Перейти к основному содержанию

15-я «Золотая маска» в Эстонии»: от классики до авангарда

Вторая половина октября – особое время для любителей театра. Впрочем, не только для них: в это время в театральные залы приходят люди, для которых эти визиты – редкостные события. Октябрь – время фестиваля «“Золотая Маска“ в Эстонии». В этом году он пройдет с 18 по 30 ноября в Таллинне, Нарве, Силламяэ и Кохтла-Ярве. Наш собеседник – директор фестиваля «“Золотая Маска“ в Эстонии», руководитель объединения «Арт-Фортиус» Светлана Янчек.

Борис Тух.

– Светлана, каждая «“Золотая Маска“ в Эстонии» не похожа на другие. Но эта – особенная?

– Совершенно верно! Нынешний фестиваль пройдет в 15-й раз. Юбилейный.

– Обычно первые шаги «новорожденного» бывают робкими, маленькими. Но ведь с «Маской» все обстояло иначе?

– Да. Пятнадцать лет назад у нас не было финансирования, я очень боялась за судьбу проекта, думала начать потихонечку. Показать один-два спектакля. Но тогдашний директор «Золотой Маски» Эдуард Бояков, человек очень амбициозный, заявил: «Нет! «“Золотая Маска“ в Эстонии» – первый зарубежный проект. До этого были только региональные, с показами спектаклей фестиваля в городах России. И если выходить за рубеж – то с большой полноценной программой, как и положено фестивалю. Помимо показа спектаклей, должна быть еще какая-то культуртрегерская программа, направленная либо на просветительство, либо на развитие творческих связей между нашими странами». Это было непременным условием. Он не хотел размениваться на чуть-чуть.

Вопреки любому форс-мажору

Сначала было трудно проводить фестиваль?

– Трудно было все предыдущие 15 лет, от идеи проекта до прошлогоднего фестиваля. Сейчас полегче. Поспокойнее. Потому что уже все было. Были и опоздания артистов…

– О, эту историю я прекрасно помню. Публика, до отказа забившая зал центра культуры «Сальме», терпеливо ожидала начала спектакля петербургского Театра на Литейном «Царь Эдип», а самолет с актрисой Ксенией Раппопорт, вылетевший из Италии, все еще находился в воздухе…

– Да, было и такое, что машины с декорациями переворачивались в пути; случалось, что их тормозили на границе, не пропуская в Эстонию. Чего только не было! Кажется, все, что могло произойти, уже происходило, и никакого нового форс-мажора случиться не может.

– Разве что молния ударит в театральный зал…

– Вот вы шутите, а нечто в этом роде было не далее как в прошлом году, опять же в «Сальме», на «Бесприданнице» Дмитрия Крымова. Сработала пожарная сигнализация. Предвидеть это было невозможно. Человек, который тянул провода к кабинке синхронного переводчика, дверь закрыл неплотно. И когда пошел дым, сигнализация сработала не на сцене, а во всех помещениях. Еще секунда – и вода хлынула бы в зал!

– На этот раз спектакль Дмитрия Крымова «Сережа» пройдет в Национальной опере «Эстония»?

– Там тоже работы – сверх меры. Нам придется застроить оркестровую яму. Сцена «Сережи» представляет собой большой наклонный подиум, и очень важно, чтобы он вплотную подходил к зрителю под нужным углом. Весь передний сегмент мы достраиваем.

– В прошлом году не менее сложная машинерия была в спектакле «Цирк»…

– Да, в «Алекселе», Там была очень сложная система лебедок. Но все сработало.

– Столь же сложную сценическую технику я видел только еще в одном спектакле – в «Трех толстяках», поставленных в БДТ им. Товстоногова Андреем Могучим. Там актеры буквально вертикально передвигались по отвесной стене…

– Там все еще сложнее. Мы пытались поговорить о том, чтобы показать этот спектакль в Таллинне, но он абсолютно невывозной. То, что делает Могучий, – это эксперимент; режиссер постоянно находится в авангарде театрального поиска. Сейчас это поражает, кого-то шокирует. Когда-нибудь его открытия другие режиссеры разберут по кусочкам, станут вовсю пользоваться ими, но удивят ли?

Прачки пляшут запретный танец

Каковы отличительные особенности 15-го, юбилейного, фестиваля? Дмитрий Крымов уже стал постоянным почетным гостем «“Золотой Маски“ в Эстонии»?

