Перейти к основному содержанию

Два кризиса, две стратегии: одни отбирают, другие дают

Карикатура: Eva Sarma
Столкнувшись с тяжелейшим экономическим кризисом, правительство Эстонии предпринимает все возможное для спасения экономики и граждан. При этом каждый шаг подвергается критике со стороны тех, кто в кризис 2008–2010 годов поверг Эстонию в экономическую яму.

Наталья Ауг

 

natalja.aug@tallinnlv.ee

 

Мир из-за коронавируса оказался в таком глубоком экономическом кризисе, что на его фоне рецессия 2008–2010 годов просто меркнет. В крупнейшей в мире экономике США десятилетний подъем резко упал, а Евросоюз за все время своего существования с таким кризисом и вовсе не сталкивался.

 

И если в первые дни казалось, что как только вирус отступит, экономика сможет начать достаточно быстро восстанавливаться, то вскоре эксперты МВФ признали, что самые пессимистические прогнозы начала весны были слишком жизнерадостны. Даже если летом карантинные меры будут сняты окончательно, а экономика резко пойдет вверх, в мире еще продолжительное время долгов будет больше, чем денег.

 

Бизнес разоряется, люди теряют работу, а это значит, что и налоговые поступления в бюджеты разных стран в ближайшие годы будут скромными. Особенность нынешней ситуации не только в том, что рушатся целые отрасли экономики, но и в том, что люди вынуждены сидеть по домам — оставаться без доходов, когда расходы никто не отменил.

 

Опыт крокодилов

 

Что обычно могут сделать правительства во время экономических кризисов? Урезать государственные расходы и повышать налоги или же воспользоваться резервами и прибегнуть к займу. В марте такой выбор встал и перед Эстонией. Надо отдать должное властям, которые не стали прятать голову в песок, а сразу признали, что наступают непростые времена, и приступили к поиску путей спасения экономики и минимизации потерь. В Эстонии уже есть опыт переживания экономического кризиса 2008–2010 годов, и существовала вероятность пойти по уже проторенному пути.

 

Десять лет назад правительство реформистов, соцдемов и IRL выбрало путь урезания бюджета и повышения налогов, в то время как многие страны ЕС старались накачать свои экономики деньгами. В итоге падение экономики оказалось самым глубоким в ЕС (хуже ситуация была только в Латвии), а уровень безработицы побил все рекорды. Тогда ситуацию ухудшило еще и то, что несмотря на все признаки краха и нарастающие проблемы, стоящие у власти теряли время в надежде, что ситуация решится как-нибудь без их участия.

 

И лишь когда оказалось, что госказна практически пуста, была созвана так называемая «комиссия крокодилов», которая в рекордные сроки затянула экономический ремень до потери экономикой сознания. И хотя священное равновесие бюджета было сохранено, достигнуто это было за счет сокращения социальной сферы, и от последствий того решения экономика и общество Эстонии не оправились до сих пор.

 

Одним из первых было принято решение о сокращении выплат по больничным. Если верить репортажу Postimees, то авторство идеи не оплачивать больничный в первые семь дней болезни поделили между собой Андрус Ансип, который занимал тогда пост премьер-министра, и Кейт Пентус — в то время глава фракции реформистов в Рийгикогу. В ходе переговоров министр финансов Ивари Падар согласился на изменение компенсации выплат по нетрудоспособности при условии, что не будут оплачиваться лишь первые три дня, а с четвертого по шестой — платит работодатель. Соцдемы преподнесли это как свою заслугу, мол, теперь работодатели будут заинтересованы в том, чтобы инвестировать в здоровье работников. На деле же уже через год количество взятых больничных сократилось в два раза, а коллеги с температурой и сильным кашлем на рабочем месте стали привычной картиной.

 

В 2009 году также был принят новый Закон о трудовом договоре, упрощавший для работодателей процедуру увольнения работников и значительно урезавший выплаты по сокращению. Обязанность поддерживать оказавшихся без работы легла на плечи созданной Кассы по безработице, но, как указывается в «Докладе о развитии человеческого потенциала за 2009 год», уже безработные к моменту принятия закона права на помощь Кассы не имели.

 

В начале 2010 года официально зарегистрированных безработных было свыше 110 тысяч, выплаты из Кассы получала только половина из них. Неудивительно, что именно тогда и начался отток трудоспособного населения за границу. Позднее подсчитали, что на поиски счастья за рубеж к 2013 году уехало около 80 тысяч работников, а перед Эстонией на долгие годы встала проблема нехватки рабочих рук.

 

Для потерявших доходы людей была приготовлена еще одна «мера поддержки» — повышения налогов: ставки налогов с оборота в зависимости от товара и услуги выросли от 4 до 15%, рост акцизов на энергоносители повлек за собой повышение стоимости автомобильного топлива, подстегнувшего, в свою очередь, рост цен на другие товары, появился акциз на электроэнергию — сразу в четыре раза выше рекомендованного ЕС минимума. Местным самоуправлениям урезали доходную базу, ограничив тем самым возможности оказания помощи своим жителям. Государственные взносы во вторую пенсионную ступень были остановлены в одностороннем порядке.

 

Несмотря на все это, лидеры правящих партий призывали сохранять оптимизм. Стоит лишь вспомнить комментарий Ансипа о кризисе, в котором можно жить вечно, или призыв Падара «не паниковать и мудро пережить кризисные времена, правильно распоряжаясь содержимым кошелька».

