Перейти к основному содержанию

89-летняя Ийа о жизни в Ируском доме призрения

89-летняя Ийа, которая родом из Вериора в Южной Эстонии, прожила уже в Ируском доме призрения почти два года. Фото: Рене Сууркаэв. 
«Со временем детям стало трудно ездить каждые выходные в деревню и обратно – это почти 600 километров», – рассказывает 89-летняя Ийа, вполне удовлетворенная жизнью в Ируском доме призрения. Пожилая дама каждый день занимается рукоделием: вяжет, рисует, кроит, клеит и мастерит. Стены дома призрения украшают вырезанные Ийей ласточки, осенние листья и грибы, а на столике в уголке отдыха – цветы.

Криста Кийн

«При позитивном жизненном настрое можно и в доме призрения быть счастливым, – говорит руководитель практической деятельности Ируского дома призрения Мерле Маллене. – Хотя никто из нас не мечтает провести в таком доме старость, и там можно чувствовать себя уютно и защищенно, как будто и не покидал родной дом», пишет Pealinn

В Ируском доме призрения сейчас проводят свои дни более 300 обитателей, рассредоточенных по пяти различным зданиям и между восемью патронажными подразделениями. Большинство из обитателей – пожилые люди, но самому молодому ирусцу всего 44 года. «Самый большой стаж пребывания у нас у клиента, который обитает здесь с 1971 года, а самому старому обитателю – 101 год», – рассказывает исполняющая обязанности директора руководитель службы персонала Инга Курисманн.

Ийа, которая родом из Вериора в Южной Эстонии, прожила уже в Ируском доме призрения почти два года. 89-летняя бывшая учительница с четким мировоззрением, бодрая и острая на язык, отмечает, что ее пребывание здесь стало неизбежным результатом: «Дети уехали в город учиться и в деревню уже не вернулись, потому что там негде было работать. Мы остались с мужем вдвоем. Муж 22 года назад умер, и в один прекрасный день детям стало трудно возиться со мной – они ведь и сами уже пенсионного возраста, а надо было ездить каждые выходные ко мне в деревню и обратно. Учтите, что это почти 600 километров».

Ийа не скрывает, что мысль о доме призрения ей поначалу пришлась не очень по вкусу, но и садиться на шею детям, создавая им дополнительное бремя вдобавок к работе, ей не хотелось. И, поскольку в Вериораской волости дом призрения так и не был создан, а за операцией на бедре последовали осложнения, она, после того как несколько лет собиралась с духом, решила прямо из Ряпинаской больницы перекочевать в Ируский дом призрения.

«Я стала мыслить по-иному и поняла, что здесь и останусь до конца жизни», – уверена теперь Ийа.

Жизнь – как дома

Несмотря на то, что Ийа скучает по прежней жизни и тревожится, как будут хозяйничать в проданных ею недавно доме и саду новые хозяева, на жизнь в доме призрения она не жалуется: «Дети навещают меня, а зачастую и везут к себе, в город или на природу. Дни рождения мы отмечаем в ресторане, сочельник проводим с детьми у них дома».

Поддерживать отношения с семьей помогает и мобильный телефон. Ийа каждый день занимается рукоделием: вяжет, вырезает, рисует, клеит и мастерит. Стены дома призрения украшают вырезанные ею ласточки, осенние листья и грибы, на столике в уголке отдыха стоят изготовленные ею из креповой бумаги цветы, а на темы рождественской композиции заблаговременно приготовлены сосновые шишки. «Я не могу без дела, – улыбается Ийа и хвалит наставницу Мерле, которая все время приносит журналы, из которых черпаются идеи. Кроме того, Ийа, пользуясь колесными ходунками, бывает на свежем воздухе, а время от времени крутит педали тренажера.

«Приходится довольствоваться такой жизнью – просто другой возможности нет, – констатирует Ийа, цитируя некогда прочитанную статью о монахине, которая считала, что в старости уже никого перевоспитать нельзя. – И я, выйдя на пенсию, сочла, что, хотя всю жизнь учила других, больше вмешиваться в чужую жизнь не буду. Я и своей молодежи говорю, что, если она даже по три раза будет вступать в брак, это не мое дело.  Разве только, они сами придут за советом. Тогда я могу высказать свое мнение».

Независимо от физического состояния и состояния здоровья клиентов, в Ируском доме призрения протекает совершенно обычная жизнь: кто смотрит телевизор, кто беседует с другим обитателем, кто гуляет по галерее, откуда открывается красивый вид, кто решает кроссворд.

«Понятно, что каждый из нас хотел бы старость провести в родном доме, но, когда все взвесишь, делаешь сознательный выбор и подходишь к ситуации с точки зрения разума, то и в доме призрения можно жить счастливо», – уверена Мерле Маллене – одна из 175 работников Ируского дома. – Это нелегкая работа, но очень много дающая для души. Сил придает то, что ты всегда долгожданна – подопечные рады, когда я прихожу. А они, в свою очередь, делятся со мной своим жизненным опытом, чувствуя, что тоже нужны. Моя работа в том и заключается, чтобы выслушивать повествования о радостях и горе, предлагать разного рода деятельность, читать им. И не стоит думать, что мои подопечные только и делают, что жалуются на старость и болезни».