– Да, он наше знамя. А если говорить о фестивале в целом, то мы отдаем себе отчет в том, что публика приходит к нам очень разная. Неоднородна с точки зрения степени подготовленности, умения быть открытой поиску новых форм, умения считывать разные театральные языки. Хочется сохранить всю амплитуду публики: от ценителей авангардных решений до приверженцев привычного, не меняющегося десятилетиями, театра. А начать мы хотим с праздника, который удовлетворит всех, даст ощущение чудесного эстетического отдыха. Я говорю о мюзикле «Канкан», который привозит к нам Санкт-Петербургский театр музыкальной комедии, который ранее участвовал в фестивале «Чаплиным» и «Джекиллом и Хайдом». Прекрасные голоса, прекрасная постановка, прекрасные костюмы. И главный герой этого спектакля – танец, канкан, который когда-то находился под запретом: за его исполнение еще в середине XIX века можно было угодить в тюрьму. О чем, собственно говоря, и спектакль. Поначалу его танцевали девушки с Монмартра (который тогда считался районом социальных низов), прачки. Представляете себе: девушки весь день стирают белье, а вечером надевают пышные юбки, белоснежные панталоны – и айда плясать! Они приходят, чтобы самим получить удовольствие и доставить удовольствие публике. За что и попадают под суд. Судья – аскет, узколобый зануда, в общем, человек в футляре, но даже его холодную душу способен растопить этот зажигательный танец! И он начинает понимать, что кроме порядка в мире существует любовь, которая может перевернуть весь этот порядок с ног на голову – и это прекрасно!

Премьера мюзикла Кола Портера «Канкан» состоялась на Бродвее в 1950-е годы; в 1960 году режиссер Уолтер Лэнг снял по нему фильм с Ширли Маклейн, Фрэнком Синатрой и Морисом Шевалье; в Питере спектакль поставил венгерский режиссер Габор Миклош Кереньи (КЕРО). Этим праздником мы открываем фестиваль. А следующая постановка – уже для гурманов.

Дмитрий Крымов – наше знамя

И создал ее наше знамя Дмитрий Крымов – но на этот раз не в своей Лаборатории в Школе драматического искусства, а в МХТ им.Чехова…

– Да. И на этом спектакле захватывает дух от фантазии режиссера. Это – история, как бы вынутая из романа «Анна Каренина», отношения между Анной и Карениным. Их разрыв трагичен. Анна очень остро чувствует боль другого человека, но ничего не может с собой поделать. В исполнении поразительной крымовской актрисы Марии Смольниковой Анна – на что еще не решался никто из инсценировщиков романа – выглядит нелепой, а с ней по-другому и не могло случиться. Она обязательно должна была вляпаться в любовь к Вронскому – и при этом она искренне привязана к мужу. Этот спектакль – о нежных чувствах, и он сам по себе очень нежен. Несмотря на то, что в момент встречи Вронского и Анны все взрывается.

– В прямом смысле слова?

– Да. Как это бывает у Крымова – то, что происходит в глубине души человека, превращается в визуальный ряд. Взрывается все вокруг, взрываются ее чемоданы – оттого, что взгляды двух людей встретились. То, что мы в жизни не видим, можно только чувствовать, Крымов сделал зримым.

Все исполнители, кроме Маши Смольниковой, – артисты МХТ им.Чехова, которые шли на этот эксперимент – и играют с колоссальным удовольствием. Поэтому спектакль смотришь самозабвенно.

Каренина играет Анатолий Белый, и это очень неожиданный Каренин.

Образца 1936-го года

Если Дмитрий Крымов – нежный созидатель, спектакли которого, даже трагические, полны любви и юмора, в чем мы имели счастье неоднократно убеждаться, то у другого знаменитого режиссера, Константина Богомолова, репутация бунтаря и разрушителя.

– Репутация – репутацией, но я думаю, что поставленная им в БДТ им.Товстоногова «Слава» забытого ныне советского драматурга Виктора Гусева откроет нам другого, совершенно неожиданного, Богомолова. Он сделал очень смелую вещь, поставил явно устаревшую пьесу с глубоким уважением к тексту, не выбросив ни одного слова, но при этом между происходящим на сцене и зрителем возникает дистанция. Мы смотрим это иначе, чем публика сталинской эпохи.

– Мало того, что это абсолютно сталинистская пьеса (в 1936-м году иная и не пробила бы себе дорогу), так она еще и в стихах!

– Но при этом стихи не кажутся стихами, все произносится естественно. Я смотрела еще один спектакль Богомолова, совсем новый, «Преступление и наказание» – так там актеры вообще не играют. Они произносят текст – и текст играет. Богомолов нашел какой-то ключ к звучащему со сцены слову. И какие-то словесные формулировки в его интерпретации звучат неожиданно. Скажем, когда героев приглашают в Кремль, реплика «Страна следит, страна знает все о вас» звучит так радостно – а у зрителей холодеют ноги, так как они знают, как страна (конкретно: Кремль и Лубянка) следили за каждым. Мы знаем историю этих слов!

– То есть Богомолов создает контрапункт между мироощущением 1930-х и 2010-х годов?

