Перейти к основному содержанию

Антон Шагин: в актере должен гореть внутренний огонь

Антон Шагин.
Автор р фото: Альберт Труувяэрт.
Пойдет ли «Союз спасения» в наших кинотеатрах, неясно. В списках запланированных к выходу на экраны картин я его не нашел. В России этот очень эффектный и очень спорный блокбастер Андрея Кравчука («АдмиралЪ», «Викинг») вышел как раз к годовщине восстания декабристов. Откликов – вагон! В интернете висит пиратская копия; я просмотрел ее, готовясь взять интервью у актера Антона Шагина, который сыграл там Кондратия Рылеева.

Борис Тух

35-летний Антон Шагин выступил в КЦ «Линдакиви» с презентацией своего второго поэтического сборника «Антоновки». Он не только прекрасный актер, но и настоящий поэт; в наше время стихов издается много, а поэзии – мало. Стихи Антона – поэзия! К Таллинну он имеет самое непосредственное отношение, но об этом – позже.

Поэт и его поэты

- Антон, в последнее время вы сыграли в сериалах: 

- двух поэтов (Бессонов в «Хождении по мукам» и Рылеев в «Союзе спасения»);

- двух революционеров (Верховенский в «Бесах» и Рылеев)

И двух персонажей, способных примерять на себе чужие личности, чужие жизни (Верховенский – тот из-за своих безнравственных качеств - и герой сериала «Подкидыш», по стечению обстоятельств).

- Я-то об этом не задумывался, ко мне эти образы не приходили парами, но интересно, что вы обратили на это внимание. Но вы не назвали еще одного поэта, Кузнецова, в фильме Алексея Германа «Довлатов».

- Это вымышленный человек или реальный?

- Вымышленный. Я читаю там свое стихотворение. И для этого мне пришлось обмануть Алексея Алексеевича Германа. Я приехал на пробы, он предложил: «Прочтите что-нибудь из Пастернака». Я возразил: «Я не против Бориса Леонидыча, но можно я прочитаю другое? Стихотворение, которое написал мой друг». Я уехал, потом мне сообщили, что утвержден на роль, приезжаю на съемки, и вот приходит пора читать стихи. Никакого текста по сценарию мне не утверждали. Алексей Алексеич сказал: «Читайте то, что читали на пробах».  Своим пытливым взглядом разглядел или почувствовал что-то, а может и с самого начала догадался, но притворялся, что не догадывается, и вдруг спрашивает: «А что ты раньше не сказал, что это твои стихотворения? Хорошие стихотворения!»  И это для меня выше любой профессиональной критики – здесь что-то совершенно другое. Здесь в личности дело!

- А в роли Бессонова какие стихи вы читали?

- Тоже свои. Постановщик «Хождения по мукам» Константин Павлович Худяков выбирал их сознательно, это было его решение. Я и на пробах читал стихи, и на съемках; привозил новые, тут же читал ему, и он отбирал.

Смело могу назвать Таллинн родным городом

- Если не ошибаюсь, вы в какой-то степени связаны с Таллинном?

- Почему «в какой-то степени»? Этот город стал для меня почти родным. Даже не почти. Я смело могу назвать его родным. Отсюда родом моя жена Вероника; мы вместе учились в Школе-студии МХАТ. Она приехала в Москву из Таллинна, а я из города Карачева Брянской области; я родился в Кимрах, прожил там четыре года, а потом дедом был перевезен в Карачев, где прожил 18 лет и покинул сей край ради Москвы и Школы-студии МХАТ. Где и встретил свою жену. Таллинн стал моей первой заграницей: в 2003 году мы студентами приехали сюда и в Русском театре показывали отрывки, сценки, словом, делали первые шаги в профессии. Было удивительное время. В конце первого курса случилась любовь. Я и стихи-то начал писать потому, что был влюблен в Нику. После окончания курса мы с Вероникой поженились и в 2007 году родился наш первенец Матвей. А в 2014 году родилась Полина. И оба ребенка появились на свет в старом Ревеле. 

- Матвей уже взрослый?

- Да, в этом году ему исполнится 13. На следующую премьеру мы с ним пойдем вместе. Тем более, что это будет фильм-сказка, «Конек-Горбунок».

- Вы Ивана играете? 

- Да. Дурака, подчеркиваю. 

- А в русских сказках, дураку всегда везет!  А конек – рисованный? Компьютерная графика? 