 

Другим путем

 

В нынешнем обусловленном распространением коронавируса экономическом кризисе правительство Эстонии пошло совершенно другим путем, в первые же дни объявив о том, что урезаний не будет.

 

«Этот образ мыслей, который был 10 лет назад, что самое важное — это равновесие бюджета, чтобы он не ушел в минус, совершенно чужд нынешнему правительству. Никакого сумасшедшего урезания точно не будет, — пообещал министр финансов Мартин Хельме. — Самое плохое, что можно сделать в фазе спада, — это сократить госрасходы, это лишь углубит спад».

 

Основными целями разработанного в рекордные две недели государственного антикризисного пакета стали поддержка предприятий и предотвращение роста безработицы. Крупный бизнес получит поддержку через кредиты и поручительства фонда Kredex, малые и средние предприятия наиболее пострадавших отраслей — прямые невозвратные пособия через Фонд развития предпринимательства, местные самоуправления — средства на инвестиционную деятельность.

 

Больничный лист во время действия чрезвычайного положения оплачивается с первого дня, а работникам пострадавших от ЧС фирм Касса по безработице компенсирует до 70% зарплаты. Уменьшение акцизов на энергоносители уже принесло первые плоды: снабжающее столицу теплом предприятие Utilitas в апреле снизило для потребителей стоимость тепла. Глава Coop Pank Маргус Ринк в интервью Postimees не скупился на похвалы: «Снимаю шляпу перед тем, как быстро начали действовать меры Кассы по безработице. Full Respect. Они помогли не только предпринимателям: сохранившие работу люди могут гасить кредиты».

 

По оценке экономиста Олева Раю, принятые меры действительно помогут и людям, и предприятиям справиться с кризисом. «Без этих мер жизнь многих была бы очень сложной, а обанкротившихся компаний стало бы больше, — вторит ему экономист Хейдо Витсур. — Не все меры — лучшее решение, более тщательная их разработка потребовала бы больше времени. Тем более что наше государство не поддерживало ранее предприятия и соответствующего опыта у нас нет. Однако я считаю, что правительство сделало все возможное».

 

Несмотря на высокую оценку принятых мер со стороны экономических экспертов, одобрения оппозиции они не получили. Более того, фракция социал-демократов даже не проголосовала за них в парламенте. В качестве причины лидер соцдемов Индрек Саар назвал их «недостаточными для того, чтобы помочь работникам и работодателям пережить кризис».

 

«Кризисы могут объединять, а могут и разъединять людей. Во время кризиса нужно заботиться о людях, замечать проблемы окружающих, помогать более слабым и сотрудничать. И потому представленный правительством дополнительный бюджет можно охарактеризовать двумя словосочетаниями: слишком мало и слишком поздно», — сказал Саар. Особенно интересно слышать эту критику из уст политика, ассистировавшего Ивари Падару и Эйки Нестору в «комиссии крокодилов». Десять лет назад беспрецедентное урезание социальной помощи и вызванные им катастрофические последствия никакой реакции с его стороны не вызвали.

 

Да и другие оставшиеся в эстонской политике «крокодилы» — Юрген Лиги и Кейт Пентус — нынче также критикуют правительство за недостаточность оказываемой помощи. Пентус особенно возмущает то, что основная поддержка предназначена предприятиям с большим количеством работников и тем, что окажутся жизнеспособны после нормализации ситуации. В обращении к премьер-министру она потребовала продлить срок оказания помощи. «С тем, чтобы сдержать резкий рост безработицы и банкротств, необходимо продлить срок выплаты пособий на сохранение зарплат и выделить Кассе дополнительные средства», — пишет она.

 

Несмотря на все принимаемые усилия избежать роста безработицы не удалось, но без них она была бы во много раз выше, отметил, выступая в парламенте, вице-канцлер Министерства социальных дел Стен Андреас Эрлих. «Без этих мер Эстония сейчас оказалась бы в ситуации прошлого кризиса, когда в 2009 году количество безработных резко выросло, в 2010 году — сохранялось на высоком уровне, а в последующие несколько лет сохранялись высокие показатели бедности», — сказал Эрлих.

 

Касса по безработице уже выплатила из своего резерва более 110 000 компенсаций заработной платы на сумму более 120 миллионов евро. Всего на эти цели предусмотрено 250 миллионов евро. На минувшей неделе совет Кассы принял решение продлить выплату компенсаций на июнь и предложил обсудить возможности оказания помощи до конца лета. По мнению главы совета Пеэпа Петерсона, это возможно, если прибегнуть к помощи европейских фондов. Министр социальных дел Танель Кийк надеется получить добро на увеличение размеров и продление сроков выплат по безработице, «привязав их к ситуации на рынке», поскольку очевидно, что на поиски работы у людей будет уходить больше времени. Он также предполагает, что о средствах можно ходатайствовать в фондах ЕС. Предложения должны быть рассмотрены правительством, и премьер-министр Юри Ратас уже сказал, что поддерживает эту идею.

 

 

 

 

 

Карикатура: Eva Sarma
Карикатура: Eva Sarma
1 комментарии

Добавить комментарий

Ограниченный HTML

  • You can align images (data-align="center"), but also videos, blockquotes, and so on.
  • You can caption images (data-caption="Text"), but also videos, blockquotes, and so on.
  • You can use shortcode for block builder module. You can visit admin/structure/gavias_blockbuilder and get shortcode, sample [gbb name="page_home_1"].
  • You can use shortcode for block builder module. You can visit admin/structure/gavias_blockbuilder and get shortcode, sample [gbb name="page_home_1"].