с этого около 4000 евро косвенных налогов».

При этом в танкере может уместиться, к примеру, до 40 поездов с нефтью. Благодаря Вескиметсу и было начато обсуждение темы грузовых операций в море в обществе, политических кругах и государственных ведомствах.

Будучи специалистом, Вескиметс начал исследовать в интернете карту передвижения судов. Его поразило, сколько судов постоянно скапливается в районе острова Пакри. Сделав на этом основании запросы, он получил от Департамента окружающей среды успокоительный ответ с заверениями, что все в порядке. С первого взгляда так, может быть, и представляется, но ситуация нуждается в более подробном юридическом анализе. Возможно, что положение о грузовых  операциях с судна на судно противоречит закону о государственной границе.

Разговоры о создании масляного фонда остались лишь разговорами

До сих пор в Эстонии так и не создан масляный фонд. Если бы он существовал, то грузовые операции с судна на судно уже раньше попали бы в орбиту интересов государственных ведомств, поскольку суда, занимающиеся деятельностью, содержащей  риски, вынуждены были бы выплачивать в фонд определенные сборы. По сути же фонд пал жертвой лоббизма фирм, обязанных их выплачивать. 

Разговоры о создании фонда начались еще тогда, когда министром окружающей среды был Виллу Рейльян, и в Эстонии действовала партия под названием Народный союз. До т.н. «бронзовой ночи», произошедшей в 2007 году транзитный сектор активно занимался формированием эстонской политики в своих интересах. К примеру, многие влиятельные предприятия сотрудничали среди прочего с Партией реформ, которая входила в число противников создания масляного фонда.

Проект документа о формировании фонда, представленный Народным союзом, исходил из принципа, что те, кто загрязняют окружающую среду, обязаны за это платить.  В фонде аккумулировались бы экологические сборы, и содержать его должны были транзитные компании, деятельность которых связана с рисками загрязнения окружающей среды. В 2008 году проект документа был заблокирован со ссылкой на то, что он не соответствует конституционным требованиям. 

Судовой агент: Перенесем погрузку топлива в открытое море

По мнению члена правления судового агента Navest Agency OÜ Рауля Тааля, грузовые операции с судна на судно нужно не запрещать, а перенести их из прибрежных районов в открытое море.

«Возможность загрязнения очень невелика и может произойти лишь в случае неисправности шлангов. Шланги сертифицированы и проверяются до начала погрузки, их специально транспортируют на время операции на место. За проведением погрузки ведется наблюдение, и в случае возникновения опасности выкачивание немедленно прекращается, а клапаны закрываются. Риск загрязнения сводится к объемам топлива, остающегося в шланге. Степень опасности сопоставима с той, которая существует при бункеровке, которая осуществляется на таллиннском рейде уже 30 лет».

Погрузка с судна на судно, по уверениям Тааля, - это продукт логистики, а не продажа нефти. Здесь не идет речь о какой-то прибыли, а всего лишь об экономии мусорных сборов и времени. Поэтому она нигде особо не облагается налогами.

По отношению к танкерам, по словам Тааля, действуют очень строгие международные требования. Суда, участвующие в погрузочных операциях должны получать груз в порту и доставлять его в порт, т.е. в любом случае швартовка в порту неизбежна.

Мэр Таллинна: Загрязнение нанесло бы непоправимый ущерб всей прибрежной полосе города

Таллиннская городская управа выступила с предложением министру окружающей среды остановить и запретить погрузку в территориальных и внутренних водах Эстонии с судна на судно. Это необходимо сделать, учитывая риски такой погрузки для окружающей среды, правовую неопределенность, нанесение экономического ущерба государству.  

«У нас вызывает большую озабоченность вопрос осуществления погрузок в море и неподалеку от побережья, прежде всего с точки зрения безопасности окружающей среды. Поскольку суда, перевозящие жидкое топливо, представляют опасность, в портах и терминалах установлены строгие требования. В том числе предусмотрена и быстрая локализация загрязнения, возникшего в результате аварии. В море, в прибрежной полосе загрязнение невозможно быстро локализовать и уничтожить», - сказал Михаил Кылварт.

«Погрузка топлива с одного судна на другое во внутренних водах Эстонии, в том числе и на полуострове Какумяэ и рядом с островом Найссаар представляется ничем не обоснованной. Загрязнение может нанести невосполнимый ущерб всей прибрежной полосе города.  Непоправимый вред может быть нанесен не только пляжам, обозначенным голубым флагом, но птицам, животным, а также морской среде в целом. Не стоит забывать, что на Пальяссааре находится птичий заказник европейского значения, где живет 82 охраняемых вида птиц».

Министерство окружающей среды: принять решение можно было с учетом четырех вариантов

Сотрудники Министерства окружающей среды представили правительству четыре варианта решения вопроса погрузки с судна на судно.

  • Сократить количество якорных зон с 19 до одной.
  • Взвесить вопрос изменения якорной зоны, подходящей для действий, связанных с перегрузкой с судна на судно: вместо близкого к таллиннским пляжам G-пространства, куда первоначально планировалось перевести перегрузку с судна на судно из окрестностей Пакри, взвесить возможность использования другой якорной зоны. 
  • Давать разрешение на погрузку в якорных зонах только в исключительных случаях, когда ее невозможно осуществить в порту.
  • Полностью запретить погрузку с судна на судно в  водах Эстонии.
5 комментарии

Один из позывов что-плевать хотели на нас и нашу среду. Но,вместо того чтобы усилить контроль за этим,правительство живёт своей жизнью и главное оборона! На это правительству денег не жалко.

Добавить комментарий

Ограниченный HTML

  • You can align images (data-align="center"), but also videos, blockquotes, and so on.
  • You can caption images (data-caption="Text"), but also videos, blockquotes, and so on.
  • You can use shortcode for block builder module. You can visit admin/structure/gavias_blockbuilder and get shortcode, sample [gbb name="page_home_1"].
  • You can use shortcode for block builder module. You can visit admin/structure/gavias_blockbuilder and get shortcode, sample [gbb name="page_home_1"].