- Настоящего конька играет Паша Деревянко. Но со мной на протяжении нескольких месяцев была кукла то синего цвета, то зеленого, потому что снималось все в хромакее, с помощью компьютерной графики, так что мир сказки обеспечен!

Нравиться – не самоцель

- Насколько мне известно, первое ваше образование вы получили в ПТУ?

- Да, я учился на слесаря-инструментальщика. Это было славное время. Настоящий жизненный опыт. Я отработал год на заводе, к 8 утра проходил вахту, шел в цех. Это была производственная практика: мы делали номерки для гардероба. Из огромного куска железа нужно было вырубить заготовку, обточить ее. Потом сходить в другой цех, просверлить дырку. И т.д. Зато в тот год я узнал удивительных людей. Настоящие мужики, они ничего из себя не изображают, не стараются никому понравиться. Это наложило отпечаток на мне на всю жизнь. Хотя… Леонид Сергеич Броневой как-то в курилке «Ленкома» сказал мне: «Знаешь, я о чем размышлял? Неужели настоящий мужчина может пытаться кому-то понравиться?» - «Конечно, нет». – «А чем же тогда мы занимаемся в актерстве?»

- Актер ведь в самом деле должен нравиться?

- Да, но это не самоцель. Это внутренняя составляющая. 

- То есть это следствие? А цель – хорошо сыграть?

- Сложно выразить словами, в чем цель. 

- Но вы же становитесь тем человеком, которого играете?

- В какой-то степени. Я стараюсь перевоплощаться. Актер ведь должен создавать образы. 

- Образ Петра Верховенского, беса от революции, у вас получился страшненьким. 

- Таким он прописан у Достоевского. Пьеро. Играть его было сложнее в сто раз. Такое демоническое существо, которое может надеть на себя любую личину и быть в ней неотразимо убедительным.  Ему известны все механизмы манипулирования

- Достоевский же называет его Петрушкой. Хотя Петрушкой в балагане (кто-то управляет, а в романе – и у вас в роли – он сам пытается управлять Ставрогиным. 

- Сам Достоевский управляет и этим Петрушкой, и тем. И в итоге мы получаем «Бесов». Один из моих любимых романов. Поверьте, это не слова.

Найти в себе нового человека

- В кино вы сыграли больше двух десятков ролей…

- Дело не в количестве ролей и не в качестве, а в создании полноценных образов. Я не считаю ролей, но знаю: они все мои, и в каждой роли – в кино или в театре – я другой. И это конечно большая заслуга и художника, и гримера, создание образов не только моя задача. Хотя изначально – моя, потому что исполнитель – я. Но для помощи в создании персонажа эти люди необходимы. И тогда возникает совершенно другой человек. Хотя…все равно исполнителем остаюсь я. Это всего лишь персонаж, которого играет Антон Шагин.

На пробах я даю режиссеру три варианта сцен. Как правило, я это готовлю на своем балкончике, жена мне помогает учить текст.

Это всегда поиск, который ни с чем невозможно сравнить. Рождение новой жизни, нового образа, нового характера. Когда приходится расставаться с героем, это всегда очень больно. Но ты понимаешь, что этот финал неизбежен. Поэтому ты с этим начинаешь мириться, понимаешь, что у тебя будет возможность пережить это рождение в другой раз. И в ином образе. Тем-то и уникальна актерская профессия, что в этой жизни можно быть много кем – и разным. Другое дело наше отношение. Все зависит от того, как мы это воспринимаем и как на своем огне готовим. Потому что если это будет холодная плита, то блюдо не будет съедобное. Необходим огонь. Внутренний огонь.

- Сыгранные персонажи оседают в вас?

- Некоторые оседают, некоторые отстегиваются. Петрушка Верховенский долго не желал отстёгиваться. Чтобы освободиться от этого образа, я ездил в Оптину Пустынь, туда, где бывал сам Достоевский; он пробыл в скиту три дня, встречался со старцем Амвросием, который стал потом прототипом старца Зосимы в Братьях Карамазовых. Я там неделю был трудником.