– Именно так. Причем без подвоха, без фиги в кармане. Он удивительно работает с текстом.

– Притом ведь герои пьесы в самом деле говорят правильные вещи и совершают хорошие поступки. Эпоха скомпрометировала правильные слова и правильные дела. И в наше время это обернулось тотальным цинизмом: можно не сочинять доносы, писать гнусности и при этом, к примеру, быть вхожей к начальству, получать деньги на разные «творческие» посиделки и т. д.

– Да, и мы сегодня убеждаемся, что пафос этой пьесы правилен: самый положительный герой говорит: «Если можно не жертвовать жизнью, не надо ей жертвовать. Жизнь всегда дороже любого подвига».

– Правда, и эта мысль тоже почерпнута у Сталина. На воздушном параде 1935 года Валерий Чкалов и Георгий Байдуков демонстрировали показательный воздушный бой. Когда бой закончился и нужно было идти на посадку, у Чкалова не выпустилось шасси. Ему сигналили: «Прыгай», но он начал крутить фигуры высшего пилотажа – и шасси в конце концов, когда бензин был на нуле, вышло. Сталин спросил пилота: «Почему вы не прыгали?! – «Хотел сохранить машину», – ответил Чкалов. – «Ваша жизнь дороже нам любой машины!» – сказал Сталин, который, не моргнув, приказывал отправлять в расход миллионы жизней.

– Вот тут-то зритель включит все то, что знает об эпохе.

И фестиваль, и лаборатория

Есть еще в программе фестиваля спектакль с названием «С_училища».

– Это пьеса молодого драматурга из Беларуси, живущего сейчас в Москве, Андрея Иванова. Она уже нашла путь на многие профессиональные сцены. Название – игра слов, оно говорит и о том, что героиня – пэтэушница, и о ее характере. Девушка днем учится, а вечером подрабатывает в рыбной лавке и ухаживает за парализованным отцом. Однажды она влюбляется в своего педагога по философии, и начинается вполне реалистический, хотя и кровавый сюжет про неравную любовь, социальную лестницу и человеческую подлость. Спектакль поставил в Московском театре им. Пушкина молодой режиссер Семен Серзин, и заняты в нем молодые актеры.

Если говорить о молодой драматургии и молодом театре, то надо отметить, что в рамках фестиваля мы делаем офф-программу, совместно с Русским театром, режиссерскую лабораторию «Современная русскоязычная драматургия в эскизах молодых эстонских режиссеров». И Хелена Кессонен, молодая эстонская постановщица, в рамках этой лаборатории будет делать эскиз спектакля по этой пьесе. Лаборатория предваряет фестиваль. А постановка Серзина в программе «Золотой Маски» RussianCase привлекла большего всего внимания и вызвала горячие споры.

– А что ожидает зрителя, предпочитающего абсолютную классику?

– Спектакль Театра им. Моссовета по пьесе А. Н. Островского «Не все коту масленица» в постановке Виктора Шамирова. Это прекрасный образец русского психологического театра, с прекрасными актерскими работами. На спектакль в Таллинне зрители уже давно раскупили билеты, и если вы непременно хотите увидеть этот спектакль, вам надо приобрести билеты на представления в Нарве или Кохтла-Ярве и поехать туда.

– Два или три часа на автобусе или машине. Но, судя по зрительскому интересу, спектакль того стоит?

– Безусловно! В главной роли купца Ахова – Евгений Стеблов.

– Утонченный интеллигент, играющий в кино милых застенчивых персонажей – в роли разухабистого купчины? Вот это интересно!

– Этот Ахов вовсе не разухабистый, не с окладистой бородой и не в сапогах и поддевке. Он, как нынешние новые русские, старается казаться рафинированным. Но при этом любит «клубничку». Любит всех учить жить. Слышали бы вы, как звучит в устах Стеблова коронная реплика Ахова: «Вы что думаете, закон для вас? Слишком много чести!»

Еще нужно сказать, что в Силламяэ пройдет гала-концерт Санкт-Петербургского театра музкомедии. Будут солисты, артисты балета, живая музыка. Так что «Золотая Маска» – не только для таллиннцев, но и для жителей Ида-Вирумаа.

Чтобы увеличить фотографии, нажмите на них.

[gallery ids="270254,270255,270253"]

Attachment

Сцена из спектакля «Канкан».

Личный архив

Добавить комментарий

Ограниченный HTML

  • You can align images (data-align="center"), but also videos, blockquotes, and so on.
  • You can caption images (data-caption="Text"), but also videos, blockquotes, and so on.
  • You can use shortcode for block builder module. You can visit admin/structure/gavias_blockbuilder and get shortcode, sample [gbb name="page_home_1"].
  • You can use shortcode for block builder module. You can visit admin/structure/gavias_blockbuilder and get shortcode, sample [gbb name="page_home_1"].