Для проработавшей в Ируском доме призрения 17 лет Маллене работа до сих пор не стала рутиной: «Когда прибывают новые обитатели, возникают новые связи, рождается новая дружба. Радостно видеть, как становятся подругами обитательницы различных отделений, как они вместе гуляют по саду или пьют кофе в буфете. Я и сама никогда не чувствую здесь себя старой».

«Один из важнейших нюансов для наших обитателей – это сознание того, что люди поблизости и помощь доступна все 24 часа в сутки. Можно общаться с соседями по комнате, наставниками, патронажными работниками, медсестрами, со своими близкими, что и создает чувство защищенности», – отмечает Инга Курисманн.

Обычная жизнь продолжается и в условиях коронакризиса

Рассказывая о повседневных делах жильцов дома призрения, Курисманн подчеркивает: «Приходится говорить о том, что желание действовать превышает возможности, но бывает и наоборот. Поэтому день обитателя зависит от потребности в индивидуальной помощи и состояния здоровья на данный момент, а еще от настроения. К деятельности, вытекающей из повседневных потребностей, и требуемого ухода, добавляются занятия по интересам, делающие дни насыщеннее и разнообразнее. Чувство дома поддерживают визиты родственников. В знаменательные дни они приходят с тортами и кренделями. Не менее существенна возможность провести время с родственниками вне стен дома призрения».

До весеннего коронакризиса в Ируском доме призрения проходили до 37 выездных концертов в год. «По утрам в программе были танцы со стулом или гимнастика, или же игра в мяч, настольный футбол, корона, викторины, – перечисляет Курисманн. – После обеда демонстрировались кинофильмы как на эстонском, так и русском языках, раз в неделю проводился концерт по заявкам. На эти концерты собиралось больше всего зрителей и слушателей».

И, хотя сейчас вся деятельность временно переведена в отделения дома призрения, а концерты и другие  более-менее массовые мероприятия не проводятся, обитатели дома не совсем лишены привычной деятельности: соблюдая правила предосторожности близкие могут их навещать или передавать посылки, оказание услуг продолжается, что и создает чувство уверенности в завтрашнем дне. Всего в доме призрения 334 места.

Новый корпус сделает сестринскую помощь более доступной

Для создания стационарного учреждения сестринской помощи и мест для людей с диагнозом деменции Таллинн строит при Ируском доме призрения новый корпус, который должен быть завершен в конце следующего года и открыть двери в начале 2022 года.

Учитывая старение нашего населения, в Эстонии, в том числе и Харьюском уезде, ощущается нехватка домов призрения. Как рассказывает курирующая сферу социального обеспечения и здравоохранения в Таллинне вице-мэр столицы Бетина Бешкина, наконец-то реализуется давний и очень долго подготавливавшийся проект: «Число пожилых людей, нуждающихся в сестринской помощи, постоянно растет, и новым корпусом мы хотим смягчить проблему доступности такой помощи. Очень сложно найти место для пожилых людей, страдающих деменцией. Поэтому и создаются новый корпус и новые подразделения в нем.  Корпус рассчитан на 100 коек, и там будут находиться люди, состояние здоровья которых или потребность в уходе за которыми требуют круглосуточного внимания. Для улучшения качества их обслуживания приобретаются современные технологии».

Как подчеркивает вице-мэр Таллинна Эха Вырк, цель города – присоединить к Ирускому дому призрения двухэтажную пристройку, соединенную галереей с имеющимся зданием. Кроме того, в ходе строительства решаются проблемы доступности для людей с расстройствами опорно-двигательного аппарата различных этажей и эвакуационных возможностей.  Дом призрения с годами расширялся, причем разные строения объединены в целостный комплекс галереями. Новый корпус сестринской помощи, появится вместо помещений так и не достроенной, хотя и заложенной больше десятка лет назад большой кухни.

Согласно условиям тендера будут приведены также в порядок коммуникационные трассы и соединения и создана автомобильная стоянка на 20 мест. В здании расположатся три отделения в общей сложности с сотней койко-мест. Суммарная стоимость проекта – 7,7 миллиона евро.

Добавить комментарий

Ограниченный HTML

  • You can align images (data-align="center"), but also videos, blockquotes, and so on.
  • You can caption images (data-caption="Text"), but also videos, blockquotes, and so on.
  • You can use shortcode for block builder module. You can visit admin/structure/gavias_blockbuilder and get shortcode, sample [gbb name="page_home_1"].
  • You can use shortcode for block builder module. You can visit admin/structure/gavias_blockbuilder and get shortcode, sample [gbb name="page_home_1"].