В общем, это довольно своеобразный внутренний процесс, который мне самому очень интересен, но пока еще до конца не ясен, Я чувствую внутренний потенциал, я знаю, что могу еще много кем быть, и этот поиск всегда нового персонажа, нового характера – невероятное удовольствие, поверьте. Найти в себе нового человека. Не краску, а именно человека. Я не играю «красок». Я играю персонажей. Че-ло-ве-ков! Можно с большей буквы. Потому что мне неинтересны пустые, скучные люди. Говорят, людей неинтересных нет. Не верю в этот стереотип. Есть – и сколько угодно! И дело в них самих. Они ленивы. Они не пытливы. Они не стараются заинтересовать никого, и себя в первую очередь! Эта индифферентность по отношению к себе, к людям, эта лень, ограничение себя во времени, в пространстве, чрезмерная бережливость себя, не знаю. А может, слишком серьезное отношение к себе. И это настораживает. Потому что только глупые люди могут относиться к себе без иронии. Слишком серьезно. И если у вас этого нет, значит, дело труба – и тогда вам в следующий кабинет.

Когда он говорил о любви к родине, у него загорались глаза

- «Союз спасения» в наших кинотеатрах еще не появился, копия в интернете пиратская, чудовищного качества, явно снятая в кинозале, но представление о фильме получить можно. И о героях его – тоже. И если говорить о вашем Рылееве. Кажется, в нем уживались очень разные черты. Он же был деловой человек, правитель канцелярии Российско-американской компании (по-нынешнему – исполнительный директор) 

- Да, бизнесмен! Когда художница предложила для него роскошную песцовую шапку с хвостом, ну, вы видели, я воскликнул: «Вот оно решение! Сразу видно, человек в американской компании работает!».

- И вместе с тем – романтический поэт. Строит свою жизнь по законам творчества.

- И не может быть предателем! Ведь он поэт! Вы согласны?

- Согласен! Да ведь ни в жизни, ни в фильме вокруг Рылеева не возникало ситуации предательства. Даже в том эпизоде, когда граф Мордвинов уговаривает его оставить опасные идеиХотя, простите, это было бы предательством их дела…

- Есть и такие толки, будто он был предателем. Но я в это не верю. 

- До того, как вас пригласили в фильм, вы много знали о декабристах? 

- Нет. То, что запомнил со школьной скамьи и то, что успел мимоходом прочесть. Но после назначения стал читать воспоминания о Рылееве и узнал: когда он попадал на свою любимую тему – любовь к родине – у него загорались глаза. 

- У вас там загораются!

- Так вот: я попросил режиссера, чтобы мне изменили цвет глаз. У меня они голубые, они тоже могут загораться, но мне нужны были карие, и я каждую смену по 12 часов находился в линзах. Не самое приятное ощущение! 

- Раньше в декабристах видели рыцарей без страха и упрека.

- Да и с этой точки зрения сделана «Звезда пленительного счастья». Но не надо сравнивать  эти картины. Разные жанры, разные оптики, принципиально другой взгляд. Для рассказа о событиях такого масштаба двумя-тремя главными действующими лицами не обойтись. Уложить эти события в два часа двадцать минут – нужно знать психологию нынешнего зрителя. И создатели этой картины знают!  

- В таком случае надо было делать сериал. 

- Возможно, это произойдет. Поверьте, материала хватит. Снято на четыре часа. Многое не вошло в картину. В том числе две сцены Рылеева. И мне как исполнителю больно это сознавать, но чтобы картина получилась, хоть все убирайте! Главное – это фильм с честным взглядом. Пусть местами фантастическим каким-то, своим, но согласитесь: он ни на чьей стороне. 

- Вы рассуждаете  как ваш герой. Жертвуете своей жизнью в картине, ради общего дела.  Но…Попробуйте представить себя в 1825 году. Не Рылеева, а себя самого. Вы – гвардейский офицер, вам сейчас 35 лет, значит, не ниже майора или подполковника, дворянин, естественно. Вы бы вышли на Сенатскую площадь?  И чью сторону приняли бы?

- Мне сложно судить. Если фантазировать, то, честно говоря, не знаю. Потому что от времени и от места, где ты сейчас находишься конкретно, очень многое зависит. Очень важны обстоятельства. Если бы это касалось моей семьи, чести моего дома или … тогда, конечно. Хотя – что считать домом? Рылеев считал своим домом Россию. И не влюбленный в нее, не прочувствовавший великой страны, империи, человек не мог бы написать «Думы». 

- Вы прочли все «Думы»? Все 32?

- Конечно! Я купил эту книгу совершенно случайно. Вы не поверите – чистое совпадение. Я приезжаю в Петербург на съемки, наутро будем снимать эпизод, где Рылеев читает стихи. Забрасываю вещи в гостиницу и первым делом иду в мой любимый букинистический. И нахожу «Думы» Рылеева, 1825 год издания, прижизненное. Покупать ее безумие, стоит она – страшно сказать, бешеная цена, но раз у меня съемки и тут явилась эта книга, значит, мне дан знак, а я к таким вещам отношусь трепетно и считываю в них подсказки судьбы. Так что скупиться нельзя! А потом я узнаю, что большая часть тиража после казни декабристов была уничтожена. Представляете! Это же целая повесть. Я был ошеломлен. Прихожу в гостиницу, включаю лампу – и с каким же наслаждением читаю «Думы»!

– А ведь очень могло быть, что Рылеев держал этот экземпляр в руках. В то время авторы сами приезжали за своими книгами в типографию, а потом развозили по книгопродавцам и/или дарили друзьям…

- Стопроцентно! И уверен, что она уцелела оттого, что владел ею человек, знавший и ценивший Рылеева. И какое же сокровище эта книга – для понимания. Настоящая машина времени, перенесшая меня в 1825 год.  

Ты должен действовать как снайпер

- В «Ленкоме» вы играете Лопахина в «Вишневом саде», Пер Гюнта. То есть классические роли. По сути дела,Марк Анатольевич Захаров открыл вам новый путь. Ведь начинали вы в кино  как актер на современные роли?

-.Мэлс в «Стилягах» все-таки не совсем современная роль, действие происходит лет 60 назад. Вот «Тиски» - да, там у меня такой длинноволосый герой по прозвищу Крот. Хулиган, но обаятельный. И беспощадный. Оба этих фильма поставил Валерий Петрович Тодоровский, я его считаю моим крестным отцом в кино

- Марк Анатольевич Захаров, человек, создавший тот «Ленком», который мы знаем и любим, ушел из жизни. Как это отражается на существовании театра?

- Это очень тяжелая утрата. Для всего театрального мира. И больше – для всего русскоязычного мира, для всей нашей культуры. Но – в театре происходит работа. Мы выпустили спектакль, который он успел собрать более чем наполовину, и даже в конце прошлого сезона, в июле, был прогон. Черновой. Спектакль называется «Капкан», это по произведениям Владимира Сорокина и по разработкам Марка Анатольевича. Его пьеса! Абсолютно чувствуется его стиль. Нам осталось только донести до публики и не растерять то, что было придумано, написано и сделано Мастером. До премьеры доводила постановку Александра Марковна Захарова – только дочь его могла сделать это. За что ей  огромное спасибо. Она удивительный человек: никогда не давала понять, чья она дочь. Это говорит о прекрасном воспитании и культуре.

- Вам случалось отказываться от ролей?

- Отказ от ролей неизбежен. Он важен для самого артиста, который хочет сыграть разных персонажей. После Мэлса я отказывался от ролей в кино три года, чтобы не играть Мэлса всю оставшуюся жизнь. Я делал это сознательно. Но эти три года были потрачены на то, что я работал с Захаровым, сыграл Лопахина и Пер Гюнта. Три года с великим мастером. А от Петра Третьего я отказался потому, что это была наглая историческая ложь. Я люблю этого царя, я о нем читал и так что сценаристы не согласить изменить образ и так оболганного я сказал, что не буду участвовать в поклепе на несчастного человека. В театре отказываться от ролей сложнее, но я не от ролей в постановках  Захарова отказывался, т.к. шел туда работать с Захаровым. 

Артист разрабатывает мускулатуру в театре. А в кино он за счет наработанной в театре силы берет вес. На сцене нет права на ошибку. Ты должен действовать, как сапер, как снайпер. Подход этот сложнее, но мне он ближе.

 

 

 

Добавить комментарий

Ограниченный HTML

  • You can align images (data-align="center"), but also videos, blockquotes, and so on.
  • You can caption images (data-caption="Text"), but also videos, blockquotes, and so on.
  • You can use shortcode for block builder module. You can visit admin/structure/gavias_blockbuilder and get shortcode, sample [gbb name="page_home_1"].
  • You can use shortcode for block builder module. You can visit admin/structure/gavias_blockbuilder and get shortcode, sample [gbb name="page_home_1"].